dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

Verdi Un ballo in maschera Opernhaus Zürich 06.05.2011

На следующий день в Опере давали «Бал-маскарад». Почти премьера. Но спектакль такой, про который не поймешь забукивали постановку или нет. :=) Фамилия David Pountney, говорящая москвичу многое после постановки им оперы «Кармен» в Большом театре и чаще всего вызывающая матерные ассоциации (но как знаете у меня приличный журнал и я здесь не ругаюсь))), конечно же не вдохновляла.



Но слухами земля полнится и рассказывали, что в Opernhaus Zürich довольно приличная постановка «Девушки с запада» в его исполнении и я решил потешить себя надеждой на то, что чудные виды на озеро Цюрих-Зее с лебедями каким-то образом воодушевили Паунтни на создание натурпродукта, которыми так славится местная земля. Но похоже его вдохновил вид велосипедов на дне Лиммата, поэтому спектакль получился примерно в таком стиле : вода вроде сверху чистая, но на дне чего только не валяется. :=) Заявка была сделана сразу — под вступление живая кукла, изображающая Короля Густаво III полулежала на сцене; сверху спустилась огромная рука и потащила ее наверх примерно так, как тащат на тросе Дроссельмейера перед Вальсом цветов в "Щелкунчике" Григоровича. В маленьком окошечке наблюдала за всем за этим некая дама, предполагаю Ульрика, которая оставалась на сцене на протяжении всего спектакля в разных обличиях, но постоянно исполняя функцию двигателя происходящих событий. Смысл ее наблюдений я не понял. Но начало мне понравилось. А дальше все как у Паунтни, но только в несколько иных цветах. Основная гамма черно-серая. Черный блестящий пол. Постоянное использование кругового вращения сцены, т е народ на разные картины приезжал и уезжал вполне готовенький.

С первых же тактов стало понятно, что постановка Паунтни как всегда пародия на оперу и музыка в "Бале-маскараде" особенно в первых 2-х картинах сильно способствует ироничному отношению к происходящим событиям. Король Густаво был чертовски юн, одетый в черные бархатные штанишки и курточку с отложным воротничком, постоянно шалил и играл с пажом, а тот в этой постановке являл собой черного ангела с черными же крылышками. Это и понятно, п ч роль пажа в данной опере совсем уж белой не назовешь. С него собственно все и началось.
А режопера началась с того момента, как Густав с Оскаром буквально оборжали - Alla vita che t'arride - выходное патриотическое ариозо Ренато : в конце арии Король заплодировал как первоклассный клакер, а за ним снялся весь зал (но надо отдать должное, Vladimir Stoyanov Ренато исключительный, но об этом потом). Т ч фишечки стали расставляться в положенных местах. Понятное дело, когда собрались к колдунье, один из самых знаменитых хоровых ансамблей был обыгран в традиционном стиле режоперы, когда приехавший хор в латексных красных мундирах с большими эполетами начал задирать ноги в канкане, топать как лошади и чуть ли не пустился в присядку, а иные пытались делать перекидные. Зал поржал.

Во 2-й картине выстрелила находка — Ульрика Арвидсон, находившаяся за ширмой, расположенной перпендикулярно яме с поддельным микрофоном озвучивала вокал огромной кукольной головы, похожей на медузу Горгону : та разевала рот и постоянно меняла положение, пугая не только исполнителей, но и оркестрантов, когда зависала над ямой. Это смотрелось интересно минут 5, ровно столько, сколько идет Заклинание, но т к ни один режопер еще ни разу не похвалился чувством меры, то до конца действия эта дурная голова просто заколебала.:=) Дело все кончилось на полностью открытой сцене почему-то с видом зрительного зала на заднике и пришедшими славить своего короля пейзанами и пейзанками в костюмах в стиле Марии Антуанетты:=) К этому вперени Ульрика прикрылась огромным флагом Швеции, а Король Густаво на авансцене, приложив руку к сердцу и широко улыбаясь, продолжал линию режиссера на оглупление самых красивых фрагментов знаменитой оперы.





Yvonne Naef - Piotr Beczala


В начале 2-ого действия мне слегка взгрустнулось, п ч несчастная рука ровно таким же манером утащила того несчастного Густаво, как это было перед началом 1-ого акта. Т е фантазия автора совершенно явно начала иссякать.
Под чудовищно медленно сыгранное вступление появилось ужасное поле, усыпанное покойниками, на котором Амелии надо было собрать ту траву. Причем, все сделано было так хитрожопо, что по мере продвижения Ma dall'arido к кульминации некоторые из покойников на тросиках стали подыматься все выше и выше и развесились в разных позах над всей сценой, а в момент, когда страшный призрак, поднявшись из-за камня, должен пугать Амелию, к ней подбежала оживленная покойница и даже пыталась ее куда-то утащить.:=) Но Амелия не далась, оттолкнула ее и продолжила вокализирование. Публика в зале разделилась : предполагаю были те, кто боялся, но в основном не открыто:=); но были и те, кто в душЕ смеялись. Если учесть, что все это время Амелия одета под Веру Холодную с большой шляпой, то как-то стало очевидно, что Верди написал многовато музыки для того, чтобы у Паунтни хватило фантазии постановочно отточить каждое действие. Поэтому он, как Ратманский, в главном большом дуэте и финале пустил артистов на самотек — чего хотите, то и делайте. Те, разумеется, не стушевались, не в первой чай поют.

Перед 3-м действием публику оставили на длительный сидячий антракт и все ждали чего-то необыкновенного, но когда открылся занавес публика с тихой грустью увидала на сцене 3 белых шкафа... Оказалось это шкафы пыток. Ренато пытал Амелию и допытался до того, что пришедший с приглашением на бал Паж утек с супругой Ренато в один шкаф... Что это могло значить, не могу себе представить.
Далее все перешло в кульминацию, прелесть которой вы можете оценить по фотографиям, которые получились исключительно хорошо. Все, как один, были одеты в робы со шкелетами задним и передним. Причем, хор продолжил свои пляски в этом странном обличии.





А в самом конце Густаво вынес куклу, изображающего его самого, положил ее на суфлерскую будку под всем известную музыку кончины короля, отошел в сторонку и финальное соло в ансамбле исполнял как сторонний наблюдатель или как постановщик всей этой вакханалии.
Паунтни конечно не откажешь в фантазии, это все же Черняков, который только комнаты лепить может. Но все эти фантазии в стройную картину не вырисовываются и это жаль, п ч в принципе мог бы получиться интересный зрелищный спектакль. А так, - пирог какой-то недопеченый.

Но так как дело происходило в Цюрихе, то все постановочные радости как всегда прикрылись тем, что это была Опера. А если опера настоящая, то она вытянет любую постановку. На сей раз дирижером был Nello Santi, похоже, кумир местной публики — принимали его на ура, он был главным героем спектакля. Но лично мне по сравнению с "Богемой" оркестр понравился меньше. Речь конечно же не идет ни о каких киксах, лаже и т д., по технике исполнения все было просто идеально. Но от музыки сложилось ощущение ровно такое же, как от дирижирования в последнее время Зубина Меты — все хорошо, но не трогает. Я конечно же доверяю маэстро Санти и наверняка он лучше меня знает какие должны быть темпы в "Бале-маскараде", - я привык к тому, как это было в Большом театре(а это было неплохо), да и в Вене недавно слушал, - но такие сильно заниженные темпы для меня впервые. Особенно второе действие, - совершенно без конца и края : очень заунывно ария Амелии и первая часть дуэта, а уж в то-то смеху будет потом..., просто конкретно все разъехались в разные стороны и для того, чтобы собрать всех дирижеру пришлось приложить немало усилий. Но это был единственный чисто технический неудачный пассаж.
Постановка сложная для того, чтобы классическому оркестру создать целостное впечатление от картинки и музыки, как это было, например, в «Богеме». В этот вечер оркестр с его рафинированным, хладнокровным и даже немножко суховатым исполнением резко контрастировал с той вакханалией, которая творилась на сцене. Может быть дирижер нужен помоложе, который способен соответствовать режисерским проискам, уж коль скоро пригласили такого режиссера. А этой музыкальной интерпретации хорошо бы соответствовала классическая постановка, что-нибудь этакое в духе старых мастеров.:=)

Солистка Цюрих Оперы, которая и в прежней постановке пела Оскара, крошечная кореянка Sen Guo, - тепленькое, отлично выученное колоратурное сопрано с хорошо концентрированным звуком отпела без сучка и задоринки и по игре была совершенно на месте.



Yvonne Naef вживую слышал впервые. По записи она мне запомнилась как превосходная Азучена из Covent Garden. На сей раз, живьем, Неф не произвела особого впечатления. Дооралась ВаХнера на разных площадках до того, что голос стерся почти до пяток. Хотя основная ее красота - природные мягкие волшебные низы - пока при ней. Зато верхами уже особо не погордишься. От вокала впечатления общей разболтанности. Что еще осталось, так это сила, которая Вагнером только усугубляется :=), там особой красоты не требуется.

Fiorenza Cedolins представляет собой интересную фигуру в контексте современной оперы. Никогда не был ее поклонником, даже когда она была молодая и толстая. Известный "Трубадур" из Флорентийского мая с Аланьей, с которого, собственно, и началась ее достаточно серьезная карьера, на меня большого впечатления не произвел. Потом на веронской Арене у Чедолинс случилась оч удачная Тоска, про которую говорили тёткин голос:=), но несмотря на это, роль она сделала великолепно. После чего Чедолинс отчаянно похудела, приобрела балетный вид, получила еще больше ангажементов и теперь поет практически во всех лучших театрах исключительно спинтовый репертуар, но голос ее претерпел значительные изменения, но не в лучшую сторону. В "Трубадуре" в Лисео ее было трудновато слушать особенно после Krassimira Stoyanova, но все же это было приемлемо. Амелия певице далась с трудом. Та самая работа и напряжение, которые не должны быть видны, теперь очевидны. И такие неприятные вещи, как несмыкание, имели место быть не один раз на протяжении спектакля. По части игры в рамках роли Чедолинс вполне стиле постановки.



Ну и два главных мужчины, которые украсили это бесспорно спорное представление - Piotr Beczala и Vladimir Stoyanov. Вот это были голоса !
Vladimir Stoyanov, весь спектакль проходивший в партикулярных современных костюмах разных цветов и только в конце облачившийся в шкелеты, со временем стал еше лучше. Это опять к вопросу о баритонах, которых нет. Куда ни приедь в Европу, везде поют первоклассные баритоны (если только случайно не попадешь на квакающих пердунов).
Стоянова вполне можно отнести к лирико-спинто бартону, но он так легко может подать драматизма, не перенасыщая вокал децибелами. Голос по всему диапазону исключительно ровный; на низах это вообще что-то особенное — то, что мало кому удается озвучить насыщенно и с драйвом он пропел идеально, п ч чаще всего баритоны это проговаривают. Отличный баритон и такой подарок для меня в некоторой степени был неожиданным.



А Piotr Beczala - это был специальный подарок, на который я и ехал. П ч один день Кура, другой - Бесчала, это только Цюрих может себе позволить, да, собственно, Цюрих может себе позволить в один день Кура - Флорес, а в 11 утра Кауфман Lieder сбацает под рояль - и такое бывало.
Бесчала бесподобный лирический Тенорище, соловьем залетным разливался все три действия. Где-то я читал, что он скованный на сцене... Ерунда. Ничего такого не увидел. Тембр оч приятный для слуха, что с высокими тенорами редко бывает. Музыкальный. Выносливый голос, поет конечно же, как все выдающиеся, высоко задрав голову. Ну и чисто внешне хорошо сложенный и симпатичный певец, и к этой, прямо скажем, непростой интерпретации был абсолютно готов, п ч взрослому певцу изображать из себя мальчика, это надо иметь соответсвующие кондиции и достаточное чувство юмора для того, чтобы оценивать себя со стороны.



Окрыленный удачной пересадкой после антракта в 1 ряд сделал целую кучу шкелетных фотографий, после чего помчался на подсырник в надежде на то, что спонсоры все вопросы порешали, все вино выпили и отправились на отдых. Народу было человек шесть + те же самые проститутки, сидевшие на лестнице.:=) Но, слава те, выходить стали быстро.
Совершенно очаровательная, достаточно высокого роста, но с девичьей фигуркой, в коротенькой юбочке Чедолинс с радостью попозировала и с чемоданом и мужчиной куда-то отправилась.



Бесчала просто душка! Встретив его на улице, подумал бы, что это какой-то клерк из банка в очочках идет на ланч с бутербродом:=) По русски понимает, но говорит только "спасибо" и, по-моему, был рад что русские пришли его посырить.:=)



Стоянова не дождался или пропустил, но с удовольствием бы ему отпел слова благодарности за ту радость, которую он доставил своим пением.







Ну и на следующий день состоялся переход Дольчева через АльпыАльпийские луга :=) (с заездом в Берлин для удешевления путешествия) на Родину, обделенную и лишенную такой радости, как настоящая европейская Опера.
Tags: Opernhaus Zürich, un ballo in maschera
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments