Tags: la fanciulla del west

G.Puccini : La fanciulla del West, Wiener Staatsoper 03.12.2016

La fanciulla del West в Wiener Staatsoper с José Cura однажды уже была. И вот опять... Ну, как не съездить, если в европах рождественские ярмарки, все тот же бант напротив stage door и все те же абажуры на Graben (правда, некоторые наполовину перегоревшие). Плюс, в дополнение к «Fanciulla» премьерка нарисовалась (которые еще совсем недавно я зарекался посещать :-) ну, раз уж случилось ...).

К тому же, и «Девушка» была новая, в том смысле, что совсем новая, ни разу мною не слышанная, но вполне с именем. Eva-Maria Westbroek. Считается одной из основных сопрано на зубдробительный репертуар, подтверждающей физической формой свое право на исполнение оперных валькирий. И, действительно, при первом появлении она произвела сильное впечатление именно физической формой - в джинсах и клетчатой рубашке Минни выглядела поплечистее и повыше всех, включая Дика Джонса, который вообще-то малыми габаритами не отличается. Это сразу как-то легло на образ американской девушки из очень мужской компании, которая где-то в глубине души явно склонна к сантиментам.

Eva-Maria Westbroek | Minnie


По ходу Джонсону не составило большого труда соблазнить ее, попользоваться сложившимися обстоятельствами, воспользоваться ее чуткостью и добротой, ну, и, в который раз, отправиться на радужном шаре (задуманным для коммерческого тенора J.Kaufmann наверняка с надеждой на то, что он неоднократно будет выступать в этой роли в доме на Ринге теперь за него приходится отдуваться другим) в путешествие мечты.



Eva-Maria Westbroek | Minnie - José Cura | Dick Johnson (Ramerrez)


Eva-Maria Westbroek при конкретном прослушивании оказалась певицей с большим голосом среднего диапазона. С хорошим глубоким низом что уже не мало и прекрасно для Вагнера и Родиона Щедрина. Но этого явно недостаточно для Пуччини. Именно потому, что эмоциональные всплески в верхнем регистре певице удавались оч по-разному и не в связи с тем, что она пыталась «играть голосом» и делать верха, как это модно сейчас говорить, эластичными, а из-за того, что видимо, что-то зная про себя, кидалась на эти верхние ноты по принципу не загадывая наперед, а что Бог приведет. Получалось неординарно и всякий раз не похоже на предыдущий. Бульканье и клокотание превалировало, в этом смысле Nina Stemme хоть и качала где можно и не можно, но все же это было более-менее собранно.

О José Cura в образе Джонсона даже мною написано достаточно, меняя своих девушек и выходя всякий раз на новую, со своим предназначением он справляется безупречно : что вокально, что драматически. Особых изменений ни в голосе, ни во внешнем виде по сравнением с прошлым заходом в Вену я не заметил. Стиль соблюден, исполнение свободное, игра убедительная и концовка как и всегда вызывает чувства близкие к слезливости (не у меня конечно).
С одной стороны, одна из самых сентиментальных опер / с другой, поди, поставь сюда Анджелу Георгиу=евну и посмотрим что будет, что там можно будет услышать (а ведь поставят, ума хватит…); и без крепкого тенора ну никак не обойтись.





Tomasz Konieczny | Sheriff


Вполне хорошим показалось и музыкальное сопровождение. По сравнению с гамбургским здесь было меньше жесткости и больше лирики. Дирижер Mikko Franck решительно притушивал оркестр в особо мелодичных местах, что, в общем, делало его трактовку, в своем роде, достаточно интересной (по крайней мере, не избитой); похоже вокалистам с ним было комфортно.
В итоге спектакль удался и получил оч хорошие аплодисменты, много вызовов и по впечатлению поддержал уровень топового оперного театра, на который, разумеется, Wiener Staatsoper по сю пору претендует.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Предложенная в этом сезоне премьера Falstaff (Режиссер - David McVicar - Gabrielle Dalton | Kostüme) удивила тем, что в активе театра имелась очень удачная постановка | Marco Arturo Marelli | этой оперы 2003 г.
Нет бы поменять ужасный спектакль Отелло примерно этого же года или никчемную La traviata из Aix-en-Provence (это, прям, как у нас в Большом – ставят и ставят Пиковую даму нон-стоп).

В лучшее будущее верить хотелось только по одной причине – это была копродукция с China National Centre for the Performing Arts (NCPA).

Ambrogio Maestri | Falstaff - Zubin Mehta


А с китайцами не забалуешь, они если дают деньги, то это будет Опера, а не мышиная возня на конюшне. И если Staatsoper так дальше и продолжит свою кооперацию, то пополнение репертуара настоящими оперными постановками произойдет всенепременно.

Наш ГАБТ  вполне мог бы стать флагманом этого движения в силу давней дружбы народов, но похоже ничего не знает про китайский оперный бум где дело дошло до того, что жрать во время действия в зале запретили:-), и до сих пор наивно считает, что дружба со второсортной ENO добавляет ему невероятное количество очков в глазах «особо просвещенной публики», удивляющейся, почему никто не пишет про Билли Бад, не заморачиваясь вопросом а кто на такое изъёбство пойдет.

По причине такого, удачно сложившегося коннекта, сомневаться в качестве режиссуры и картинки не приходилось. И сцена была заполнена персонажами адекватными сюжету и эпохе, и - о ужас ! - одетыми и иной раз даже великолепно, как, например, в сцене ухаживания - Фальстаф а-ля Мальволио. Про дам даже не приходится говорить – одна прелестней другой и все их прелести были совершенно очевидны. И, ей богу, это было гораздо увлекательнее, чем, если бы их выпустили бы голыми или в комбинашках, так любимых нынешними режоперами.



Marie-Nicole Lemieux | Mrs. Quickly - Hila Fahima | Nannette - Ludovic Tézier | Ford - Carmen Giannattasio | Alice Ford


Не хитрую историю про сэра Джона певцы разыгрывали с удовольствием.
Пели, кажется, тоже с удовольствием, но вот здесь далеко не всякий раз мне удавалось слиться с ними в унисон.
Как-то так вышло, что несмотря на четверку красиво наряженных дам, группой бегающих по сцене, и бесконечно сочного грудного Reverenza! в исп. Marie-Nicole Lemieux, опера получилась мужской. Весь вокалитет сосредоточился на дурно поющем, но великолепно играющем, и, главное, оч подходящим на эту роль Ambrogio Maestri, его слугах и Ludovic Tézier | Ford, который совершенно неожиданно в этой партии оказался абсолютно безупречен (хотя, по слухам, такого не бывает, а вот было) – тут вам и благородство тембра, и кантилена, и шаровары ...Короче, все при нем.
От основного стада отбился только Фентон со слабеньким тенором - слышно его было плоховато, а что было слышно, лучше было бы не слышно, потому как в незатейливой арии он уж и вовсе скис. И вот это кислое молоко, не смогла подсластить Нанетта-Hila Fahima, в своем, прямо скажем, тоже не шибко задиристом фрагменте. Вот такие теперь в ансамбле певицы в венской опере поют и забудьте золотые времена, когда выходила молодая Ileana Tonka и ей орали как наипервейшей звезде, я уже не говорю про Хартиг, Крастеву … Теперь здесь подают калимулину, максимову и других, у которых, наверно, все хорошо по части тенниса.:-)

Ludovic Tézier | Ford - Carmen Giannattasio | Alice Ford - Ambrogio Maestri | Falstaff -  Paolo Fanale | Fenton


Дебют в Вене Carmen Giannattasio в роли Аличе не произвел особого впечатления. Что-то с ней не так… :-(
Еще полгода назад она великолепно пела Недду, а сейчас в совсем не сложной роли ей удалось обратить на себя внимание только с отрицательной стороны. Но т к публика в этот вечер была добра ко всем, то ее встретили ласково. По сравнению с премьерой Турандот (на которой я тоже имел честь быть), успех был просто грандиозный. Измученный стоянием на Stehplatz, я продержался на аплодисментах мин 10, пока одевался, потом ходил по всяким делам, а в зале всё хлопали и вызывали. Скорей всего, народ соскучился по нормальным постановкам, а не по косточкам, которые им бросают всяко-разные идиоты.

Маэстро Zubin Mehta отдельной строкой произвел отдельное впечатление. Был встречен ураганом оваций и, сдается мне, что половина восторгов по окончании представления относилась к нему. Я б даже сказал, что он так чувствует Верди, даже в таком виде, в каком он есть в Фальстафе (это не самый лучший Верди, но и из такого маэстро сделал конфетку).



David McVicar | Regie (справа)


Завершаю европейскими ценностями...
Не знаю, как это вам покажется, но я всегда собираю монетки: по 50 коп, по 1, 2 – это тоже такая европейская ценность, без которой никак нельзя - для билетных автоматов и пр. фигни, где не принимают ни карты, ни денежки - и у меня их много. Случайно сунув руку в карман в театре, у меня невзначай вывалилась монетка в 50 ихних копеек … Не успев даже еще подумать на тему как бы ее поднять, я увидел как за ней бросился мужчина в приличном костюме и при галстуке и я, дурак, подумал, что он хочет оказать мне любезность. Щас ! Он оказал любезность себе - схватил мою денежку и был таков.
Все, что угодно можно представить себе в Большом театре, но только не это.
Как хорошо, что не все европейские ценности захватили наши места высокой культуры.
Попробуем продержаться еще какое то время без них.

часть фоток можно у меня в FB посмотреть, остальное завтра.

La Fanciulla del West Staatsoper Hamburg 09.06.2016

После удачно проведенного времени в Deutsche Oper, я передислоцировался в вольный ганзейский город Гамбург посредством автобуса и благодаря такому средству передвижения, наконец-то нашел истинные европейские ценности, отрицать которые просто невозможно ... Это их немецкие автобаны с чистыми машинами, с полным отсутствием идиотской рекламы, без всяких придорожных кафешек и замков-домов за 2-х этажными заборами. Шелковый путь произвел неизгладимое впечатление : ухоженные поля, аисты, журавли, видел даже косулю; только лишь люди не портили пейзаж своим присутствием.

Гамбург когда-то имел довольно таки известную Оперу, по крайней мере, мы в Советском Союзе знали, что это достойное место; но в последнее время п/р John Neumeier интересы знаменитой сцены плавно начали перетекать в сторону балета. И, всякий «уважающий себя Боти», недавно прибывший из Хабаровска, любому расскажет о триумфах Артема Овчаренки и Ольги Смирновой там.
При первом знакомстве с Staatsoper Hamburg этакий балетный уклон вызвал совершенно естественное удивление : зал большой, количество посадочных мест больше, чем в Большом театре, высота не маленькая, но при этом впечатление, что пространство для зрителей оч похоже на трубу и сцена просто крошечная для такого помещения. Сцены бывают и меньше, но в зале примерно на тысячу мест, как, например, в Стокгольме. Исходя из всех этих соображений понятно направление хореографии Ноймайера - там один-то раз прыгнуть негде, не говоря уже про 3 прыжка подряд; поэтому по этой сцене лучше всего ходить пешком или ползать по полу.

Как оперный город, Гамбург стал известен нашей интересующейся музыкально-драматическим искусством публике благодаря большому количеству российских певцов, с некоторых пор выступающих там регулярно. Надежда Карязина, Владимир Байков, Сергей Лейферкус, Алексей Богданчиков, в следующем сезоне Дездемоной заявлена Динара Алиева... И, похоже, что наши кадры там решают все.:-)
La Fanciulla del West, ради которой мне пришлось преодолеть около 300 км немецкой земли, воспользовалась услугами смешанной команды приглашенных вокалистов и в итоге оказалось, что я побывал на спектакле наилучшем из всего того мусора, которые в последнее время довелось посетить.



Кто-то считает «Девушку» неудачной оперой Пуччини ...
Я к их числу себя не отношу, хотя бы потому, что эту оперу режоперы фактически никогда не мордуют... Абсолютно бессмысленным кажется перенос действия и консультации по драматургии - кого тут к чему (или к кому) адаптировать ?! Да и концепция настолько хорошо прорисована, что не стоит даже занимать время поисками ее.
Поэтому и постановки «Fanciulla» чаще всего идут по либретто, как по нотам, и режиссер Vincent Boussard именно так и сделал. Золотоискателей ни с кем не спутаешь, Шериф в данном случае одним своим ростом выдавал особое своё положение, Дик Джонсон появился с седлом на плече, да и макет лошади, маячивший на заднем плане, был гораздо более уместен, чем в Il trovatore, тем более, что никто не хватал ее за хвост. Конечно не обошлось без люстры, которая, как всегда, должна была обозначать накал страстей во время свидания и игры в покер, - она на сей раз обозначалась бесстрастнее, чем обычно, но на общее позитивное впечатление мало повлияла. Зато повлиял раненый Джонсон, пытавшийся подняться вверх по лестнице, сбрасывая с нее книги Минни, разложенные там.
Из отзывов тех, кто первыми посетил этот спектакль, иные были не слишком довольны, но они за день до этого не слушали Трубадур, после которого любому нормальному человеку такая постановка покажется шедевром.

Также критиковали оркестр, якобы, громыхающий, благодаря чему не всех певцов было хорошо слышно... В большом театре надо с умом выбирать места - я на своей верхотуре превосходнейшим образом слышал (и видел) абсолютно всех артистов. Ну и жизненный опыт человека, довольно таки часто посещающего большие залы не позволяет согласится с такими претензиями. Так и хочется сказать, а вы послушайте громыхалово в Доне Паскуале на Новой сцене и потом поговорим на предмет как надо исполнять il verismo.
Оркестр гамбургской оперы показался оч профессиональным, к тому же он хорошо организован и дисциплинирован. Дирижер Josep Caballé Domenech вполне корректно вел спектакль со всеми полагающимися в веризме акцентами. И пара BU-u в его адрес в конце представления мне показались совершенно несправедливыми.
По первому впечатлению и хор в этом театре тоже хорош, по крайней мере, за мужскую его часть можно спокойно поручиться, что они составят достойный фон при исполнении любого произведения.

Общая музыкальная основа, картинка происходящего на сцене, драматическая игра по нарастающей всего ансамбля увлекала настолько, что отчетливо слыша серьезные вокальные проблемы главной героини, каким-то образом удалось воспринять это как слишком часто встречающуюся манеру исполнения и состояние голоса у многих сопрано в этой партии.
Короче, пела хреново, но не раздражала.

Amarilli Nizza | Minnie


Главные антагонисты оказались и основными вокальными движущими силами спектакля.

Claudio Sgura |  Jack Rance - José Cura | Dick Johnson


Оба с голосами, причем с легкостью преодолевавшими плотный и колоритный оркестр и драматически сумевшие донести до публики суть конфликта.
Claudio Sgura, которого я слушаю в Девушке с запада во второй раз, опять понравился тем, как органично он звучит в этой не совсем выгодной роли.



Т к у Шерифа в основном речитативы, которые должны прозвучать выразительно и с достоинством, то перед исполнителям стоит не простая задача - в одной из главных партий не потеряться. И Згура, будучи обладателем мощного насыщенного баритона, в этой партии оч естественен и, даже более того, как писали про Тито Гобби - не по-оперному реален и без всяких вокальных компромиссов.

Claudio Sgura |  Jack Rance


Роль Джонсона в этой опере хоть и не титульная, но с самого начала считалась одной из козырных для сильных теноров - невозможно не иметь ее в репертуаре, если у артиста есть претензии на исполнение драматического репертуара. И т к «Fanciulla» идет гораздо реже, чем, например, Тоска (в которой Каварадосси уже давно пищат на разные лады и народ доволен), театры все же стараются занимать в ней артистов с правильными голосами (правда, премьеру в Гамбурге пел Carlo Ventre и он же собрался петь Отелло, после того, как из cast неожиданно выпал "универсальный" Gregory Kunde :-).



José Cura полностью соответствует всем требованиям этой роли и в этот вечер показал, что его голос находится в превосходной форме : ни намека на качку, чувственное mezza voce в те моменты, когда происходят любовные объяснения, вокальная смелость необходимая для исполнения веристских опер и устойчивые, безаварийные верхние ноты.



Голос настолько созвучен переживаемым чувствам в каждом фрагменте, что подобных примеров сейчас трудно найти ... П ч чувственное пение это не переходы на неокрашенное piano и отсиживание там - это обертоны, четко обозначенные кульминации на Forte; это ферматы; свободный, не притушенный нижний регистр, функциональный крепкий центр и все это теноровым звуком. Вот таким должен быть tenore di forza

Amarilli Nizza | Minnie  - José Cura | Dick Johnson


В «Fanciulla» у José Cura замечательно получается кадрить Минни, он как кошка мышку ее ловит и так откровенно ухаживает ... чего сейчас на сцене мало где увидишь, все какие-то индифферентные:-).
Для этого исполнителя спектакль получился оч удачным и в который раз посчитал время аплодисментов - вот те самые 10 мин, которыми гордятся все кому не лень (я конечно не имею ввиду Gruberova, Kaufmann и Нетребко - им всегда до утра овацируют ! :-))

José Cura | Dick Johnson - Amarilli Nizza | Minnie  - Josep Caballé Domenech | Conductor - Claudio Sgura |  Jack Rance


Т е публика хоть и воспитана на балете, но в опере не дура.
Что, собственно, потихонечку происходит и у нас в последнее время.., люди которые в свое время ходили только в балет, теперь интересуются оперой и как-то в струе - могут блеснуть знанием некоторых фамилий, воспоминаниями, откуда-то взявшимися ... :-)
Получается, что несмотря на все попытки покончить с оперой раз и навсегда, - что блистательно показал берлинский Трубадур, - она замечательно продолжает сопротивление, - что блистательно доказала гамбургская Фанчулла.

La fanciulla del West Wiener Staatsoper 14.09.2014

Не знаю как на Kärntner Straße, но в венском аэропорту мне постоянно встречаются деятели культуры : то Ульяна Лопаткина, то Mariusz Kwiecien, на это раз, сдается мне, летел вместе с Juan Diego Flórez — он с одной работы на другую, а я с одной гульбы(Танкреда) на другую / он зарабатывать, а я тратить - ничего так толкал свой чемоданчик, никем и ничем не узнанный, кроме меня, разумеется. Но я в таких случаях с большой ответственностью отношусь к личному пространству выдающихся артистов.

Collapse )

Случилось так, что Wiener Staatsoper постаралась для меня, п ч давно мечтал повторить впечатления о La fanciulla del West и поставила José Cura на роль Дика Джонсона на второй блок после прошлогодней премьеры. Предварительно прочитал свой же собственный отчетец о первом знакомстве с „Девушкой“ в цюрихской опере осенью 2011 г., и просто таки ностальгия забрала — такое впечатление, будто это было давным-давно.., а всего-то 3 года прошло, как Opernhaus Zürich перестал существовать как топовый оперный дом. Более того, эту замечательную постановку новый интендант тут же снял с репертуара и в этом году они ставят новый вариант.

KS Nina Stemme | Minnie - KS José Cura | Dick Johnson


По сравнению с тем, что слишком часто ставят в последнее время в Венской опере, Девушку с запада можно взять за вполне приемлемый вариант. Есть небольшой перенос во времени ввиде электрический плиты и кафе-вагончика:-); все остальное честно разыгрывается по всем канонам драмтеатра в полном соответствии с либретто и буквально все исполнители показывают недюжинные таланты драмактеров.
Не вольно, как живой свидетель, сравниваю с David Pountney и конечно постановка Marco Arturo Marelli это все же шаг назад — развитие оперного искусства, также, как и сценическая судьба любого произведения, идет по синусоиде, если где-то было оч высоко, съезд вниз обязательно состоится.
О качествах оркестра особо распространятся не стоит, п ч в Венской оперный оркестр практически всегда хорош. Может быть, когда Franz Welser-Möst выпускал премьеру было и лучше, но врядли кто на это обратил внимание, п ч на сцене был главный предмет и ударная сила прошлогоднего гвоздя сезона. В моем случае все было гораздо спокойней, без ужасов нашего городка, когда на сцене выступает тот или иной исполняющий обязанности гения в данный исторический момент.

Прослушав по второму разу, я окончательно утвердился в мысли, что La Fanciulla del West опера оч женская, что начиная с появления Минни, - обставленного по Петипа, как появление Авроры, - под всеобщий жеребячий топот мужского хора / что по чисто хронометрически голосовому присутствию на сцене / что по харизматическому воздействию на уважаемую публику, которая всегда уважает женщин с судьбой с большой буквы и конечно же желает ей счастья, женского.:-)
Битва Минни за свою любовь на протяжении всего вечера увенчалась полной ею победой, она таки свой кусочек отбила и даже увезла его на воздушном шаре к каким то горним высям, но при этом раскраска шара была жутко подозрительной (но это, скорей всего, я оч подозрительный):-).





В этом месте рассказываю всё про певицу Nina Stemme, по поводу которой уже однажды выразил свою позицию, и кстати, не собирался в этот раз с нее сходить.
Позиция заключается в следующем, Нина Стемме действительно именитая вагнерианка, а это для вокалиста в какой-то степени приговор. В том смысле, что такая однобокость крайне редко дает хорошие результаты при подходе таких исполнителей, например, к веризму.
Монотонность стенобитного, чаще всего раскаченного, голоса не приспособлена к расцвечиванию страстных монологов и дуэтов в стиле il verismo, где много парландо, внезапных остановок, резких переходов. Именно из-за этого у Стемме совсем не получилась Тоска (для кого-то она может и получилась, для меня - нет, это было что-то другое).



И, собственно, “Девушку“ Стемме так и начала — громко и на одной волне, а если учесть, что по воле режиссера в 1 д. Минни мужичка, которую золотоискатели откровенно побаиваются, то это все очень хорошо бы пошло какой-нибудь Брюнхильде. А в “Девушке с запада“ хотелось бы увидеть девушку — дерзкую, бесстрашную, но все же девушку.:-)



В дальнейшем дело поправилось и певице удалось на первое место выложить один из козырей - органичное поведение на сцене в предлагаемых обстоятельствах. Без вопросов в зачет пошла игра в покер, правда, притворялась чересчур наигранно; флирт, начиная с легкого и заканчивая совершенно по уши, к финалу это уже была кошка, которая за своего котенка в лице Дика Джонсона порвет всякого. И вот здесь Стемме добилась своего - её мощный и достаточно жесткий вокал стал по-настоящему страстным, и публика это оценила по достоинству.

Роль тенора в этой опере весьма специфическая ...
- с одной стороны, после того, как её исполнил ФранкИваныч Corelli, а в прошлом году и Сам или сами знаете кто, она стала одной из вершин вокала в стиле тенор;
- с другой стороны, если внимательно присмотреться (что я и сделал в этот раз), то вот вам, пож-ста, бандит, приходит в трактир и, уж не знаю по какой причине, начинает кадрить барменшу, причем, кадрит оч своеобразно для тенора, - не блеща никакими супер ариями, не заходясь на высоких нотах:-), а в основном исполняя разного рода мелодии в полуразговорном жанре на mezzo-voce, и все, что он задумал, ему удается. И далее эта бедная девушка расшибается для него в лепешку, а он становится, говоря современным языком, юсифом айвазовым, - т е нетребко+1:-).
Самые драматические моменты второго действия Джонсон прекрасно проводит на разных полках и кроватях, принимая самое минимальное участие в событиях, наполненных неподдельным драматизмом, и только в конце ему разрешено поучаствовать в некоторых разборках с применением настоящих теноровых связок примерно на 50 сек = ровно столько длится Ария:-). Почему эта партия считается одной из вершин для helden-теноров, я так и не понял, но зато понял почему tenore di forza обожают петь эту партию. И что самое главное, теперь я понимаю почему Сам, переходя из разряда Тамино-Памино в хелден-тенора, взялся для разгона именно за Джонсона, - здесь без особых затруднений и потерь можно закрепиться в звании форцового тенора.




José Cura Dick Johnson пел неоднократно. По части внешности это уже конечно не тот красавчик, который был при первом исполнении этой партии, но и Нина Стемме была вполне подстать ему:-).



А что касается мачизма — девушки по прежнему хотят.:-) и обольщения любого уровня были им проведены без сучка и задоринки.
По вокальной форме мне показалось, что José Cura в отличной форме и все необходимые параметры для исполнения этой партии были им соблюдены неукоснительно.





Крепкий и плотный центр - это всегда залог успеха для tenore di forza в дальнейшем, а хорошо спрессованные верхние ноты (хоть и их было всего две или три в этой замечательной партии:-)) в очередной раз показали абсолютно точную принадлежность к породе теноров.



Но всего этого было как-то маловато. Все девушка и девушка пела....:-)

И третий герой, антипод, Шериф.
Хотя, почему антипод ..? В общем, там все по-американски :-)
Томаш Конечный /Tomasz Konieczny/ зычный баритон со склонностью к горловому национальному для нанайцев вокалу:-). Сказать ничего плохого про не могу, но особо хорошего тоже не знаю что сказать:-). Партия Джека в музыкальном плане поярче, чем у Джонсона.



И я со своей стороны набираюсь наглости, как Ромочка, и рекомендую присмотреться к ней нашему Главному баритону, а Анечке к Минни — вот она бы на финал на лошади точно прискакала, как в либретто прописано:-).



В разряде ботвы отмечу случайно увиденные мною две газетные рецензии непонятных авторов … это что бы в Вене, да вдруг написали, что опера веристская и требует особого исполнения и что Nina Stemme вагнеровская певица, и по вокалу ей петь в этом стиле тяжеловато ... я было подумал, что критикесса Вагнерша перековалась и теперь не рассказывает про мнение своих подружек, с которыми пришла в театр.:-)
Но не тут-то было, сдается мне, что она отписалась в другом месте и раздала всем сестрам по серьгам, как обычно конъюнктурно. Очень мне понравилась концовочка - Стемме идет от триумфа к триуфу.
Где бы подсмотреть эти триумфы.., да и сами-то артисты относятся ко всему происходящему гораздо менее пафосно, как к работе, что и правильно.

Если Staatsoper не расстанется с этой постановкой, будет интересно посмотреть на следующую расстановку сил. А пока всем рекомендую La Bohème с Дмитро Поповым, - ему еще 5 лет назад было обещано первое место на олимпе и Krassimira Stoyanova, которая ни на какие места не претендует, но поет божественно.

Puccini La fanciulla del West Opernhaus Zürich 12.10.2011

Очередной вылет Барселона-Цюрих состоялся ранним утром, поэтому на La Rambla пришлось выйти в 5 ч для того, чтобы поспеть на аэроавтобус. Уличный термометр показывал +22 ° и оглядевшись посторонам я с изумлением понял, что на Рамбле ничего не изменилось — как шла толпа народа, так и продолжала идти; как стояли проститутки, так и стоят; и гимнасты исполняли свои сальто-мартале; единственно , живые куклы куда-то подевались(наверно отправились передохнуть теперь уже в позе лежа) :-)

Collapse )

А в театре вечером давали La fanciulla del West.



Collapse )

Все происходящее на сцене было абсолютно понятно, вплоть до самых тонких нюансов. Это конечно певцы просто орлы, но надо было дать им материал, в котором можно было показать себя с наилучшей стороны и Паунтни это сделал. Теперь Девушку с запада мне достаточно трудно будет представить в каком-нибудь другом варианте. А если учесть что и по музыке просто незабываемо, то Цюрих в очередной раз показал спектакль, который войдет в разряд самых ярких оперных впечатлений.
Хор и оркестр безупречны, но говорить такое про Цюрих общее место, — это само собой разумеется, — там не бывает плохой музыки. Вот, пож-ста, достаточно не простой веризм сыгран цюрихским оркестром так, как и не приснится оркестру миланской Скалы, который с большим успехом продлил контракт с Баренбоймом, а ведь это он приложил руку к тому, что Милан теперь имеет то, что имеет.

Ну и солисты.
José Cura, — который Девушку с запада в Цюрихе поет один со дня премьеры, — к нему ни по игре / ни по вокалу никаких претензий быть не может. Яркое исполнение : здесь никакого осветленного тембра, как в Сельской чести или Богеме, всё от начала до конца настоящий драматический вокал; великолепно озвученные нижние ноты; достаточно затемненная середина и просто режущие ножом верха. Плюс абсолютное понимание рисунка роли - без аффектаций и пережимов, которые вкупе с превосходным пением всегда делают певца однозначно центром любого спектакля, что, кстати, подтвердил и прием публики, и общее настроение зала.



С блеском заменивший Ruggero Raimondi, баритон Claudio Sgura настолько приятно удивил, что по приезду в Мск я полез искать хоть какие-нибудь сведения о нем и, если кто что знает, мне будет оч интересно почитать что за певец, откуда (понятно, что итальянец).
Пел - отпадно. Уже не говоря о том, что всё при этой роли : и внешние данные, и возраст, и актерское мастерство. Так ведь еще и голос просто бесподобный - сочный, приятного тембра переливистый баритон, не драматический. Но отличные вокальные данные и мастерство позволили ему сделать отнюдь не певческую роль вокально оч интересной. И получается, я даже не нашел в опере мест, где надо постоянно разговаривать не выпуская изо рта сигару:-), п ч Sgura все время пел, разумеется, в осмысленном движении, а не в бессмысленной беготне, которой сейчас частенько увлекаются оперные певцы, дабы привлечь к себе внимани зрителей.

José Cura - Claudio Sgura
© photo http://www.operaduetsphotos.com/


у меня фотки к сожалению не получились :-(

Emily Magee певица не без недостатков и даже не без больших недостатков. Начнем хотя бы с того, что на драматическое сопрано она тянет с трудом и стенобитная роль ей не совсем по голосу. Поэтому на протяжении всего спектакля она слишком части преодолевала себя, а в 3 д в конце своего большого сольного куска едва не развалилась. Но это все спектакль не испортило, п ч Magee показала высочайший уровень драматической игры, органичности поведения на сцене, да и просто мне понравилось как она сделала Минни.





© photo http://www.operaduetsphotos.com/


Ансамбли все были пропеты идеально. Но конечно одно из сильных впечатлений — игра в карты под бесподобный шепот оркестра напряженка нарастала конкретно (даже, если ты знаешь что все кончится благополучно):-)

Еще пару слов о постановщике. Паунтни поразил еще несколькими, давно забытыми вещами — выходами главных геров. Это непростая штука и, если в балете выходы прим были настоящей коронкой Петипа, то надо отдать должное режиссеру, в опере у него это получилось просто здорово. Выход Джонсона, когда он сверху бросает вниз седло в миллиметре от спящего в баре человека, который, разумеется, просыпается, сразу забирает внимание зала и становится понятно кто-то не в простоте явился:-) (если выход Минни сам по себе у Пуччини обставлен хором мужчин, то в случае Джонсона это надо было еще придумать)
Ну и конечно полный истомы ломаный танец Минни и Дика, среди разошедшейся толпы по углам, тоже дорогого стоит.
Эти запоминающиеся фрагментики, их слишком много — всё не опишешь, но то, что на сцене была Опера с большой буквы, это несомненно.

© photo http://www.operaduetsphotos.com/


Публика, поначалу вяловатая, разгорячилась к концу на все 100. Да и трудно было бы остаться равнодушным к такому прекрасному спектаклю. Поорали, покричали, побравировали, повызывали и пошли по раскопанным буеракам на трамвай.:-) А я конечно на подсыр. Не сказать, что там толпилось много народу, но Куру самые яркие представители его черной сотни конечно же ждали. Но мужичок от театра почему-то подошел ко мне:-) Сначала спросил на каком языке я говорю и когда выяснил, что онли рашен, чуть не заплакал:-). Но потом на пальцах объяснил, что ждать придется оч долго, п ч зингеры остаются на эссен и мне ничего другого не оставалось делать, как пойти на свой электрический поезд и через 20 мин рухнуть в койку, такую мягенькую, удобную. :-) П ч подъем был опять в 4 и что характерно в Holiday Inn Express завтрак начинался как раз именно в это время.:-)
Вернувшись домой после непростого блиц тура осталось такое приятное послевкусие от моей самой любимой красавицы — ее величества оперы, которую, слава те господи, не задушишь не убьешь, как это пытаются сделать у нас ответственные за этот вид искусства.

PS Коротенький отчет о Лебедином 14.10 висит бонусом в посте про Эсмеральду

М
осква как оперный центр обогатилась новым видом гастролей - к нам приехал Nello Santi. Но приехал не один, а вместе с оркестром и хором Teatro di San Carlo, Napoli и чуть ли этот театр не старейший в Италии и чуть ли не самый знаменитый и тд.. Какое отношение Санти имеет к неаполитанскому театру Сан Карло в данный момент, - не знаю, - п ч ничем не дирижировал ни в этом / ни в прошлом сезонах. А уж если где дирижировал, так это в Цюрихе, чему я живой свидетель. :-)

Концерт немножко задержался, слава те господи, п ч у нас случилась пересортица с горючим:-) и, судя по рассказам очевидцев, какая-то пересортица случилаь и с Нелло Санти, которого застукали, если можно так выразиться, бегущим и задыхающимся за полчаса до начала на служебке.

Но это все мелочи. В обалденно темно-синем Стасике, на темно-синей сцене сначала появился оркестр, потом вывалился хор, а потом появилась первая скрипка женского пола очень даже и ничего; зал обрадовался и устроил ей овацию ( у нас первую скрипку как-то не принято радостно приветствовать, а в европах так и делают; например, в Лисео в обоих концертных исполнениях публика знала почему первая скрипка выходит последней и как ее надо встречать.)

Collapse )





Расходились все довольные. Давненько Верди не слушали, да и негде, блин горелый, его особо послушать сейчас в Мск.