?

Log in

No account? Create an account

ОПЕРА искусство не для всех...

ЖЖ как будто оперный, но иногда балетный / ЖЖ как будто милый, но иногда и вредный


Категория: кино

G.Verdi : Un ballo in maschera, premiere, Большой театр, 20-21.04.2018
dolchev
Большой театр, видимо понимая что определением *ужас* для каждой его новой постановки
мало кого можно удивить, решил сделать премьеру в стиле мистический триллер или *ужас ужасный*. По части режиссуры практически ничего не удалось, а вот по части cast (а) случился полный «триумф», за редким исключением, которое всего лишь подтвердило правило – в этом театре вокальный ужас поселился навсегда.

На этот раз режиссера пригласили из-за бугра, с достаточно скромным, мало кому интересным именем.
Davide Livermore на все руки мастер : на протяжении своей 22-летней творческой карьеры, которая разворачивалась на ведущих европейских сценах и в театрах Италии, Давиде Ливерморе освоил самые разные театральные специальности: режиссера-постановщика, сценографа, художника по костюмам и художника по свету; также выступал как певец, танцовщик, актер, был сценаристом и педагогом. [с сайта Большого театра]
Я с его творчеством знаком — в театре-крошке в Пезаро 2 года назад он поставил Il turco in Italia Россини в излюбленном им киношном стиле. В качестве пустяка это вполне сошло.
Оказавшись в Большом театре, и решительно настроившись на крупную форму, автор постановки привлек в качестве соавтора Альфреда Хичкока, объяснив свой ход тем, что будучи большим поклонником синематографа, лучшего воплотителя мистического триллера, чем Хичкок, он себе не представляет. А то, что Un ballo in maschera G.Verdi и есть самый настоящий мистический триллер, это само собой разумеется.

Глупый вопрос — почему оперные спектакли теперь ставят драматические режиссеры, а также поклонники кино и другие разновсяческие деятели, а не профессионалы своего дела, сейчас даже задавать неудобно... Да и некому. Не Урин же будет отвечать на него; сказано же – театр - не музей, т ч вот вам Хичкок, которому 100 лет в обед, но если его прицепить к Опере, то получается вроде как чего-то новенькое.




«Фильм-опера» на сцене Большого получился черно-белым, мертвецки темным и скучным как интеллектуальное кино, в котором интеллектом и не пахнет.


Davide Livermore | Director and Set Designer - Giacomo Sagripanti | Conductor


Mariana Fracasso | Costume Designer - Davide Livermore | Director and Set Designer - Alessandra Premoli | Director - Antonio Castro | Lightning Designer


производство имеет вид полуфабриката и это немудрено, потому как режиссер-постановщик почти одновременно выпускал где-то еще один спектакль и за него трудилась в основном ассистент ... Свернуть )
Московский люд каким-то образом приспособился не обращать внимание на режиссерские выплески и на все это реагирует достаточно спокойно. Ну идет 2-е действие на мусорке - все равно ж ничего не видно, в конце концов, можно закрыть глаза и наслаждаться хоть и не супер вокалистами, но уровнем, более-менее приближенным к европейскому.
Хотя, уже который год взгляд на европейские касты [и даже театров категории А] повергают в страшное уныние.
Все то, что случилось с составами исполнителей в этом спектакле, не поддается анализу со знаком + На 2 каста адекватного исполнения их получилось на три с половинкой.
В первом — это конечно
Nadia Krasteva в не большой, но очень показательной для меццо-сопрано партии она напомнила какими голосами пели Ульрику в золотое время Оперы и Бала-маскарада в Москве; как это делали Образцова, Никитина, Шемчук, Терентьева, Котова.., за кого из них ни возьмись, все они обладали богатейшим нижним регистром, без которого этой роли нет.
В партии Ульрики мистика оформляется большим голосом богатого тембра, для которого нет предела в нижнем диапазоне, насыщенными обертонами, плотным центром и способностью певицы придать особенное значение своей роли в общем сюжете оперы.



Тем, кто слышал как это пели во времена оно, никаким образом не удастся приспособиться к современным, аккуратным адаптациям пол-сопрано, когда последнее Silenzio на нижней Соль [самая козырная нота этой партии] еле-еле проговаривается .



Надя Крастева по современным меркам единственная правильная исполнительница Ульрики и тут cast-менеджмент БТ попал в точку, чего никак нельзя про вторую Меццо, но еще не хватало при общей вокальной исполнительской разрухе огорчаться по поводу отсутствия равнозначности двух составов.

Нина Минасян | Oscar
Damiana Mizzi | Oscar
Повезло небольшой роли Пажа.
Легкие сопрано Нина Минасян и Damiana Mizzi «отчитались» мягким тембром, чистотой звучания, колоратурностью, умением держать темп, игривостью и хорошей смотрибельностью даже в том облике, который им подарил художник по костюмам [костюм был конечно же мужской, а лицо украшали очки:-)].

Из позитивного это почти все. Владимира Стоянова не буду комментировать, потому что в свое время в Opernhaus Zürich он с Петром Бечалой устроил грандиозный праздник в тамошнем Un ballo, что теперешнее его исполнение, которое в общем и целом уступает по разным обстоятельствам, те воспоминания не перекрыли. Всяко бывает...
Основная мистика случилась за 2 недели до премьеры, когда стало известно, что Hui Heочень ожидаемая многими Сопрано– оказалась за бортом из-за, чуть ли, не соответствия высокому музыкальному уровню Большого театра...
Вот это уж триллер так триллер !


Hui He имеет статус востребованный певицы, но т к сейчас такие времена, что это определение звучит как ругательство, то в ее случае приходится полагаться на собственные уши и на всяко разные записи, где ее исполнительское мастерство в полном порядке.
Я слушал Амелию Hui He на Арене и именно поэтому с нетерпением поджидал ее появление в Москве-красавице... нетерпение в итоге закончилось Оксаной Дыкой – гораздо менее востребованной, но украшающей собою большинство театров Италии и совсем недавно - прославленный театр The Metropolitan Opera.
Для подтверждения своего мнения, не прибегая к помощи всех тех
немногочисленных остатков от былой роскоши фанатских рядов
и не решая вопрос коллегиально, ответственно заявляю -
так, как Дыка, в Большом театре еще не пел никто !
И тут даже не надо забираться в глубину истории и поминать всуе всех тех,
кто выступал именно в Бале – это абсолютное зло !
С первых же нот - свербящий звук и убийственная атака, чудовищная детонация, постоянные подъезды и в этом случае абсолютно не уместные, плавающие филировки.
Не хотелось верить своим ушам, что сижу и такое слушаю... Это даже не Груберова на старости лет. И даже не знаю кто лучше  - мадам Гулегина сейчас или эта певица в ее, прямо скажем, нормальном певческом возрасте..?

Такое качество вокала оказалось вполне соответствующим высокому уровню Большого театра и заранее приглашенному итальянскому тенору ... Свернуть )

В общем, по части вокала Большой устроил завершалочку первого срока владимира георгиевича на посту.
Кто как к этому отнесется, но на европейский уровень вокала, к которому, как выясняется, примкнул недавно театр MET, он ГАБТ вывел - у нас теперь поют также погано, как во всей Европе.
Cast подбирается исходя из соображений ну никак не талантов.
Что, собственно, и везде так делается, п ч а вот кто хочет на Аиду с Гусевой, Губановой и Кунде в г. Вена ? :-)


Максим Анискин | Renato - Оксана Дыка | Amelia - Giorgio Berrugi | Riccardo - Nadia Krasteva | Ulrica - Deyan Vatchkov | Samuel

В чем тут соль, придётся разбираться следующие 5 лет при помощи новоизбранного председателя профкома оперных работников (не буду называть фамилию).
И эксперименты с режиссерами и режиссурой привели к печальным последствиям когда маэстро-постановщики гонорары получают с удовольствием, но особо трудиться желания не имеют, потому как слишком хорошо знают — и так сойдет.