Tags: Sächsische Staatsoper—Semperoper

Tosca Sächsische Staatsoper—Semperoper, Dresden 26.10.2016

Было дело, прослушал в Semperoper Верди—Don Carlo, оч показательное произведение для понимания в каком состоянии находится этот оперный дом с весьма пафосной в настоящий момент репутацией, среди людей разбирающихся в этом виде искусства
ну как же, Christian Thielemann, Sächsische Staatskapelle;
Анна Нетребко, которая справилась с немецким вокалом, хотя не все ли равно на каком языке она поет… по-любому ни одного слова не понять;
вся Европа съезжается, все газеты отзываются на такие вот мероприятия...

А если не мероприятие, если не акция ? То по-первости показалось, что театр-то слабенький, и если бы не приглашенные артисты с хорошей репутацией, уровень там примерно как в Oper Frankfurt. Только к сожалению нет такой, любящей свой театр, публики, как во Франкфурте.
А может это и к лучшему, коль скоро задача состоит в передвижении от Акции к Акции, от Вагнера к Вагнеру, то и без своей публики можно спокойно обойтись.

Ничего особенного не ожидая от этого предприятия, но имея некий аванс в лице José Cura, я отправился в Дрезден теперь на Tosca...



Результат прослушивания примерно такой же.
Sächsische Staatsoper далеко не лучший театр в Германии и уж совсем далеко не лучший оперный дом в мире. Хотя, по местонахождению в одном из красивейших городов страны, по внешнему и внутреннему убранству, по возможности вполне бюджетно туда попасть, Semperoper мало с каким другим театром можно сравнить. Т е он вполне мог бы исполнять функции Wiener Staatsoper в Вене : летом жарить все спектакли подряд, а не только с Нетребко, на площади, ну и каким то образом добиться обязательного посещения для правильного вечернего времяпрепровождения для всех тех, кто прибывает в этот город. Пока что, не только те, кто прибывает в этот чудесный город, не рвутся, но и как таковой оперной публики в этом театре нет.

Композитор Giacomo Pucciniи еще не попал в сферу интересов Herr Thielemann, поэтому откровений от музыки ждать не приходилось. Но то, что практически каждую музыкальную фразу оркестр начинал неопрятно, все же было удивительным... Ну и сама интерпретация (Conductor Patrick Lange), особенно в сцене допроса, напоминала унылую карусель где никто никого не догонял. Спасибо, хоть чисто сыграла труба в начале третьего акта

Вот тот случай, когда оркестр показал свое состояние, весьма далекое от того, которое в последнее время постоянно анонсируется и авансируется как необходимое к прослушиванию и чуть ли не эталонное.
Т е работа с г-ном Тилеманом над Вагнером никак не сказывается на качестве звучания Капеллы в текущем репертуаре.
История повторяется : мы это имеем в Большом, они это имеют в Дрездене.
Театры, имеющие такие оркестры, относятся к категории выдающихся только лишь в случае проведения в них акций и такое положение дел приводит к несправедливому соотношению сил : избранным (которым, в принципе, все равно кто как звучит) - уровень, остальным - рутина.

Заглавную партию пела Amanda Echalaz, ровно такая же пуччиниевская певица, как Анна Нетребко;



то есть, ее голос пребывает в полном не соответствии со стилистикой исполняемого произведения и вокальными возможностями, но ставить этот факт в укор артистке теперь попросту неудобно – веристскую планку задала Анна Нетребко !!!
А Amanda Echalaz спела Тоску не хуже, чем Анна Нетребко спела Манон.
Обе они в основном выводили мелодию, не пытаясь хоть как-то определиться со словами, всё больше на А, А-А, А-А-А-А, АУ, А-УУУУА, запрыгивали на верхние ноты, озвучивая их, зачастую, громко, а иные, в середине или, не дай бог, внизу, пропуская начисто; в неподходящих местах забирали дыхание … Echalaz все же отличилась побольше - в некоторых местах ее голос просто отказывался слушаться и не звучал, но Нетребко к концу Манон устала заметно больше, чем дрезденская Тоска. Ну, так и партия, как рассказывают, у Манон более насыщенная и драматичная, и, якобы, подводных камней там больше. Верится такое с трудом, но пишут же люди и сама Нетребко говорила…
Вообще, после всего этого закралась крамольная мысль, а вот не слабо ли было бы Deutsche Grammophon захотеть и сделать из Amanda Echalaz очередную марию каллас .. ?
Думаю, легко. Но пока что эта контора не растрачивает силы попусту – лимон еще не выжат до конца.

Andrzej Dobber в качестве Скарпиа составил достойную пару Сопрано; хотя бы тем, что принципиально пел белым звуком, используя portamento для поиска правильной интонации, и весь спектакль шарил между нот.
В исполнении колоратуры Gruberova такое уже привычно, а баритон с данной интерпретацией это несколько неожиданно…

Современный удел José Cura —белая ворона в мейнстримовской стае разномастных интерпретаторов il verismo.
Всё у него не как у правильных теноров : великолепные Recitativo, где каждое слово с соответствующим образом доносится до любого в зале, фразировка когда каждый муз фрагмент отточен и осмыслен в зависимости от настроения персонажа; ну, да, Rubato,
кто им сейчас грешит ? а ведь это оч украшает Пуччини; прием труден к исполнению технически и требует высокой музыкальности, поэтому наверное никто и не пробует заниматься такими делами;
на верхах спинтует безошибочно и устойчиво; на пиано поет, где положено, а не в кульминациях.

Поэтому такой ансамбль получился - двое + оркестр против одного и этот один в итоге выиграл.



Amanda Echalaz | Tosca - José Cura | Mario Cavaradossi


Постановка наипростейшая, резко контрастирующая с нарядным залом, без каких либо изысков. Все происходит в одном оформлении с не значительными дополнениями.



Ordnung в Земпер-центре очень особенный : бутылку в зал не пронесешь (если не спрячешь), на свободное место в партер никто не пустит, справа-слева в партере сидят капельдинеры, внимательнейшим образом наблюдающие за а не станет ли Дольчев чего-нибудь фотографировать. Это аксиома - чем меньше из себя представляет театр, тем больше орднунирует.
Публика, как стойкие оловянные солдатики, вымуштрованная до такой степени, что впервые на моей памяти ( а уж сколько у меня Тосок за спиной …) после Vissi d'arte при оркестровой паузе секунды в 3 не заплодировала, ни одной попытки !
Можно было заплодировать самому, но я же не работником приехал, чтобы организовывать овации.
А в конце, да, топали ногами и кричали, - вели себя как полагается у них.

Dresden оч хорош собой, чист и опрятен по сравнению с другими европейскими городами; в центре я не видел несчастных, которые вынуждены спать во всех подворотнях; там почти все говорят по-русски, там наивкуснейшая солянка в Альт галерее; потрясающие музеи, архитектура, Эльба …






фото кликабельны

Жан-Этьен Лиотар                                                   Тициан
Шоколадница ок. 1743—45                                         Динарий кесаря
1516
La Belle Chocolatière, Das Schokoladenmädchen                                        Cristo della moneta
Пергамент, пастель. 82,5 × 52,5 см                            Холст, масло. 75 × 56 см

Галерея старых мастеров, Дрезден                            Галерея старых мастеров, Дрезден



Им бы еще Оперу подтянуть, а нам выкинуть Аэрофлот с маршрута Мск - Drs с их ценами до 20 000 и поставить Победу напрямую. И тогда этот город сможет подарить прекрасные мгновенья далекому от изысков, простому оперному фану.

G.Verdi : Don Carlo, Dresden, Sächsische Staatsoper 24.06.2015

Настало время удариться в воспоминания, п ч в конце июня состоялся не большой оперный вояж, ознаменовавший окончание моего европейского оперного сезона.

Collapse )

И в этот момент на фоне главного движка вот таких вот балаганных концертов, крутящегося вокруг себя с букетом цветов, самое время перейти еще к одному движку мировой оперы в понимании истинных тилеманов — Земпер-центру или Sächsische Staatsoper, Dresden,





Collapse )

который находится прямо вот в центре немецкого города Дрезден и в 5-ти минутах от моего отеля Ибис-бюджет, который, в свою очередь, расположен в торговом центре, где !!! можно купить литр трокенского белого вина за 99 их европейских копеек.
Путин не дурак был — знал где работать ! Пивка-то там попил по дешевке.:-)
И, к слову сказать, прилетел я в этот Дрезден на самолете Sukhoi Superjet 100 и мне повезло, п ч у него ни при взлете / ни при посадке ничего не отвалилось; и по сравнению с Франкфуртом, где е**т только так на паспорте, здесь меня встретили как родного милейшие погранцы, которые, скорей всего, родом из социализма.

Выдвинуться в сторону театра, пытающегося прорваться в категорию А, меня позвал не основной козырь — музыкальный руководитель Christian Thielemann, а рядовой спектакль Don Carlo с участием Nadia Krasteva. Некоторое время тому назад я ждал, что может быть Большой театр пригласит Надю спеть Эболи в нашей красивой постановке, но музыкальная политика ГАБТа в настоящий момент задвинула все мечты рядовых опероманов под самые не могу. Ждать нечего и некого. Все, что есть, - милости просим. Театр занят исключительно поисками режиссеров и именно на этом выстраивает свою, мягко выражаясь, оперную концепцию.

Nikolai Schukoff - Marjorie Owens - Nadia Krasteva - René Pape


Semperoper из заштатного, в совершенно не оперном городе по рассказам местным любителей, превратился в оперный дом, который имеет интенданта, открытого всему миру и готового собирать певцов по мере сил для ровного ансамбля.



Достоин ли уважения такой интендант ?
Безусловно.
Начал он или она — не знаю какого пола у них директор, да это и не важно в Европе сейчас:-) — резво, если вспомнить Сильву с главным дирижером, с Флоресом на подпевках и подбегушках, и с основной ударной силой современной оперы, сами знаете кем.:-)
Карлос конечно и не пытался достичь небесных высот того самого мероприятия, но когда в cast появился René Pape и в плюс к нему пошла Крастева, это тот случай, который называется половина ансамбля в кармане.
На тенора деньжонок не хватило и, как и следовало ожидать, как только на тенора деньжонок не хватает, заглавная партия сразу же становится самым слабым местом спектакля.
И даже более ничего говорить по поводу несчастного принца не приходится, но можно было хотя бы Lee пригласить, что ли … Он это везде поет, когда у театров с деньгами не оч хорошо и поет вполне себе ... на уровне:-).
Вообще, какая-то лажа получается ... опера называется Don Carlo,
но ни вспомнить ни одного представления,
где бы исполнитель Дона Карлоса хоть как-нибудь соответствовал своему положению.
Почему то считается, что без него этот спектакль спокойно может обойтись.
Ну, Карлос, испанский инфант … ну и хер с ним.:-)

Елизавета Валуа ... тоже вопрос заковыристый … эта партия непонятно для какого голоса написана. В ней есть великолепные лирические фрагменты, с которыми вполне могут справиться все многочисленные иоланточки; есть напряженные моменты, связанные с нижним регистром и их надо озвучить, хоть умри, и желательно голосом, а не утробой; и, разумеется, Tu che la vanita, которая в самом конце и требует драматизма и мощного большого голоса, да и просто выносливости исполнительницы.
Короче, нужна Maria Callas, а т к Мария Каллас наших дней еще не подобралась к Елизавете, то все надежды можно связывть лишь с желанием народной артистки театра Станиславского и республики Абхазия выступить во что бы то ни стало в Доне Карлосе.:-)

В моем случае Semperoper предъявила Soprano местного значения, но при этом американского происхождения - Marjorie Owens и произошел тот самый случай под названием немецкая неожиданность, - когда в самых разных больших и маленьких немецких театрах поют никому неизвестные исполнители высокого уровня.
Сопрано было конечно лирическое. Но как аккуратно певица обходила острые углы, практически нигде не сорвалась на крик, по максимуму использовала красоту тембра и остроту звука, правильно распределила силы и ее Ария выстрелила и была достойным венцом этой сложной партии. И если сравнивать с практически топовой сейчас Елизаветой Аней Хартерос, то о том, кто лучше, можно поспорить...

К Nadia Krasteva я дышу неровно, мне в ней нравится всё и, более того, считаю, что ее вокальные возможности давно переросли Маддалену, которую ей постоянно предлагают в Вене и в Мюнхене.



Исполнение Крастевой партии Эболи это привет от старых мастеров, так любимых всеми, но абсолютно испарившихся с современной оперной сцены. Так пели в те времена, когда в моде был  густой сочный меццо-сопрановый звук, когда одним из первых достоинств меццо являлся богатый нижний регистр, когда певицы давали волю эмоциональному вокалу. Чего уж там говорить, как мы всем сейчас любим Елену Образцову, а если кто помнит, ее называли животное сцены:-). Теперь стихия не в моде даже в Кармен и вердиевская музыка сейчас исполняется как музыка Моцарта - б е с с т р а с т н о. Такое пение конечно понижает градус восприятия конкретно, но Надя Крастева в Эболи это совсем другой случай, благодаря ей в этом спектакле сразу же появился контраст голосов и противостояние характеров Елизаветы и Эболи, что, собственно, и прописано в музыке Верди.

Nadia Krasteva - Markus Werba


В роли маркиза ди Поза ансамбль поддерживал красавчик Markus Werba, ярко выраженный лирический баритон, что для этой партии не является недостатком, а иногда и наоборот, чаще всего именно лирики поют эту партию с большим успехом. Верба эту традицию поддержал вполне профессионально и хоть иногда тенорок из него пробивался, но правильному восприятию Сцены смерти Родриго это николько не помешало.:-)

Неудачный московский концерт René Pape в доме музыки можно спокойно забыть раз и навсегда — он в блестящий форме и свою короную партию со всей своей значительностью, внутренними переживаниями, драматическим посылом исполнил на уровне, к которому на данном этапе никто из басов приблизиться не сможет.


Michael Eder /The Grand Inquisitor/ - René Pape /Philip II/ - Nadia Krasteva /Princess Eboli/ - Nikolai Schukoff /Don Carlo/ - Marjorie Owens /Elisabetta/ - Markus Werba /Rodrigo/


Полное голосовое попадание и Pape, как матёрый вагнерист, образцово покателен в одной из лучших басовых вердиевских партий. Магнетическая сила голоса и при этом сдержанность, а местами даже отстраненность в совокупности дают результат, который выводит Филиппа на первое место в Доне Карлосе.



В итоге, к ансамблю солистов, несмотря на некоторые теноровые неудачи:-), все же меньше претензий, чем к оч раскручиваемому оркестру Земпер-оперы.
То, что не все с музыкой в порядке, стало понятным с первых тактов увертюры, а дальше пошло как в Большом - полный раздрай с хором и реальная фальшь, когда музыканты не стесняются сбрехнуть. Но, как всегда в Доне Карлосе, за апофеоз отвечала перекличка медных в auto da fé, где просто играли грязно и неопрятно. Хотя дирижер был вполне себе дирижерPaolo Arrivabeni.



То, что вступали как горох, об этом и вспоминать не хочется, это не самое было страшное. Тут не до нюансов и не до того, какая интерпретация.
Да и хор, скажем так, не блеснул.
И в этой ситуации у меня, как у зануды, возникает вопрос — они только при Тилемане играют «так замечательно», как они играли в той самой знаменитой Сильве ? Но там-то хоть никто не врал, но и музончик этот все таки не Дон Карлос Верди.:-)
Т е дирижер-бенефициант востребованное явление и в Германии, а не только у нас в Большом.
Вот жаль я с Вагнером не дружу, а то интересно было б восслушать как набирающий обороты оркестр и чуть ли культовый conductor лажает там. А ведь лажают наверняка.:-)

Ну и, как водится, надо рассказать что на сцене происходило, конечно не в таком количестве, как наши критики любят рассказывать кто куда прошел, а коротенечно.:-)
Постановочка ни о чем. Это одно из разветвлений главного направления оперного искусства = режиссерского театра. Судя по всему, сцена Земпер-опер дает возможности развернуться во всякого рода фантазийных постановках, но для этого ж надо где то взять режиссера с фантазией... А их раз-два и обчелся.





Поэтому дальше стены с черепами, с которой, собственно, начиналось произведение и по которой в финале несчастный Карлос оч опасно съехал ( и в принципе мог бы даже убиться, но все обошлось ), дело не пошло.
Еще вот такое скромное обаяние дешевизны в виде черного пластика, в который была затянута вся сцена, прикрывалось в целом красивыми костюмами, но почему-то только у Эболи. Все остальные были одеты черти как без всякой связи между собой, со временем и с изображаемым персонажем.
По-хорошему, этот Don Carlo был полуконцертный, где основную работу взвалили на себя (как всегда) певцы и это намного более терпимо, чем когда на первый план вылезают комплексы режопера.

Залет в Дрезден был оч коротким — только театр и замечательная площадь, на котором он стоит. Даже на Madonna Sistina не удалось полюбоваться. Но если Интендант действительно будет подбирать равнозначные ансамбли и подтянет оркестр, хотя бы до уровня города Висбаден, то ездить в Дрезден будет за чем.:-)