?

Log in

No account? Create an account

ОПЕРА искусство не для всех...

ЖЖ как будто оперный, но иногда балетный / ЖЖ как будто милый, но иногда и вредный


Категория: искусство

G.Puccini : Tosca, Oper Köln 02.07.2019
dolchev
5 лет назад, когда Oper Köln предложила Отелло Верди с José Cura, спектакль проходил в шатре рядом с вокзалом [в Кёльне все значимые места рядом с вокзалом :-)]; ремонтируемый театр, очень неплохой, обрамленный все полагающимися для места силы оперного искусства объектами, типа, кафешек, ресто, магазинов, аптек, обещали открыть чуть ли не в следующем сезоне. Оказалось, что не только новый злополучный аэропорт города Берлин, но и театральные дома плохо поддаются реконструкции : с грехом пополам сдали Unter den Linden, а Кёльнская опера теперь дает свои спектакли в выставочном центре, кое-как адаптированном под волшебный мир искусства оперы. Ремонт театра по деньгам выходит на рубежи когда-то обозначенных нашим Большим —1 млрд..

То, что произошло с ремонтом БТ – это был большой европейский стиль.
А мы-то, дураки, возмущались, ручки, светильники и люстру критиковали – спасибо что открыли, хоть какой.
Всё познается в сравнении и Европа, от которой не меркнет свет и постоянно горит свеча, показывает удивительные примеры «правильного отношения» к бюджетным деньгам

И по-прежнему не устает показывать пример доминанты режиссуры в оперном спектакле.
Теперь уже нет необходимости ставить новые шедевры, каждый немецкий театр, покопавшись на пыльном складе среди нафталина, все равно раскопает режоперу.

Поначалу все было достаточно благостно : публика занимала свои места под пение хора, якобы в храме;  маркиза Аттаванти в идиотской шляпе пришла и спрятала чемодан для Анджелотти в люк [читай, в Капеллу] Тоска с Каварадосси, как по нотам, разыграли всем известную сцену «сделай ей мои глаза»… Первые тихие гадости начались с появлением шефа полиции в явно военном мундире неизвестной фашистской страны.
—Да и черта бы с ним, теперь-то не все ли равно в камзоле он – это воплощение зла – или в портупее. Ко всему привыкли—
Но с его появлением началась совершенно другая опера TOSCA
Достаточно сказать, что в финале Te Deum появилась главная героиня и покорно развалилась на столе между ног стоящего Скарпиа и, честно говоря, будучи под парами, я не совсем понял эту фишку – то ли это ему кажется / то ли она взаправду его шлюха...
Дальше их отношения пошли вразнос : после «Vissi d'arte», намурлыканной Сопрано небольшой куколке девы Марии [ей же она возложила букет в 1 акте], она нашла на полу пистолет и принялась палить в своего обидчика. Разумеется, не попала ! И абсолютно безропотно, даже с каким-то трепетом, буквально по щелчку снова развалилась на столе, широко раздвинув ноги, как делают нынче все Кармен, и под *культовую* E avanti a lui tremava tutta Roma! Scarpia совершил над ней акт сексуального насилия в какой-то извращенной форме [не очень было возможно разглядеть]; и не сказать, что Тоска сильно переживала… В итоге снова выстрелила и, сдается мне, опять в молоко. Тут музыка закончилась, никто не захлопал -  все ждали продолжения; в этой заминке из поля зрения пропал Скарпиа ... куда делся -  науке неизвестно. Я-то ждал его в финале, но он так и не появился. Может упал, головой ударился или «крот» по ошибке выпил, как недавно Бари Алибасов :-) А так бы эффектная финалочка получилась.:-)



Параллельно развивались лирические отношения с Mario Cavaradossi; тут все без загибов, если не считать сцену пыток, которая обычно происходит за кулисами и кто как умеет из теноров оттуда орёт, создавая впечатление невыносимых страданий, обычно вызывающих веселье в зале, но в этот раз Каварадосси распяли на кресте и принялись прибивать руки гвоздями и при каждом ударе молотка он громко охал и стонал. *Тарелочки* Мити Чернякова отдыхают по сравнению с таким натурализмом.

Adina Aaron | Tosca – José Cura | Mario Cavaradossi
VFL.RU - ваш фотохостинг

Если бы не первоклассный вокал José Cura, этот спектакль можно спокойно рассматривать как оперный трэш, такой, как *Il trovatore* в Deutsche Oper Berlin и массу других подобных productions.
Но пока есть певцы, народ будет ходить, потому как охота послушать великую оперу.

Тем более, что Хор и Оркестр [дирижер - Alfred Eschwé] были практически безупречны и, несмотря на оч подозрительную акустику, сумел донести всю красоту и мощь этой музыки.
Хосе Кура бил тем оружием, которое только и остается теперь у вокалистов – голосом, которого много и который в превосходном состоянии.

Чего, к сожалению, не скажешь про других исполнителей...
Драматически Samuel Youn добросовестно выполнил все идиотские задумки режиссера Thilo Reinhardt, но музыкально не смог оформить Скарпиа никаким образом – теперешний его «тенор» не вызывает необходимых эмоций в самых значимых фрагментах оперы Пуччини. В этом голосе нет необходимой силы, тембра и чистых нот.

Samuel Youn | Scarpia


Концовка спектакля режиссером сделана залихватски; особенно мне понравился контрольный выстрел в голову Каварадосси и следом Тоска с пистолетом у виска - она падает всем телом на него, как обычно делают Ромео и Джульетта в балетах и в опере - Контрольный выстрел в голову оперы состоялся !





Читать дальше...Свернуть )

G.Puccini : Turandot, Budapesti Nyári Fesztivál 07.06.2019
dolchev
Летние оперные фестивали на открытом воздухе, это та европейская прелесть, которой мы начисто лишены. Как будто у нас нет парка Горького, не течет Москва-река, которая бы снабжала меломанов злобными комарами, где вполне можно построить не большой амфитеатр [а можно и большой] заставить декорациями сцену, пригласить приличных певцов –
° только не Анну Нетребку с прицепом, про них и так все всё знают, - кого-нибудь более голосистого, но менее звездного и состряпать оперный спектакль; при этом желательно понимать, что ставить 50 евро за самые плохие места нежелательно, народ не поймет и не пойдет.
Лучше всего бесплатно, как было в Зарядье на юбилее Wiener Staatsoper... Неужели у Мск нет денег для того, чтобы доставить удовольствие москвичам, как это было сделано, например, на трансляции Andrea Chénier.
А уж если не через телевизор, а через микрофон, да на живых артистах, так и вовсе, несколько тысяч желающих окунуться с головой в оперную стихию нашлось бы всенепременно.

Вот возьмем Budapest... Не самый оперный город, в котором есть очень красивый имперский театр и, в целом, не самого низкого уровня ансамбль.
Есть там также полоска суши в центре Дуная - Margit-sziget с великолепным парком, разумеется, с купальнями, а для духовного развития – театром перфомативных искусств :-) Ну и, разумеется, там проходит летний фестиваль.



В этом году начало было положено оперой Turandot - как было заявлено в зимней афише - композитора Верди ! :-) и, что для многих явилось поводом для знакомства с этим событием, участие José Cura.
José Cura | Calaf


José Cura | Calaf - László Szvétek | Timur - Cristina Pasaroiu | Liú


Его к сожалению сейчас не часто увидишь на афише топовых театров;
они сейчас топают по гораздо менее голосистым тенорам и практически идеальным исполнением Курой пуччиниевского репертуара не озадачиваются.
Szilvia Rálik | Turandot
По опере Турандот я соскучился, поэтому и оказался в нужном месте в нужный час, где и ознакомился с предложенным продуктом, в сочетании с изумительной природой.
Понятно, что «знайки, истинные оперницы и буквоеды» при слове Open air сразу начинают морщить шнобели и носики - это шоу, не живой звук и пр. - говорят они,  не вынимая бананов из ушей, наслаждаясь чистым звуком многочисленных записей, в которых живого никогда и в помине не было, особенно в наше время, подправленное современной аппаратурой. :-)

По фотографиям обещана была полностью консервативная постановка в приближенных к первоисточнику декорациях, с использованием натуры в виде задника и всяко разных дополнительных звуков типа трескотни скутеров, сирен скорой помощи и пролетающих самолетов. Ответственно заявляю – эти звуки прекрасно вписывались в общее оформление оперы и конечно же никакого сравнения со звоном посуды в незабвенном *митином Онегине* тут и быть не может. Там было всё из пальца высосано, а на острове ярко расцветала жизнь, прекрасно и естественно объединившись с современностью. :-)



Egri Sándor | Mandarin
IMG_5033.JPG

Szilvia Rálik | Turandot - Cristina Pasaroiu | Liú

Качество оркестра и хора примерно такое же, как у нас в Большом театре на обычных спектаклях, а не тогда, когда они сильно стараются и, будучи человеком привычным к такому мастерству театрального ансамбля, уверенно могу сказать, - если подкрепиться белым винцом, что делал не только я, а и все вокруг, то вполне можно получить удовольствие.
По части звуковой аппаратуры сие мероприятие похвалить довольно таки сложно, подзвучка в летнем театре все же не так хороша, как в Metropolitan Opera, когда народ на протяжении почти полувека осторожно размышляет на тему есть ли она там; но при этом ни у кого не возникает сомнения, когда этот зал в свое время полной грудью легко озвучивала г-жа Сардиния :-)

Здесь хор и оркестр были в более-менее приличном балансе; по солистам можно с уверенностью сказать что меньше всех повезло José Cura, особенно его знаменитому нижнему регистру, который после адаптации вдруг приобрел некую басовитость. На протяжении всего спектакля звуковики бегали туда-сюда, чего-то такое волновались ик концу отладили более менее. Nessun dorma прозвучала, как и полагается, жестко, оч собранным настоящим ярким теноровым звуком  и конечно финальная высокая нота ударила и на пленэре конкретно.





Вот что значит настоящий тенор от природы, он с годами только лучше становится и от современных «модернизаций» типа занижения, расширения, утяжеления, углубления далеко в стороне -  просто поет своим голосом. Одно плохо – мало поет.
Один из самых интересных парадоксов современного оперного менеджмента, - в то время, когда на такую роль, как Отелло, просто нет ни одного адекватного исполнителя, а все те клоуны, пытающиеся без всякого успеха озвучивать эту оперу, не имеют ни малейшего представления о том, как это должно петь и выглядят убого, Хосе Кура Отелло не поет уже целый год.
Какая тут выгода театрам и что за кнопка, которая включила этот странный процесс, понять невозможно.
Деловые люди таки убьют оперу в недалеком будущем.



Читать дальше...Свернуть )

фоток еще подбавлю
Метки: ,

А.Меликов : Легенда о любви, Большой театр 25.05.2019
dolchev
Балет ненадолго вернулся в мою сферу деятельности наблюдателя за Большим театром...
Опера конечно совершеннейшая оборвашка по сравнению с нашим главным искусством – зал дышит, а не спит и, более того, дарит возможность вызова за занавес по окончании спектакля. Эту традицию в балете не удалось искоренить полностью, как и хореографию Ю.Н.Григоровича на главной сцене страны.
Уж чего только не делали, каких только однодневок не ставили, а история, впервые пропетая языком тел в 1961 г. в Кирбалете, до сегодняшнего дня не имеет себе равных по отточенности сюжета и его хореографического и сценического оформления. И как же было хорошо, когда г-да драматурги не болтались рядом с хореографами со своими разнонаправленными мыслями. Сейчас конечно времена поменялись, но представить себе Легенду о любви, за которую, засучив рукава, взялись бы современные «деятели», всегда готовые обрядить в двубортные пиджаки и брюки кого угодно и по любому поводу, и в соответствии с этим перейти на *пешеходно-половой хореографический антураж* .., ой, даже и пытаться не надо.:-)

В Балете Большого, и это неудивительно, дела обстоят заметно лучше, чем в опере, хотя бы потому, что у российских собственная гордость и бегать за обновками в Hamburg и Stuttgart в последнее время вообще стало не модно. Ну-да, дольно таки большое количество барахла притащили, но лицом театра по прежнему остаются Петипа и Григорович и главный козырь - никто не станцует так, как мы,  даже того же самого John Neumeier [надеюсь, Симфонию До Мажор наши состряпают в этой традиции :-)] Вот уж кто не нуждается в заезжих западных варягах, так это балетная труппа – танцуют все и как бы не станцевали, все равно будет лучше, чем в любом другом месте мира [не считая Мариинского театра, тут можно поспорить]

Существует еще один критерий мастерства – сравнение с предыдущими поколениями, которые, как известно, в этом виде искусства меняются с молниеносной скоростью.
Тут есть потери ... Они связаны с отношением к жизни; артисты стали проще, перестали быть властителями дум и основные их интересы связаны с желанием почаще выходить на сцену, чтобы, извините, побольше заработать [что вполне естественно для современников].
Ушло особенное отношение к профессии и у педагогов тоже...
Уланова, Семенова, Ермолаев, Николай Максимович, - которому не дали в Большом театре стать равноценным им педагогом, - сменились заметно менее значимыми именами. Хотя, иные из них в свое время очень не плохо танцевали Легенду, но передать эту духовную особенную жизнь персонажей почему-то не могут.

Очень сильный кордебалет, работает самозабвенно, но работа эта смахивает на парад физкультурников.
Надо отдать должное Вазиеву, или это может мне так свезло, - никто вокруг себя на старческий манер телом не двигается — по всей сцене шарашат ! Что некоторое время тому назад было потеряно, теперь восстановилось.



Попал я на солистов наипервейших на данном этапе : все сложены, хороши собой, а некоторые так и просто красавцы - глаз не оторвать, гениальные костюмы С.Б.Вирсаладзе сидят как влитые, прыгают высоко, ноги задирают до ушей, прогибаются и вперед, и назад, и во все стороны, туры крутят 2-3 en dehors / en dedans, поддержки в любом варианте с каждой из солисток исполнены профессионально !
Что еще надо ?
Но мне чего-то не хватило … наверное молодости (моей) или бутылки - я в этом состоянии теперь лучше воспринимаю флюиды со сцены.:-)
Вообще, в балет ходить конечно надо… Если чаще начать ходить, современное хореографическое лицо Большого театра станет попривычней. Вот, например, Чапкину я еще не видел :-). Тогда может и у меня [как у Мехменэ Бану :-)] эти девушки в красном превратятся в жгучие мысли и мурашки побегут по телу.
:-)


П.Чайковский : Евгений Онегин, премьера, Большой театр 15.05.2019
dolchev
Как развивается режоперное дело в БТ, если рассматривать этот вопрос на примере 2-х Евгениев Онегиных

Первопроходцем по телу знаменитого романа в стихах Пушкина в музыкальном сопровождении Чайковского стал Дмитрий Черняков.
Какое это было время ?! — Пришло племя младое и незнакомое, с горящими глазами, в зеленых штанах и желтых ботинках, которое изнемогало от желания разрушить всё, чем на протяжении двухсот лет гордился Большой театр. Тут и историческую сцену разнесли, аккурат к началу их подвигов во имя прекрасного будущего *Режоперы*, в правильном ее понимании.

Правда, добиться от публики этого понимания так и не удалось, несмотря на титанические старания демиургов от критики и многочисленных выпускниц РГГУ, которых к этому времени подоспело несметное количество для оформления основного скелета золотомасочного поощрения.
Пробив окно в Европу [не без помощи клана Мортье], *митин Онегин* несколько раз съездил за границу, что представлялось поводом для какой-то нездоровой гордости у тогдашнего рук-ва ГАБТа.  Урин вместе со своим приходом сразу же намылился снять этот спектакль, как не отвечающий высокому уровню Большого. Можно подумать что все премьеры которые случились в БТ за 5 лет работы нынешнего генерального директора находятся в восхитительном соответствии с высоким уровнем Большого театра.:-)

За 20 лет путешествия по тернистому пути в главном театре страны режопера, разумеется, претерпела некоторые изменения.
В основном они связаны с возрастом творцов-создателей.
И вот это племя всем очень знакомое с точки зрения творческой импотенции.
Но «старички» оказались вполне резвыми, быстренько приловчились к режоперному делу, заценили легендарно-хорошие условия Большого театра и похоже выстроились в очередь со своими «концептами, символами и типажами».
Игорь Головатенко | Онегин
Очередная, я надеюсь, следующая не за горами, постановка Евгения Онегина досталась выехавшим в свое время — кто в Израиль [Евгений Арье], кто в Америку [Семён Пастух] деятелям соцреализма.
Вдохнув воздуха свободы и перезагрузившись, они прибыли на Театральную пл. чтобы заново прочесть оперу Чайковского.
В силу возраста и очень модного сейчас среди людей искусства представления о себе – «я большой ребенок !», новый Онегин прочитан именно таким образом. А БТ получил спектакль в стиле детский сад штаны на лямках.
> image
Что положительного в таком взгляде  ?
- Можно смело ставить 6+.
Эти художники, в отличие от Чернякова, не заморачивались сексуальными фантазиями по причине сами понимаете какой.
Во всем остальном - примерно одно и тоже.
Создается впечатление, что у режоперов существует некий свод правил, придерживаться которого необходимо.

Вот, например, очки – без них режоперы не бывает ! :-)
— они были *у Чернякова*; он их покупал лично в бутике и, подозреваю, они так до сих пор и хранятся в сейфе / в новом прочтении аж 2 пары очков – на Татьяне и на Ленском.
Или выпивоха Ларина – она без рюмки теперь не воспринимается !

Алина Черташ | Ольга - Елена Манистина | Ларина


Анна Нечаева | Татьяна




Т е, есть у революции начало, нет у революции конца !

20 лет скоро  уже пройдет, а люстра никуда не девается, вот она, родная, в заключительной сцене вся в снегу, без нее нельзя.
И, как бы по-изящней выразиться.., «архитектура сцены» должна быть ненавязчивая и она всегда такая : у Мити знаменитейшая Комната, кочующая из постановки в постановку с уже ставшим культовым столом / у Евгения Арье тоже практически комната, но возведенная в ранг большого открытого пространства, очерченного тюлевыми занавесками светло серого цвета, вида безобразного. Зато недорого !
Ковровое покрытие из тех, которые мы видели в магазинах и какие бы сказки не рассказывал режиссер, ощущения русской деревни в спектакле передать не удалось. Такое оформление хорошо для учебных театров : коврик постелил, занавесочку подвесил и вот тебе спектакль.
Это все таки Большой театр. Большие деньги. И при этом, самое дорогое, что есть в премьере - костюмы, особенно на гусях, козе и медведе.
Постановка Онегина по скромному обаянию оказалась вполне сродни Пиковой Туминаса : дешево, убого, примитивно и лишено мало-мальской фантазии.


Первая и главная заповедь любой режоперы - испакостить по максимуму основной музыкальной фрагмент произведения. В ЕО это, понятно, письмо Татьяны - было удачно подретушировано фигурой на согнутых ногах с медвежьей мордой на голове, которая то стояла в странной позе с руками на причинном месте, то без дела слонялась, не имея никакого отношения к происходящим событиям.
Бальные сцены в который раз подтвердили что большие массовки не являются местом силы режоперов - беспомощно и оч претенциозно и к сожалению много раз такое видели. Танцы, надо понимать, были поставлены мастером движения; такое можно показывать только на занятиях где-то в США или в Израиле в частных школах для бездарных учеников.

С какой стороны ни посмотри, режопера умирает, выдохлась окончательно. Но в Большом она еще в судорогах побьется и к этому надо быть готовым – впереди Садко и триумфальное возвращение Мити...

Хорошим вокалом поправить такие постановки невозможно, это факт известный.
Артисты тоже люди и скажи как приятно из раза в раз ощущать себя предметом жалости публики, которая сочувствует обстоятельствам, в которые они попадают в подобных *продуктах*.
Скорей всего по этому без особого драйва прозвучали Игорь Головатенко[Онегин] и Алексей Неклюдов[Ленский], вообще-то под эти роли очень подходящие и по голосу, и по внешности. Но оторваться от окружающего безобразия и полностью сконцентрироваться на музыке, как в конц. исполнении, довольно таки трудно, поэтому в спектакле исполняющем обязанности оперы Евгений Онегин были артисты и.о. Ленского и Онегина.
С Татьяной дело обстоит сложнее … Анна Нечаева озвучивает партию жестко и прямолинейно, никакой лирики, теплых обертонов, да и красоты маловато в ее голосе. Такое исполнение к *очкам*, которые якобы символизируют ее синечулочность, подошло, но настоящую вокальную интерпретацию этого образа в ближайшее время в БТ мы врядли услышим.
Постановщикам нового спектакля каким-то образом удалось полностью затушевать всем известного и всегда ожидаемого персонажа по фамилии Гремин...; на сцене находился мужчина похожий на пьяного кучера с тех колясок, которые стояли в качестве антуража на балу у Лариных, его перетаскивание стула с места на место никаким образом не впечатлило ни Онегина, ни публику.


Михаил Казаков | Гремин - Игорь Головатенко | Онегин


После каждой такой премьеры в Большом возникает мысль, а не проснуться ли всем господам хорошим, отвечающим за работу в этом заведении.
Ну сколько может быть провалов ? 
Этот Онегин, это же шняга, дешевая поделка, бессмысленная и бездарная.
И производство одноразовых поделок, судя по всему, останавливаться не собирается.

А сколько мы будем сидеть и ждать, когда закончится контракт у нынешнего и может следующий сядет и у него хватит ума сказать, что академический театр обязан быть консервативным – у него есть прошлое, есть история и прямая обязанность рук-ва поддерживать и умножать достижения именно в этой области в классическом репертуаре


G.Rossini : Il Barbiere di Siviglia, Большой театр 10.04.2019
dolchev
Существует мнение, что иногда, в редких случаях, спектакль, не заигравший на премьере, впоследствии оч даже может выправиться и раскрыться с наилучшей стороны. Я, правда, таких случаев в БТ вспомнить не могу, но по-прежнему верить во все хорошее хочется.

Проверке подверглась осенняя премьерная постановка Il Barbiere di Siviglia на маленькой сцене…
По результатам просмотра стало понятно – ГАБТ свои недавно обретенные традиции не сдает и сдавать не собирается, уж если поставили г****, то запах освежить даже идеи такой нет.
И, похоже, что на этого Цирюльника теперь окончательно *положили* :

ну, не удалось;
да и самому Писареву не понравилось, - конфликт у него вышел с дирижером-постановщиком;
ну и фиг с ним, пусть идет как всё идет - подумаешь, Россини, который у нас 100 лет не шел, а когда шел, это и Россини назвать было нельзя.
:-)
Подкрепление в лице зарубежных солистов мировой оперы нижне-среднего, традиционного для ГАБТА, звена на этот опус дирекцией не предусматривается, но «Cessa di più resistere», как и было задумано, прозвучала.
Константин Шушаков | Figaro
Всё остальное вполне традиционно собственными силами.
Выясняется, что *высокой колоратуры* [как и виртуозного меццо] в театре нет, поэтому ее обязанности исполняет лирическое сопрано с достаточно не свободным верхом и никаким образом не оснащенная техническими финтифлюшками, полагающимися для исполнительниц партии Розины;
DON BASILIO тоже свой, с прошлым, но так и не заявивший о прекрасном будущем;
За Альмавиву был тенор из тех, кто уже выступал в миланской Скале, т к теперь там поют все, кому не лень, то знаком качества в настоящий момент это не является [но в отличие от премьерного исполнителя его хоть слышно было]
Постоянно мутирующий из тенора в баритон и обратно - что в настоящее время не является пороком, а скорее достоинством, - К.Шушаков [Фигаро], хедлайнером не стал; на будущий сезон у него блестящие перспективы стать им в Opernhaus Zürich. Хотя, в ее нынешнем состоянии там и такое сойдет.
BERTA, как всегда в Цирюльнике практически в каждом оперном театре, либо престарелая моржиха / либо [как в нашем случае] «бывшая Амнерис». Третьего не дано, в этой роли нормальный голос не услышать никогда.

Анна Аглатова | Rosina - Giovanni Romeo | Bartolo


Не так давно по ТВ прошла прелестная передача, в которой Г-н руководитель молодежной программы собрал всех своих птенцов отметить 10-ти летие производства, за которое он страшно бился во многих театрах, но только БТ позволил ему распестриться на своих просторах.
Плюнуть некуда – сплошь таланты !
Руководитель – отец родной.
А Севильского на новой сцене спеть некому.

К примеру, вот *Рыжая*, предмет какой-то нездоровой гордости … Год поучилась и усвистала в Deutsche Oper Berlin, чтобы петь, заново обретенным меццо, Розину там.
За какие такие заслуги получал денежки руководитель программы здесь, а не в Дойче опер, науке неизвестно.
Это какая-то необыкновенная, светлая, благотворительная акция Большого театра по отношению к европейским оперным домам.
Им конечно особо-то не позавидуешь ни за Рыжую, ни за Шушакова, но сам принцип построения работы молодежной программы поражает воображение. И понять можно те театры, которые в свое время сумели отбиться от такой вот программы, которая ни богу свечка / ни черту кочерга.





Один из любмых рассказов владимира георгиевича владимиру ростилавовичу и нашему Президенту Владимиру Владимировичу о посещаемости Большого на 99,99% при посещении театра слишком часто не находит подтверждения. Причем, чем отличается наша маленькая сцена от большой сцены Metropolitan Opera – в МЕТе билеты часто не распродаются, но зал чаще всего полон; наш маленький театрик в день спектакля, как правило, раскуплен весь, а как придешь … в первом действии еще как то, а дальше, одни прорехи во всех категориях. Интересная история ...

A.Dvořák : Rusalka, премьера, Большой театр 07-08.03.2019
dolchev
Скоро будем справлять 20-ти летие нового курса , который выбрал БТ в качестве мейнстрима в миллениум.
Тогда еще молодое и борзое руководство оперным цехом, ведомое к европейским ценностям крепким хозяйственником Иксановым и мерчендайзером Ведерниковым, радостно и ожесточенно начали крушить традиции и изо всех сил взялись приучать публику к основным направлениям развития оперной индустрии, если можно так выразиться, в мировом масштабе.
Основной мечтой тогда было достигнуть уровня захолустного оперного театра г. Штутгарт и все, даже тогда немалые деньги, крутящиеся в БТ, были брошены на достижения этой заветной цели. Окончательная победа случилась где-то к середине срока – и основными ее вехами было полное *перетрахивание* репертуара, увенчавшееся «шедевром современном искусства» под названием «Дети левенталя» и открывшего эпоху помоек и мусорок на главной сцене страны.
Тогда же в оборот вошел основной постулат современной оперы – публику надо насиловать; а она, дура, обязана получать удовольствие.
Если она не кайфует, то скандальчик, произошедший между депутатом Драпекой и г-ном Ведерниковым, доведенный практически до абсурда, сыграет свою положительную роль в деле вовлечения масс в некогда элитарное искусство.

Примерно в это же время зарождались нетленные таланты Курентзиса и Чернякова и тут уж валом покатили «шедевры» типа Воццека и Дона Джованни. Деньги по-прежнему вертелись, 40 реп с оркестром выписывались, качество не улучшалось, а картинка на сцене в какой-то момент стала потрясать воображение только социалов и несчастных солдатиков, над которыми в то время измывались все – не только плохо кормили, но еще и в театры загоняли.


Эксперименты над репертуаром продолжились и с приходом нового руководства в правильном международном русле, но с извилинами несколько по-прямее и в полном соответствии со всеми навыками, полученными новым супер-интендантом за годы плодотворной работы в театре Стасик.
Теперь путеводной звездой для ГАБТа стала *Золотая маска*...
Это даже не смешно, - то, от чего приличные люди и театры отказываются, и просят не вешать на них эти *намордники*, для БТ стало знаком качества и демонстрацией его немногочисленных успехов.
Предыдущей команде удалось сломать всё, чем гордился Большой -
Следующей, на этих руинах не удается построить ничего...

Как заколдованный стоит он, этот колосс с колоннами, такой красивый снаружи и такой ничтожный внутри. Отремонтировать внутреннее содержание гораздо труднее, чем наладить поток сувенирной продукции с лейблом БТ.

Репертуар не поддается реформации, рассчитанной на интерес публики.
Она [публика] по прежнему за флагом и интересует администрацию только в плане борьбы со спекулянтами и повышением цен на билеты.
Все планы выстраиваются вокруг каких-то *левых* людей, имеющих влияние по непонятным причинам, на эту самую администрацию.
Правда, иногда они с треском рушатся, как это случилось *Енуфой Херманиса* - за что большое спасибо Путину с нашим Крымом, п ч Alvis Hermanis, будучи большим западником, закатил истерику и теперь мучает Зальцбургский фестиваль своими идиотствами.
А мы тут ловко увернулись.
То, что попались на психозе *барокко в стиле рококо*, и отмотаться не смогли от *розамунды с розалиндой*, свидетельствует только о том, что далеко не все готовы бороться за европейские ценности.
Наоборот, за наши-то денежки и с нашими-то условиями, которые теперь всем известны, готовы трудиться здесь, не покладая рук, наплевав на санкции, Крым, гражданскую позицию и тд.. Только пригласите !

И приглашают.
Копилочка постоянно пополняется никому не нужными названиями. Вот, Rusalka Antonín Leopold Dvořák, на которую, как ни крути, простой посетитель оперного театра придет и будет ждать *Ох, то-то все вы, девки молодые...* и не выбить из нашего зрителя такого патриотизма. :-)
Хорошо, Дворжак – зато с Тимофеем Кулябиным, что, согласитесь, ну оч патриотично !

Сергей Радченко | Princ - Тимофей Кулябин - Ainārs Rubiķis | Conductor

В принципе, владимир георгиевич известен тем, что приметил Кулябина еще до того, как прорвался тот самый прыщ в далеком Новосибе с судами, православными и пр. разными прелестями, позволившими выйти этому персонажу на большие европейские просторы.
Т е, это *ребёнок Урина* и еще как минимум 5 лет нам с ним жить.
Miklós Sebestyén | Vodnik


Опус № 2 на маленькой сцене [что и верно, п ч он и это пространство не знает чем занять] состоялся в содружестве, как нынче водится, с Драматургом. И было даже аж 4 варианта как состряпать оперу о современных людях, п ч Тимофей Кулябин, как капризный ребенок, всегда говорит я всегда ставлю спектакли о современных людях... То, что музыка и либретто Jaroslav Kvapil находятся в гармоничном сочетании, истинными художниками во внимание не принимается.
Динара Алиева | Rusalka
VFL.RU - ваш фотохостингТ к спектакль о современности, то конечно все флажки на месте : больничка с медсестрами это, прям, как в русских деревнях – там на свадьбах обязательно присутствовал ряженый – доктор; так и сегодня в опере – нет оперы без медсестер ! :-)

Вторая постановка на сцене БТ Кулябина показала весьма суженный современный мир в понимании автора.
- Взять бы, да развернуть современный мир, например, в коровнике [он же есть, такой мир и он оч современный - молочко-то мы пьем, где то его берут :-)] но режиссер про него ничего не знает, его современный мир -  офисные дамы с папочками в руках - грудь вперед - попка торчит, видимость деятельности, да, собственно, и все...
Екатерина Морозова | Rusalka
VFL.RU - ваш фотохостинг Главная героиня, как водится в современном мире, -  полное убожество, герой – пьянь и придурок, а соблазнительница – шлюха.
Других персонажей для современных постановщиков нет !
Это очень жаль конечно, но т к есть второй план, а именно мир мечты, то размах Большого театра по части его оформления превзошел все ожидания : мощные деревья, пещера Ježibaba, водопад и кро-о-о-о-ошечное место для солистов, чтобы
Денис Макаров | Vodnnik
побегать по камушкам и попеть в довольно таки статичных позах из-за отсутствия места, не заставленного декорациями.
:-) Чуть-чуть конечно весело было наблюдать за некоторыми исполнителями, которые буквально на карачках сползали с этих горок для того, чтобы разбавить коллектив в центральном ядре.

Разгуляться актерам негде, но при этом *иные сопрано*, по собственному признанию, наконец то, почувствовали себя драматическими актрисами, благодаря, ес-но, Кулябину. Видимо, за счет второго действия, когда современная Русалка пугает зрителей своей неадекватностью и «плавной поступью» на завороченных, почему-то, вовнутрь стопах.


Олег Долгов | Princ - Динара Алиева | Rusalka




2 мира сошлись одновременно в финальной картине, которое и с хорошими голосами в Русалке высидеть трудно – довольно таки оно скучное, а в данном случае драматург Илья Кухаренко поддал такого перца, от которого этот продукт стал совершенно неудобоваримым... Пели как могли и толклись наверху, на своем пятачке, страдальцы из нереального мира, а в параллельном, нашем с вами, сумасшедшем доме, персонажи зеркально кривлялись,
что и неудивительно для той современности, в которой проживают свою жизнь эти адаптеры мировой оперы.
                                                                        Ainārs Rubiķis | Conductor
Просто народ, как обычно, пошел после первого действия по домам;
не дождавшись арии Мельника, во втором антракте на выход пошли любители музыки;
ну а самые отчаянные досидели до конца и поблагодарили артистов аплодисментами и воплем
«Браво, Дворжак !»

Как не любить такую публику, как не потчевать ее постоянно такими изысками репертуарными ?! :-)

Разбирать как пели нет никакого смысла.
Кто-то лучше, кто-то хуже, кто-то как всегда...


Понравились оба Водяных.
Неожиданно приятно удивила Морозова - в центре звучала насыщенно и красиво.
Cizí kněžna | Елена Поповская / Мария Лобанова
Тенор Радченко, хоть и был болен и никаких высоких нот не брал, но оказался более подходящим [сказать, что еще раз хочу его послушать, не могу], чем в этот раз просто невыносимый Долгов.
Иноземные княжны [Поповская и Лобанова], предполагаю, оголтелые вагнерианки такое пение оценили бы – раздолбаны обе : первая - по самые гланды ! / Лобанова - увы :-( - так ярко показавшаяся в Купавне, *дышит ей в спину* – верх оч резкий, визгливый и уже разбитый, т ч надеяться не на что.

Врядли еще раз загонюсь, если только кого подвезут … тенору Масси, скорей всего, грозит эта ситуация = он сейчас у нас в опере, как в балете Холберг, такой вот, американский наш.




G.Verdi : La traviata, Teatro dell'Opera di Roma 19.01.2019
dolchev
Рим в январе – это «мой Рим»...
Понравилось всё. И развалины живописные, и разновсяческие Palazzo, относительное отсутствие мусора и небольшое количество туристов вокруг Колизея, буйная зелень, воспетых Ottorino Respighi, пиний и никем не воспетых кипарисов.
Скажу даже больше, мусорные свалки чуть-чуть подальше от *намоленных мест* и сумасшедшее количество машин, внаглую паркующихся на тротуарах, не раздражали; а крысы, бегающие вокруг, где-то по большому счету, даже умиляли.)

Рим - вечный папский город, в котором нет только одного – верующих !

П ч все эти орды народа, получающие благословения от Папы, верующими не назовешь – это инстаграмная гвардия, для которых отстоять 3-х часовую очередь с целью сделать селфи на фоне лежащего в гробу Иоанна Павла II, есть цель благороднейшая и обязательная к исполнению.
Походя, посетив несколько базилик во время воскресной мессы, местных я там практически не обнаружил, опять те же самые туристы, зашедшие в храм, отдохнуть на лавочке и местные батюшки, справляющие свою обязательную службу буднично и вяло.

Отчетливо понимаю, что у каждого есть свой Рим, летний / по другим временам года и каждый, влюбленный в этот город, может мне возразить, на этом заканчиваю,
но в ответ сообщаю – я его тоже люблю !



Нехотя и с большим не желанием приступаю к своим обязанностям оперного блогера,
примерно также, как римские священники несут свою службу,
отчитываюсь - сходил в Teatro dell'Opera di Roma.
Впечатления, как сейчас принято говорить, неоднозначные...



Расположен театр хорошо. Бомжи, как принято в цивилизованной Европе, ожидают в окрестностях окончания спектакля, чтобы после расположиться на ночлег прямо перед главным входом и матрасы / одеяло у них даже с каким-то бельем. Что в Милане, что в Барселоне, что в Парижике, что в Риме – нравится им спать рядом с культурными заведениями.)
А публике, как выяснилось, сильно нравится не сдавать свою верхнюю одежду.
Поэтому театр похож на кинотеатр, с одной только разницей – есть антракт и в это время все со своим барахлом гуляют по фойе.
Видел даже супер шикарную эскортницу с губами, бровями, в собольей горжетке и с шубой, которую она перекинула через себя. Всё с собой приволокла. А на улице в этот момент было 12°.
Театр не произвел впечатления имперского, как Мариинский или буржуазного, как Большой.
Наоборот, создал образ провинциального, полусемейного заведения с хорошим отношением к зрителю и с заботой о том, чтобы им было видно то, что происходит на сцене и, что характерно, - слышно, п ч акустика мне показалась оч приличной.

К моему приезду подготовились - чтобы окончательно отвадить даже от мысли посещения театра – давали La traviata.
Недавняя постановка Sofia Coppola с костюмами от Valentino Garavani на премьере произвела фурор и в Римской опере чуть не случился аншлаг.



Очередной прокат блока сопроводился скандалом, он конечно был пожиже, чем во времена Марии Георгиевны, но отклики в европейской прессе случились вполне достойные. Artistic director Alessio Vlad [кто б его когда знал :-)] давал разъяснения по поводу примадоннских выходок сопрано Jessica Nuccio, которая осмелилась петь генеральную не в полный голос. Он так на нее орал, что у несчастной певицы случился истерический приступ паники; пришлось вызвать скорую и полицию [кого кому, не знаю :-)], но у полицаев хватило ума быстро свалить из этого вертепа психопатов.
И конечно театр мгновенно отказался от услуг строптивой солистки итальянской оперы.

Как в других театрах, не знаю, но Римская опера продолжает традицию на абсолютно пустом месте устраивать взрыв.

Место это реально пустое
если не вспоминать про то, что именно там Юсифу Эйвазову наконец-то удалось сделать самого себя, исполняя роль кавалера де Грие при Манон Леско-Нетребко, - это была судьбоносная встреча для мировой оперы !
Если кто хочет что послушать – туда не надо.

♫♪ Голоса вам покажут самые, что ни есть, заурядные, такие, какие сейчас по всей Италии поют. Папаша Жермон свою партию будет докладывать дурным голосом, но такое выступление не вызывает у Алессио Влада негативной реакции.., разве что только публика вполне могла бы вызвать полицию, но ей почему-то понравилось и даже Браво один раз было.
Тенор … класса Эйвазова, до того времени, пока он не нашел свою судьбу, но т к Нетребко одна и другой не предвидится, сидеть ему в этой римской опере до конца своей карьеры со своим неопределенным голосом, особенной фразировкой и вяло отточенным исполнительским мастерством.

Главная героиня [ Claudia Pavone ] одновременно стала и главной заводилой, то бишь, хедлайнером этого произведения. Тут все более-менее и даже попытка взять нечто похожее на Ми-бемоль; к концу, когда с высокими нотами было покончено, так и вовсе, неплохо и в сочетании с оркестром [

CONRUCTOR

Pietro Rizzo] и его душещипательно выстроенными струнными, что в Италии довольно таки часто встречается в театрах (кроме Скалы), иных даже тронуло.

Claudia Pavone | Violetta Valéry
VFL.RU - ваш фотохостинг

Но общий фон 2-ого курса консерватории в этом спектакле не удалось преодолеть никому.

© Yasuko Kageyama / TOR
Чем так уж понравилась постановка, мне понять не удалось… Конечно же типичная проблема всех современных спектаклей – свет : серо, однообразно и скучно. Парящая лестница в 1 действии, которая сверху парящей не кажется, а смотрится как приплюснутая; темно-зеленое *хвостатое* платье Виолетты, - ну оч красивое. Все остальное как будто подобрали из прошлых коллекций г-на Валентино, особенно Флора ... в каком-то шифоне ).
Когда лестницу убрали, обсуждать стало просто нечего. Простецкая комната со столбообразными исполнителями.
Причем, во время сольных фрагментов солисты вдруг стали принимать позы, прям как *из той еще Оперы*... Может быть нас хотели погрузить в исполнительскую манеру середины прошлого века... Если вспомнить, да, там люди принимали глупые позы и порой это выглядело смешно, но они пели так, что никого не волновало происходящее на сцене.
К последнему акту режиссер окончательно выдохлась и вдохновилась лежбищем бомжей, поставив на сцене кроватку с синей одеялкой, устроив зрелище невыносимо примитивное.
Народ похлопал. Немного, правда, и не оч бодро. Собрал свои пожитки, кто из под кресел / кто со спинок кресел и радостно отправился в очередь на такси.
Разъезд произвел сильное впечатление... Это было очень по-римски, по-папски. Богато ! :-)

Метки:

G.Verdi : Un ballo in maschera, premiere, Большой театр, 20-21.04.2018
dolchev
Большой театр, видимо понимая что определением *ужас* для каждой его новой постановки
мало кого можно удивить, решил сделать премьеру в стиле мистический триллер или *ужас ужасный*. По части режиссуры практически ничего не удалось, а вот по части cast (а) случился полный «триумф», за редким исключением, которое всего лишь подтвердило правило – в этом театре вокальный ужас поселился навсегда.

На этот раз режиссера пригласили из-за бугра, с достаточно скромным, мало кому интересным именем.
Davide Livermore на все руки мастер : на протяжении своей 22-летней творческой карьеры, которая разворачивалась на ведущих европейских сценах и в театрах Италии, Давиде Ливерморе освоил самые разные театральные специальности: режиссера-постановщика, сценографа, художника по костюмам и художника по свету; также выступал как певец, танцовщик, актер, был сценаристом и педагогом. [с сайта Большого театра]
Я с его творчеством знаком — в театре-крошке в Пезаро 2 года назад он поставил Il turco in Italia Россини в излюбленном им киношном стиле. В качестве пустяка это вполне сошло.
Оказавшись в Большом театре, и решительно настроившись на крупную форму, автор постановки привлек в качестве соавтора Альфреда Хичкока, объяснив свой ход тем, что будучи большим поклонником синематографа, лучшего воплотителя мистического триллера, чем Хичкок, он себе не представляет. А то, что Un ballo in maschera G.Verdi и есть самый настоящий мистический триллер, это само собой разумеется.

Глупый вопрос — почему оперные спектакли теперь ставят драматические режиссеры, а также поклонники кино и другие разновсяческие деятели, а не профессионалы своего дела, сейчас даже задавать неудобно... Да и некому. Не Урин же будет отвечать на него; сказано же – театр - не музей, т ч вот вам Хичкок, которому 100 лет в обед, но если его прицепить к Опере, то получается вроде как чего-то новенькое.




«Фильм-опера» на сцене Большого получился черно-белым, мертвецки темным и скучным как интеллектуальное кино, в котором интеллектом и не пахнет.


Davide Livermore | Director and Set Designer - Giacomo Sagripanti | Conductor


Mariana Fracasso | Costume Designer - Davide Livermore | Director and Set Designer - Alessandra Premoli | Director - Antonio Castro | Lightning Designer


производство имеет вид полуфабриката и это немудрено, потому как режиссер-постановщик почти одновременно выпускал где-то еще один спектакль и за него трудилась в основном ассистент ... Свернуть )
Московский люд каким-то образом приспособился не обращать внимание на режиссерские выплески и на все это реагирует достаточно спокойно. Ну идет 2-е действие на мусорке - все равно ж ничего не видно, в конце концов, можно закрыть глаза и наслаждаться хоть и не супер вокалистами, но уровнем, более-менее приближенным к европейскому.
Хотя, уже который год взгляд на европейские касты [и даже театров категории А] повергают в страшное уныние.
Все то, что случилось с составами исполнителей в этом спектакле, не поддается анализу со знаком + На 2 каста адекватного исполнения их получилось на три с половинкой.
В первом — это конечно
Nadia Krasteva в не большой, но очень показательной для меццо-сопрано партии она напомнила какими голосами пели Ульрику в золотое время Оперы и Бала-маскарада в Москве; как это делали Образцова, Никитина, Шемчук, Терентьева, Котова.., за кого из них ни возьмись, все они обладали богатейшим нижним регистром, без которого этой роли нет.
В партии Ульрики мистика оформляется большим голосом богатого тембра, для которого нет предела в нижнем диапазоне, насыщенными обертонами, плотным центром и способностью певицы придать особенное значение своей роли в общем сюжете оперы.



Тем, кто слышал как это пели во времена оно, никаким образом не удастся приспособиться к современным, аккуратным адаптациям пол-сопрано, когда последнее Silenzio на нижней Соль [самая козырная нота этой партии] еле-еле проговаривается .



Надя Крастева по современным меркам единственная правильная исполнительница Ульрики и тут cast-менеджмент БТ попал в точку, чего никак нельзя про вторую Меццо, но еще не хватало при общей вокальной исполнительской разрухе огорчаться по поводу отсутствия равнозначности двух составов.

Нина Минасян | Oscar
Damiana Mizzi | Oscar
Повезло небольшой роли Пажа.
Легкие сопрано Нина Минасян и Damiana Mizzi «отчитались» мягким тембром, чистотой звучания, колоратурностью, умением держать темп, игривостью и хорошей смотрибельностью даже в том облике, который им подарил художник по костюмам [костюм был конечно же мужской, а лицо украшали очки:-)].

Из позитивного это почти все. Владимира Стоянова не буду комментировать, потому что в свое время в Opernhaus Zürich он с Петром Бечалой устроил грандиозный праздник в тамошнем Un ballo, что теперешнее его исполнение, которое в общем и целом уступает по разным обстоятельствам, те воспоминания не перекрыли. Всяко бывает...
Основная мистика случилась за 2 недели до премьеры, когда стало известно, что Hui Heочень ожидаемая многими Сопрано– оказалась за бортом из-за, чуть ли, не соответствия высокому музыкальному уровню Большого театра...
Вот это уж триллер так триллер !


Hui He имеет статус востребованный певицы, но т к сейчас такие времена, что это определение звучит как ругательство, то в ее случае приходится полагаться на собственные уши и на всяко разные записи, где ее исполнительское мастерство в полном порядке.
Я слушал Амелию Hui He на Арене и именно поэтому с нетерпением поджидал ее появление в Москве-красавице... нетерпение в итоге закончилось Оксаной Дыкой – гораздо менее востребованной, но украшающей собою большинство театров Италии и совсем недавно - прославленный театр The Metropolitan Opera.
Для подтверждения своего мнения, не прибегая к помощи всех тех
немногочисленных остатков от былой роскоши фанатских рядов
и не решая вопрос коллегиально, ответственно заявляю -
так, как Дыка, в Большом театре еще не пел никто !
И тут даже не надо забираться в глубину истории и поминать всуе всех тех,
кто выступал именно в Бале – это абсолютное зло !
С первых же нот - свербящий звук и убийственная атака, чудовищная детонация, постоянные подъезды и в этом случае абсолютно не уместные, плавающие филировки.
Не хотелось верить своим ушам, что сижу и такое слушаю... Это даже не Груберова на старости лет. И даже не знаю кто лучше  - мадам Гулегина сейчас или эта певица в ее, прямо скажем, нормальном певческом возрасте..?

Такое качество вокала оказалось вполне соответствующим высокому уровню Большого театра и заранее приглашенному итальянскому тенору ... Свернуть )

В общем, по части вокала Большой устроил завершалочку первого срока владимира георгиевича на посту.
Кто как к этому отнесется, но на европейский уровень вокала, к которому, как выясняется, примкнул недавно театр MET, он ГАБТ вывел - у нас теперь поют также погано, как во всей Европе.
Cast подбирается исходя из соображений ну никак не талантов.
Что, собственно, и везде так делается, п ч а вот кто хочет на Аиду с Гусевой, Губановой и Кунде в г. Вена ? :-)


Максим Анискин | Renato - Оксана Дыка | Amelia - Giorgio Berrugi | Riccardo - Nadia Krasteva | Ulrica - Deyan Vatchkov | Samuel

В чем тут соль, придётся разбираться следующие 5 лет при помощи новоизбранного председателя профкома оперных работников (не буду называть фамилию).
И эксперименты с режиссерами и режиссурой привели к печальным последствиям когда маэстро-постановщики гонорары получают с удовольствием, но особо трудиться желания не имеют, потому как слишком хорошо знают — и так сойдет.

П.Чайковский : Пиковая дама, премьера, Большой театр 15-16.02.2018
dolchev
В Большом театре в очередной раз не взорвалась очередная премьерная бомба.
По части ПИКОВОЙ ДАМЫ это уже в третий раз.
Единственное, чем можно гордиться — упорством,
с которым театр ставит перед собой изначально невыполнимые задачи
и в итоге их не выполняет !

Нынешнюю попытку отгадать третью карту Графини доверили любимцу московской интеллигенции режиссеру Римасу Туминасу

Римас Туминас | Режиссер-постановщик - Евгения Муравьева | Лиза


Туган Сохиев | Дирижер-постановщик - Римас Туминас | Режиссер-постановщик - Анна Нечаева | Лиза - Анжелика Холина | Режиссер, хореограф-постановщик - Геворг Акобян | Томский - Олеся Петрова | Полина - Адомас Яцовскис | Сценограф


Что и как он ставит
«на вахте», не знаю, т к перестал туда ходить с его появлением; зато был на «его» Катерине Измайловой, которая мне даже понравилась.
И, по-хорошему, карьера Туминаса как оперного режисера на этом должна была бы и закончиться; но г-н Урин, большой модник по части либерального искусства, решил призвать под колосники худрука самого посещаемого и самого гастролирующего драматического театра г. Москвы.

Если перед постановкой «Катерины» г-н Туминас опасался, волновался, не хотел [по его собственным рассказам], то во второй раз никакой дрожи в коленках, никакого розового испуга, вплоть до того, что литовский маэстро, мечтающий наводнить варварскую столицу европейскими ценностями, взял и брякнул – нет никакой концепции в этой Пиковой; а на вопрос про что спектакль ответил, - про детей, которым предстоит оч сложная жизнь...

Публике предлагается дорисовать картину на сцене с «узнаваемой, но выдержанной строго» петербургской архитектурой.

Вся повесть, а вслед за ней и опера, пронизана особенной, только этому городу свойственной таинственной и зыбкой атмосферой. Петербургская архитектура нашего спектакля, созданная Адомасом Яцовскисом, узнаваема, но выдержана строго. Сценическое пространство почти не меняется. Гораздо важнее для нас то, что есть в нем некая переливающаяся составляющая, нечто, что постоянно мерцает, заставляя работать воображение и «собственноручно» дорисовывать картину. И люди в нашем спектакле тоже представляют собой некие зыбкие, мерцающие субстанции.*

Ну, если строгая петербургская архитектура, представленная на сцене Яцовскисом состоит из колонны, стены, пары стульев и стола, выдержанных в беспоlдобно-бюджетном стиле в серо-белых тонах, то воображение надо включать на полную катушку.
Чем, собственно, я и занимался, вспоминая Летний сад, Бал, Дворцовую набережную в той самой, знаменитой постановке, которая теперь так далече...



Видимо подозревая, что далеко не все обладают таким богатым воображением, как я, автор нового спектакля переложил ответственность за чувства и настроение произведения на дирижера-постановщика.
Держать зрителя в напряжении и создавать мистическое настроение будет музыка Чайковского – «руками» дирижера-постановщика Тугана Сохиева.
Моя же задача – рассказать историю.*


Так уж случилось, что историю в истории рассказала только Анжелика Холина в пасторали «Искренность пастушки» — единственном (уж чересчур перегруженном сценическим движением в исп. миманса) фрагменте [может нравится / может не нравится, но тут хоть какая-то работа видна], который был сбит.
Все остальное - полуконцертное исполнение, столь любимое нынешними режиссерами, подвизающимися в Большом театре, которые плохо представляют себе что делать с этими толпами орущих людей.

Так как картинка не менялась, то особо распространяться о ней не приходиться.
Но очередной представитель литовской культуры неплохо подзаработал, не шибко затрудняясь реквизитом и декорациями. Тут каждое лыко в строку : не броско, не привлекая особого внимания, без каких бы то ни было ярких пятен [если не считать омолаживающего make up старой Графини], без впечатляющих костюмов.
Скучно и серо, как Балтика в осеннюю пору, только запаха протухшей трески не хватало.
Ответственные за мистическое настроение и напряжение «руки дирижера-постановщика» очень старались и довели оркестр Большого театра до практически безошибочного исполнения партитуры Петра Ильича. Предельно аккуратно, не громко, казалось что музыкальный руководитель, как бы, извиняется за то, что взялся за такую глыбу.
Но пришлось забыть о напряжении, мистике - это был чистейшей воды аккомпанемент.
Хотя иной раз в музыке «прослушивался» мистический вопрос –  как так случилось что на всей нашей зелено-голубой планете в настоящий момент нет ни одного исполнителя партии Германа ? Что это за роль такая, про которую режиссер целую лекцию прочитал, т с перевел нам Пушкина с русского на туминасовский, чем несколько ошеломил всех тех, кто знаком с первоисточником.
Вот возникает Герман ... Свернуть )
Юсиф Эйвазов | Герман
Я, как всегда, не знаю кто эти «мы», которые вместе с режиссером застают главного героя где-то там,
но тенор из первого состава, бодро и весело шагающий по жизни, Юсиф Эйвазов, в свою очередь сообщил - Герман не сумасшедший.

И на том спасибо.
Потому как в предыдущей, додинской версии, Герман был как раз именно таким.
Переход Германа из психов в «чужие» премьерный исполнитель прописал все же не четко, а уж когда письмо стал читать в Казарме, то и сомнений никаких не осталось
это же наш Юсиф, свой парень, а вот его жена в 6 ряду сверкает и всё это звезды мировой оперы, весьма далекие от авансов постановщика ! :-)

В современной опере трудно себе представить исполнителя с внешностью Олега Стриженова и голосом Зураба Анджапаридзе.
Хуже всего то, что в современной опере нет Германа с внешностью и голосом Владимира Атлантова.
Поэтому спасать спектакль, тянуть одеяло на себя в премьерный вечер было попросту некому.
И на мой вкус, это самые настоящие происки старой ведьмы Графини, которая не дает Большому театру состряпать хоть что-нибудь удобоваримое на предмет Тенора.

Лариса Дядькова | Графиня - Юсиф Эйвазов | Герман - Анна Нечаева | Лиза




При том, что недавний триумфатор миланской Скалы партию в общем и целом озвучил, но слушать его было тяжеловато, п ч, как выясняется, всё то, что можно простить в итальянском репертуаре, в русском, так хорошо знакомом, выглядит неубедительно - сильно мешает специфический тембр и монотонность звучания, вообще свойственная такого рода голосам.
Драматическим тенором Юсифа Эйвазова не назовешь - нет драмы в его теноре.

Также, как и нет ее [драмы] в голосе другого исполнителя из ансамбля.
Но он пошел своим путем...
Партия сложная, кто-то же должен ее петь вторым составом и, аккуратно расходуя силы, Олег Долгов временами проговаривал текст, с трудом выталкивая из себя  в положенных местах необходимые верхние ноты.
Это тот случай, когда доведенная до конца роль засчитывается как доведенная до ума.
Но, по-хорошему, в ближайшей перспективе доводить до ума её некому.

Получается, что в новой постановке БТ нет режиссуры и нет главного исполнителя – стержня произведения.
В какой-то степени им могла бы стать Графиня и привнести определенную сверхъестественность исполнением своей роли, но выбор Ларисы Дядьковой сразу обрубил возможности такого поворота. Чего-чего, а мистицизма в этой Графине ожидать не приходилось. Ровно, как и вокала.
На эту партию ради украшения спектакля звездой на возрасте надо все же приглашать артистку с очень богатым прошлым; а если поет обычная певица, то милости просим, дайте, пож-ста, вокал.

Игорь Головатенко | Князь Елецкий - Лариса Дядькова | Графиня - Юсиф Эйвазов | Герман


Коль скоро отечественных звезд не осталось, наверное нужно растить свою Графиню, как это было в случае Елены Образцовой, которая смолоду могла добавить драйва любому спектаклю.

Анна Нечаева озвучивает практически все премьеры в Большом в последнее время, из чего можно сделать вывод что она универсальная сопрано [по мнению руководства].
На самом деле ее голосовые возможности весьма далеки от большинства ролей, за которые она так отчаянно берется. Будучи певицей заурядной, с очень не интересным голосом, с ощутимым дефектом наверху – странным скрипом, она врядли могла вытащить эту унылую Пиковую из серого петербургского смога. Выбор её именно на премьерный спектакль можно оценить только с точки зрения желания постановщиков иметь ансамбль певцов, в котором никто не высовывается, все пребывают в скромном обаянии не соответствия исходному материалу.
➨Как тут не вспомнить недавний питерский Симон, где за столько лет впервые удалось услышать ансамбль солистов в блистательном соответствии с исходным материалом.

Правда Лиза из второго состава сделала попытку высунуться и у нее получилось удачно. Но как всегда в последнее время это произошло в исполнении представителей культурной столицы.
Евгения Муравьева этим летом приобрела особенную известность среди оперной публики после выступления в Зальцбурге по замене Нины Стемме в заглавной партии в опере Катерина Измайлова. Это тот случай, когда на следующее утро она проснулась знаменитой среди небольшой кучки оперных фанов :-) и иные поставили себе задачу познакомиться при случае с этой певицей.
Случай представился.
И вполне можно понять зальцбургскую публику, перед которой сейчас усилиями агентов парадом ковыляют ветераны оперного труда, которыми надо восхищаться по обязаловке, и вдруг появляется предмет, который может понравиться с чистого листа.

Лиза в Пиковой даме это конечно не Катерина Измайлова, в которой больше истеричного музыкального разговора, в этой партии необходимо показывать не только выносливость, но и так любимые всеми кантилену, звуковедение и всяко-разное другое, необходимое для козырной роли русского репертуара. Муравьева, будучи певицей уже опытной, абсолютно без нажима, используя все достоинства своего голоса, как-то : приятный тембр, отсутствие швов между регистрами, наличие устойчивых верхних нот, красиво окрашенную середину оказалась тем самым лучом в этом сером и холодном сценическом пространстве. Не совсем удачно - по складам и скучно - получилась «Канавка», но оч медленный темп, который держит дирижер может свести на нет усилия любого вокалиста.
Еще хотелось бы послушать Лобанову, голос которой намного больше подходит к партии Лизы, чем сопрано Нечаевой. Но тут уж как решат старшие товарищи.

Евгения Муравьева | Лиза - Геворг Акобян | Томский


Оба Елецких вокалом не подтвердили свое княжеское происхождение : знаменитая ария в их исполнении запомнилась натужно взятой верхушкой Игоря Головатенко и попыткой петь из низкой позиции Василия Ладюка, что сильно смахивало на звучание тромбона.
Томский-Геворг Акобян пока один и хороший.

От этой премьеры можно ожидать только одного – того дня, когда ее снимут, найдут еще какого-нибудь режиссера и снова поставят. Надеюсь Юсиф Эйвазов будет в добром здравии и к этому времени споет на всех оперных подмостках во всех идиотских постановках, где его будут хвалить за хороший русский. А может, даст бог, другой какой Герман появится…

Роман Муравицкий | Чекалинский - Игорь Головатенко | Князь Елецкий - Лариса Дядькова | Графиня - Юсиф Эйвазов | Герман - Анна Нечаева | Лиза - Геворг Акобян | Томский - Олеся Петрова | Полина - Вячеслав Почапский | Сурин


Василий Ладюк | Князь Елецкий - Лариса Дядькова | Графиня - Олег Долгов | Герман - Евгения Муравьева | Лиза - Геворг Акобян | Томский


*Источник
фото кликабельны

G.Donizetti : Lucia di Lammermoor, premiere, Новая опера 18-19.01.2018
dolchev
Режиссер Hans-Joachim Frey, поставивший Lucia di Lammermoor Gaetano Donizetti в Новой опере, вполне успешно зарабатывает в России : трудится постоянным советником генерального директора ГАБТа; не гнушается, а даже наоборот, с удовольствием ставит спектакли в глубинке, организовывает музыкально-светские мероприятия.
Т е наш человек и практически товарищ, а никакой не Herr.
Такая высокая занятость в России мечта многих глобально ориентированных зарубежных художников; тут весь вопрос в возможности пристроиться [по нашему говоря, в блате] и дальше по всей территории 1/6 части суши можно смело сеять семена разумного-доброго-вечного.

Повнимательнее присмотревшись к деятельности Фрая, можно сообразить, что все эти странности с репертуаром БТ неудивительны и вполне логичны. Даже не поставив ни одного спектакля в главном муз театре страны, г-н Фрай мягко и настойчиво советует генерального директору соответствовать европейским оперным ценностям, которых на самом деле нет, так как Опера там уже давно не является ценным искусством.
Режиссерский дар г-на Фрая расцвел в саду Эрмитаж и некоторая часть публики чего-то такого даже ждала от этой премьеры…
Хотя, всё то, что в последнее время предлагается в Новой опере, как-то не внушает доверия - Богема, Фауст ... и вот теперь в эту компанию затесалась еще и Лючия.
Ирина Боженко | Lucia
Совершенно очевидно – ставил режопер в излюбленной манере этой касты неприкасаемых деятелей.
Всё, что наобещал в своем интервью режиссер, воплощения на сцене не нашло.
Дело происходит в коробке с задним проходом, из которого с разной степенью затруднённости постоянно появляются хор и солисты; там же оказались и небеса, куда отправляется Sir Edgardo di Ravenswood, в свой последний путь к Лючии, так и не сумев из-за дальности расположения от рампы одарить слушателей одной из самых забойных концовок в мировой опере.
Такой финал можно смело отнести с достоинствам премьеры — не было слышно и слава Богу !
К сожалению оба тенора категорически не явились украшением первых показов.

При усложненности выхода на сцену больших групп людей и не большого пространства для их более менее свободного расположения ни о какой оживленности не стоило и мечтать.
Тут в очередной раз расцвел концепт полуконцертного исполнения.
Это стало таким общим местом, если вспомнить бтэшные Иоланту, Снегурочку и стасиковскую Аиду.
И похоже режиссер не был озабочен выстраиванием интересных мизансцен и хоть какого-то оживляжа происходящего на сцене.
Хотя изредка, и особенно это проявилось именно в премьерном спектакле, некоторые лучшие в музыкальном понимании сцены подпакостить удалось : Секстет, раскрашенный топотом в исполнении тенора и почему-то не украшенный звучным верхом Лючии [Ирина Боженко], дуэт Энрико и Эдгардо [сцена В башне] с взаимным перепихиванием, и конечно сама Лючия, странность поведения которой с самого начала уже не могла сделать убедительной и вызвать те самые эмоции, о которых говорил Фрай, в ключевой сцене – Сцене сумасшествия - в сумасшеднем доме и не такое бывает))).



Оставляем на совести художника [сценография и костюмы - Петр Окунев], нарядившего практически всех в костюмы из одного материала безобразно алого цвета, дешевого и раздражающего своей дешевизной.
Но надо отдать должное, детали этих костюмов можно было разглядеть только на поклонах при полном свете.
Во имя чего была сделана такая детализация, п ч на протяжении всего спектакла стояла тьма египетская, осталось загадкой...
Предмет гордости художника—золотые кукольные костюмы главных героев выглядели кляксами на общем серо-красном фоне.
Художественное оформление стильным не назовешь.

Jan Latham-Koenig | Conductor - Петр Окунев - Hans-Joachim Frey


Дмитрий Бобров | Sir Edgardo di Ravenswood - Ирина Костина | Lucia


Алексей Богданчиков | Lord Enrico Ashton - Ирина Боженко | Lucia- Георгий Васильев | Sir Edgardo di Ravenswood - Алексей Антонов | Raimondo Bidebent

Странность такого оформления для Новой оперы заключается в том,
что в репертуаре театра уже есть, выдержанный ровно в такой же гамме,
но сделанный с гораздо большим вкусом спектакль —
Roméo et Juliette.
Здесь чувствуется просчет руководства.
Ирина Костина | Lucia
В музыкальном плане премьера не задалась вообще.

Все, какие могут проблемы в оперных постановках, в первый день присутствовали.
Но каким-то образом на следующий день темпы оживились, оркестр [дирижер Jan Latham-Koenig]
подсобрался, вступали вместе, с хором скооперировались. Хор сам по себе свое высокое звание хора Новой оперы в очередной раз отстоял.
Наконец-то появилась Лючия-Ирина Костина, которая не так много посвятила себя отыгрыванию поставленных Фраем психоневралгических сцен, зато вокальную линию вела гораздо более целенаправленно соответствию написанной музыке. И даже – о радость ! – взяла, коротенечко, крайнюю верхушку, которую мы всегда ждем в Mad scene, но дождаться в первый день не смогли.

Баритоны примерно одного качества.
Алексей Богданчиков отличился более экзотической внешностью, а именно напялил рыжий парик и был в оч оригинальных усах; Белецкий этим заморачиваться не стал, его, как всегда, слишком напористое звучание драмбаритона не вполне соответствовало этой романтической музыке, но его хотя бы слышно было отлично.

Вытерпеть такое представление можно.
Публика уже счастлива хотя бы тем, что нет никаких провокаций.
Но главное здесь другое—как оказалось, нет у театра голосов для этого произведения. Также, как и нет практики приглашения артистов со стороны, по понятным причинам - театр городской и финансово приглашать гостей он не в состоянии.
А при таком раскладе ловить в этой Лючии нечего, она может дать представление об этой опере, весьма далекое от того, которое принято в мировой оперной практике – пиршество голосов. Точно такая же разблюдовка, она и в *Стасике* идет...

Jan Latham-Koenig | Conductor - Ирина Костина | Lucia- Hans-Joachim Frey | Director