Tags: i vespri siciliani

G.Verdi : I vespri siciliani, Мариинский театр 09.10.2018

Не так давно казалось, что I vespri siciliani редко исполняемая опера, чуть ли не особый случай, и уж если где появится в репертуаре, то людям интересующимся к прослушиванию желательна. Когда она прорвалась на сцену Wiener Staatsoper, я попытался взять ее кавалерийским наскоком … Но не очень-то она далась, показалась скучной...
Очевидно другого мнения был лучший бас мира, когда захотел, чтобы специально на него поставили это замечательное произведение в Мариинском театре.
В качестве постановщика спектакля пригласили Arnaud Bernard, который весь сюжет перелопатил и подарил городу на Неве боевичок по мотивам просмотренных многочисленных художественных фильмов про американскую мафию 30-40-х гг.
Это модная фишка – в оперных театрах ставить выжимки из кино, которое сейчас является источником вдохновения для всех желающих творить на музыкальной ниве.
Арно Бернар, показавший свои возможности именно как оперного режиссера постановкой Roméo et Juliette в московской Новой опере, в дальнейшем от художественных поисков в этой, давно протухшей области, похоже, наотрез отказался. Всё, как у всех.
Ничего не ожидая от постановки, и так и не дождавшись более-менее адекватной исполнительницы на главную партию, но дождавшись хороших скидок на S7, я отправился в СПб, помня, что хотя бы 2 отличных певца спектакль сделать могут !
При повторном знакомстве сама опера снова не показалась с наилучшей стороны, если не считать всем известных :
увертюры, навязшей в ушах из-за бесконечного исполнения её практически во всех вокальных концертах и
Mercé, dilette amiche-Болеро Елены, до которого еще надо дожить и желательно при этом иметь Сопрано, пусть и полненькую, но универсальную, которая и на высокую ноту устойчиво встанет, и каденцию чисто пропоёт, и проколоратурит, и объем в середине даст. В Мариинке такие сопрано водятся, но они по не понятной причине себя участием в этой опере не озадачивают.

Спектакль получился очень длинным… И несмотря на наличие в нем некой массовки с боями без правил под предводительством противоборствующих сторон Монфора и Прочиды, исключительно-занудного до невозможности балета, постоянной сменой картинки [как в кино] в виде вырезки маленьких квадратиков, с происходящими в них маленькими сценками, все же нельзя сказать, что действие завораживало и увлекало.

Станислав Трофимов | Procida - Ирина Чурилова | Elena

© фото : Н.Яшина

В какой-то степени в этом конечно виноват душка-Giuseppe Verdi – ну не всегда у него получались Il trovatore с La traviata :-); даже Luisa Miller и то не всегда получалась...
Вроде всё на месте : квартеты-дуэты-арии-кабалетты.
Все при деле, но заслушаться нет никакой возможности.
Музыкально как-то бедненько, временами в унисончик, захватывающих мелодий всего одна – все та же Сицилиана.:-)
Нет, ну если бы это шло  везде и считалось бы хорошим тоном ходить на Веспри так, как теперь ходят на барокко – заранее восторгаясь собою за то, что просто пришел, но к сожалению такого промоушена опера пока не заслужила. Но кто знает … может у нее еще все впереди. И старания Мариинского театра и его «оригинальная» постановка с балетом - что уже давно не делаются нигде - не пройдут даром.


© фото : Мариинский театр

Танцы минут этак на 30 в который раз подтвердили - в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань, если музыка изначально написана для салонных танцев, то варьете с веерами смотрится еще глупее, чем танцы с веерами в Корсаре в Большого театра.
Качество балета в опере всегда легко проверить простым способом – можно ли его показать отдельным концертным номером, ну как, например, знаменитая «Вальпургиева ночь» Л.Лавровского или танцы в садах Наины… Вот это Кабаре показывать нельзя - это бездарно и глупо, и делает спектакль еще более тяжеловесным, как и стремление режиссера перенести действие на авансцену и полное его нежелание хоть каким-то образом освоить весь планшет.
К тому же, будучи одновременно художником по свету, Бернар добился любимого современного эффекта, когда на сцене даже на самом наипервейшем плане лиц артистов не видать.
В общем, эта зарубежная компания много чего сделала для того, чтобы спектакль получился как везде теперь – то ли киноопера / то ли пародия на оперу.

В обстановке не выдающегося музыкального материала и подозрительного оркестрового сопровождения [дирижер Кристиан Кнапп], отнюдь не помогавшего солистам принимать участие в борьбе за улучшение отношения зрительного зала к этому произведению, далеко не все певцы смогли сверкнуть своими вокальными возможностями; иные из них и вовсе оказались карикатурны... Т е были вполне в стиле предлагаемого трэша.

Елена [Ирина Чурилова] была настолько одержима местью за своего брата, что ей было не до пения;
в результате единственная, случайно попавшая в фокус, высокая нота настолько удивила нормальным звучанием, что даже захотелось верить во всё то хорошее, вокальное, сопраново-спинтовое, которое может когда-то и бывает, но в этот вечер не случилось категорически...


И.о. тенора был интересен тем, что совсем недавно в честной борьбе из рук самого главного мафиози оперы получил 2 премию на очередной Operalia, нескончаемым потоком поставляющей на подмостки больших и малых оперных театров разнокалиберных *мастеров вокального жанра*.
С этими «поставками» надо что-то делать, надо проводить Опералию раз в 4 года, как Олимпиаду, тогда может действительно будет какой-то выбор для всех тех оперных дельцов, которые теперь называются каст-менеджерами и которые сегодня делают оперу.
Все давно знают на какой уровень вышли все эти опералии, но худо-бедно, если понравишься, по разным театрам, где дозволено, потаскают и кое-какие ангажементики будут.

Совсем не обязательно иметь супер голос, вполне можно извлекать звуки на подобие свистка – узенько и пронзительно, подобными голосами при определенноцй технике Альмавиву употреблять можно [чем в свое время и прославился г-н Флор], но в Арриго хочется чего-то поплотнее, позвучнее, и уж если рискуем идти на фальцет, то это должне быть все же фальцет, а не какой-то «терентий».
Химико-технологические ухищрения для того, чтоб приспособить свой голос к предлагаемым партиям, загнали оперу  за можай /  А исполнение сильных теноровых партий сейчас просто превратилось в фарс.

Самым интересным в спектакле оказалось наличие в нем отдельно Баса и отдельно Баритона,
а не того и другого, как это часто теперь бывает, расположившихся где-то на середине между этими 2-мя регистрами. 

Сейчас особо не различают голоса и если сам себя назвал басом, значит ты и есть бас; да и баритоны нынче всяко-разные попадаются, чаще заглубленные тенора без верхних нот.

Владислав Сулимский, несколько дней тому назад спевший Ренато в Большом театре, у себя дома подтвердил свою принадлежность к вердиевским баритонам. Голос его в такой форме, что он в состоянии с небольшими перерывами качественно петь  сложные партии и присутствие его в спектакле в настоящее время практически всегда повышает градус исполняемого произведения.

В лице Станислава Трофимова Мариинский театр совершенно очевидно приобрел очень сильного исполнителя и достойного продолжателя традиций русский басов на этой сцене.
Помимо шикарного шоколадного баса широкого диапазона, его отличает хорошо продуманная манера исполнения, которая позволяет ему не только замечательно исполнять русскую оперу, но и абсолютно свободно, не пережимая, петь итальянский репертуар. Также впечатляет этакая вальяжность вокала, которая бывает у певцов, уверенных в себе.



Комической концовке представления с пальбой из торта и рукопашным боем все же не удалось сотворить из Сицилийской вечерни киношную лабуду и это является очередным доказательством прописной истины – оперу не делают режиссеры, её делают вокалисты !

G.Verdi : I vespri siciliani, Wiener Staatsoper 15.09.2012

Таки сбылась мечта идиота - до последней минуты терзали меня сомнения, стоит ли I vespri siciliani тех денег, которые просил за путешествие Аэрофлот. В последний момент любовь к музыке победила происки мздоимцев, наживающихся на музыкальных фанатах. Слишком много резонов имелось для того, чтобы послушать эту оперу :
·    где она еще идет, - это же не Енуфа или Русалка или Дон Джованни или, того хуже, Симон Бокканегра, которые идут везде
·    впечатлял состав солистов - Wiener Staatsoper пригласила на партию Елены одну из явно восходящих звезд мировой оперы
·    вообще не слышал эту оперу ни разу, - была давным-давно виниловая пластинка с Martina Arroyo и Sherrill Milnes, которую я, разумеется, начал слушать с конца и ограничился только лишь знаменитой Сицилианой, - а композитор Верди один из моих любимых;

Collapse )

Если сама опера исполняется крайне редко, то увертюру к ней знают все, кто хоть иногда посещает филармонические концерты в городе Москва, ну и все остальные меломаны тоже. Wiener Philharmoniker под управлением Gianandrea Noseda прекрасно отыграли попсовый оперный хит, но, как мне показалось, интерпретация Нозеды была какой-то уж слишком ласковой, нежной и удивительной - я же не знал тогда, что увертюра полна тем из различных фрагментов самой оперы и дирижер видимо решил в качестве пролога подбавить некой грустинки. Это исполнение сильно отличалось от привычного для нашего уха - бравурно галопирующего. Фили и Хор Венской оперы полностью реабилитировались в моих глазах после более чем удивительного для этого театра исполнения Лючии ди Ламмермур в июне : все было замечательно отрепетировано, хор и оркестр звучали точно, осмысленно и не являлись аккомпанементом, а наоборот полноправными участниками всего действия. Хоров в опере много; есть даже интересная особенность - перекличка сценического хора и того, который за кулисами; причем, это были и смешанные хоры, показавшие удивительную слитность, когда один хор вступал вслед за другим в разной последовательности; и конечно абсолютный шедевр Верди - перекличка мужского и женского хора - я такого больше нигде не слыхал.
Несмотря на то, что «Сицилийская вечерня», как всегда у Верди, имеет много родственных фрагментов с другими произведениями, написанными примерно в это время, в ней достаточно музыки, иной раз, как мне даже показалось, нехарактерной для Верди и конечно опера однозначно требует отличных голосов, п ч в другом случае ее слушать трудно : она достаточно длинная, местами монотонная и прелесть ее бесконечных арий и ансамблей в разных сочетаниях может быть понятна только при качественном исполнении.
Венская опера исполнителей дала.
Они отлично справились с непростой архитектурой сцены - здравствуй, ходнев - на сцене была построена, как мне кажется, самая большая оперная лестница, на которой происходило действие. Никому не надо рассказывать о том, что современные архитекторы сцены и режоперы обожают ставить певцов в наиболее невыносимые условия для их трудов. Я не говорю про хор, который вынужден был взбираться чуть ли не на четвертый этаж в достаточно быстром темпе и, не успев поправить дыхание, тут же вступать в материал; вокалисты также не избежали этой участи (некоторые исключения были, когда трио солистов размещалось на узеньком пространстве авансцены), но современные артисты, на то они и современные артисты - справляются с дурью современной режиссуры достаточно легко. Хотя, данную режиссуру не назовешь супер современной - спектакль ставился в те времена, когда в моде были были скупые по оформлению полуконцертные исполнения : цветовая гамма на сцене преимущественно серая. Костюмы ... их костюмами в общепринятом театральном смысле не назовешь. Например, Монфор 1 д. ходил в отлично пошитом двубортном костюме, а потом в эполетах и это, собственно, все изыски; остальной народ "из подбора", которого в ВО накопилось достаточное количество в сундуках с режоперным реквизитом:-). Следует сказать, что постановка хороша хотя бы тем, что не переврала либретто и не отвлекала от музыки.

Почти как в балете Ромео и Джульетта, в Сицилийской вечерне одна главная женская роль. Все остальные места заняты мужчинами. Борца-злодея GIOVANNI DA PROCIDA исполнял KS Ferruccio Furlanetto и по всем достижениям его творческой карьеры он оказался главным певцом на этой сцене.
Нет, если конечно когда-нибудь и скоро может быть Пласидо Доминго возмется за роль благородного отца - подонка Графа Монфора, - а он таки возмется году в 20-м, когда опохабит всех фоскАри, жермонов, ди лунов, тогда конечно он будет главным:-).



Исходя из прослушанного могу сказать, слухи о вокальной смерти Фурланетто сильно преувеличены.
Единственное что и такое у него всегда, начинает он базарно, открытым звуком,  но буквально через короткое время выправляется и дальше весь спектакль проводит в полном соответствии со своим статусом одного из лучших басов современности. У певца очень насыщенный мощный звук, зал охватывает полностью без всяких видимых усилий, едва открывая рот. Конечно верх  качается, но середине и низу может любой молодой бас позавидовать. Фурланетто первоклассный актер, оч органичный и даже в условиях концовки, дурацкой до невозможности, когда на этой  Лестнице Прочида мочил буквально всех (и почему они не сопротивлялись, уму непостижимо), не выглядел шутом гороховым и мыльным оперомэном, как не буду говорить кто:-).

Пока Пласидо Доминго не обратил свой, затуманенный происками Deutsche Grammophon, взор на роль GUIDO DI MONFORTE, ее спел достаточно молодой баритон Gabriele Viviani и его авантажная внешность меня просто таки поразила - после Luisa Miller в Deutsche Oper Berlin в памяти остался гриб в валенках:-). А тут прямо вполне себе броский мужичок, который в рамках поставленной задачи, ясен перец, не шибко замысловатой, оказался хоть и не центральной фигурой, но и забыть о себе не давал, жаль только, что не вокалом. Он был точно такой же, как в Луизе Миллер...
По голосу старички для Вивиани это самое то, что надо, т к на молодца он как певец никак не тянет и свои претензии spinto-баритона на драму не оправдывает. Его аффектированная, нарочитая манера пения достаточно быстро приедается по ходу действия. Ну и человек-то молодой, а верха уже качаются... По успеху Вивани в Вене конечно и близко не подошел к тому, какой у него был в Берлине - его выступление прошло достаточно дежурно.



За тенора был Gregory Kunde.
Ничего про него не знаю кроме того, что он уже в возрасте (род. 1954 г.) и что по оперной жизни много пел Россини. ARRIGO достаточно крепкая партия и этот герой довольно таки много прибывает на сцене, украшая своей персоной практически все ансамбли. За Арию в последнем действии Кунде поимел настоящий венский успех, зал в едином порыве долбил долго, да и было за что - так сохранить голос это настоящее достижение. Конечно он уже не молодой и не свежий; по многим причинам понятно, что есть места, которые даются с большим трудом, но на протяжении всей оперы не единого откровенного ляпа не случилось. И вот яркий пример того, что мастерство не пропьешь : сил хватило на весь спектакль, атакует мощно, оркестр пробивал. Конечно некоторые возрастные симптомы налицо, но о них не хочется говорить, п ч Gregory Kunde в полном порядке (это вам не Neil Shicoff в Бале-маскараде). К тому же оч хорошая физическая форма и большая жизнь актера за плечами. Жаль, что я не слышал его раньше. Но хорошо, что услышал хоть сейчас.

Gregory Kunde


Ну и Angela Meade, интерес к которой начался также, как во всех мыльных фильмах про оперных звезд - в нужный момент она заменила нашу Аннушку и все тут же заговорили, что родилась новая звезда, правда, немножко полненькая... Действительно, полненькая и к сожалению по голосу не молодая Montserrat Caballé...

Если честно, я ожидал услышать нечто особенное и необыкновенное, ангельский вокал .., а ничего такого не стоило ожидать.
Есть большой голос, по тембру кому-то может нравится - мне, не очень... Не знаю, по ее ли природе заковыристая партия Елены, может быть в Эрнани она лучше звучала, но в I vespri siciliani Мид сильнейшим образом подавала низы, хорошо поставленные, т ч может и не надо было их так педалировать; достаточно резкий центр и неплохую технику. Вроде у нее большой диапазон, но верхушку вставную в Болеро брать не стала. Еще у Angela Meade интересные трели - воркующие и совершенно матовые [не яркие].
Принимали ее хорошо.





Финальный успех оч неплохой, но что меня удивило, спектакль, который Staatsoper восстановила после достаточно длительного перерыва, особого интереса у венской публики не вызвал : аншлага не было, билеты всех мастей можно было приобрести до последнего в кассе; перед началом масса желающих продать, а не купить места; и на Karajan-Platz на трансляции в 18.50 все еще были свободные стульчики. Венцы, похоже, уже ни на что не хотят, кроме Вагнера, Груберовой и пока еще Дона Карлоса.

Ferruccio Furlanetto - Angela Meade - Gregory Kunde - Gabriele Viviani


Встречающих людей с программками, афишками и конечно пачками фотографий, собравшихся поблагодарть артистов, пришло обычное количество, как на рядовом представлении. Впереди всех конечно вышел Dominique Meyer, всем своим видом показывающий спросите что-нибудь у меня. И, опять же, говорю - я бы спросил, но он по-русски не вестбанхофит:-). Знаю, меня читают в Вене - сырите Майера, ребята, и будете ногами дверь открывать в Wiener Staatsoper.

Все исполнители были, как на подбор, милы, готовы к общению и благодарны своей любимой публике. Фурланетто - элегантен до невозможности;
Кунде - какая-то полная противоположность всем тенорам, которые вообще-то достаточно гонористые товарищи : каждому Hello/Hi, каждому Thank you for your attention, фото - Yes!, можно с Вами - of course, получилось плохо - невопрос, again и такой, хоть не молодой, но очень холеный мужичок;
Вивиани, если б мне не показали, я б и не узнал, это вообще молодой парень;
Мид, по внешности и поведению, типичный продукт фаст-фудовской Америки, с личика симпатичная, хохотушка и в настоящий момент ей похоже все нравится и то, что она поет в ВО, и то, что ее встречают, берут автографы - ей это все пока не надоело. :-)

В итоге на I vespri siciliani ехать было конечно же надо и сходить бы на нее еще и второй раз, и третий, но к сожалению, хоть Вена и стала практически русским городом, но до нее добраться ... все же требуется некоторых усилий.
А я молодец :-)