dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

F.Halévy : La Juive, Михайловский театр 18.03.2011

Хотел начать свой отчет о вечернем походе со слов пока все.., - в том смысле, что пока все обсуждали нового назначенца на Большой балет, - но потом подумал, что такое начало очень не оригинальное. Примерно такое же, как режоперная постановка «Жидовки», - ой, извините, La Juive Jacques-François-Fromental-Élie Halévy в Михайловском театре.
— Несмотря на то, что сегодня вечером был дебют Ивана Васильева в роли Абдерахмана, лучшие люди блога Dolchev в моем лице и наилучшие люди с балетфрендс в лице Гаевского и модератора с супругой отправились, предварительно не сговариваясь, в театр им Станиславского и Немировича-Данченко на очередных гостей из культурной столицы. Первым гостем, поразившим мое воображение, был Кехман : подъехал черный лакированный мерс, из него вышел охранник, открыл дверцу... Я остановился, п ч надеялся увидеть Путина/Медведева, ан нет - вывалился Кехман с телефоном и быстрым деловым шагом отправился вовнутрь театра. На данном этапе Кехман один из претендентов на роль директора Большого театра (когда погонят Иксанова) и я, собственно, не против его кандидатуры, и поэтому внимательно к нему присматриваюсь.
После того, как присмотрелся к Кехману, отправился в театр, но через вход для зрителей. Театр Станиславского(СТАС) не люблю из-за хамства его охранки и капельдинеров, из-за синего цвета, да и вообще из-за того, что он даже после ремонта имеет какой-то деревенский вид. Единственное, что в нем хорошего, так это пирожки с капустой и воспоминания о том времени, когда мы там черт знает что вытворяли.:-)


Гергиева за пультом не было, но спектакль задержали на 20 мин по независящим от Михайловского театра причинам.
Рассказывают, что бывший МАЛЕГОТ сейчас активно выходит на европейский уровень, что в области балета, - вспомним балерину Перрен, которая в Лондоне что-то там получила от 300-х лондонских балетных критиков; что в области оперы, - здесь можно вспомнить о тех знаменостях, которых чуть было не пригласили на исполнение главных партий в «Бале-маскараде», то, что этот номер не удался, это не страшно, главное желание есть у театра и иногда заезжие звезды таки поют в нем. Сегодня такой заезжей звездой стал тенор Neil Shicoff, ранее не очень знаменитый, но с тех пор, как объехал полмира с акцией под названием опера Halévy La Juive, стал звездой наипервейшей величины и Михайловского театру удалось не только украсить афишу вышеназванной оперой, но и заполучить в качестве центра лучшего на сегодняшний, и я так думаю еще на много последующих дней, исполнителя партии Элеазара.

Оперу эту не знал. Но все же решил идти не с бухты-барахты - раздобыл диск лицензионный с Krassimira Stoyanova и честно попытался ознакомиться с произведением.
Даже Стоянова не помогла...
Сумел прослушать только 2 действия. Но сегодня отсидел полностью.
И сразу же ответственно заявляю - режопера Михайловского получше режоперы Венской. Хотя, конечно тоже фигня.
Дело тут конечно перенесено в какую-то страну, в которой ходят фашисты, но в красных рубашках. Музыка Галеви достаточно приятная на слух, в принципе, можно было бы послушать и увертюру, но этот номер не удался, п ч под нее несколько евреев с пейсами бьют поклоны у стены плача, а дальше их начинают дубасить и в кульминационный момент раздается страшный крик. Ну какая уж тут увертюра... - не до Галеви, когда родина в опасности и бей жидов - спасай.., но дело не в России происходит, т к в России стены плача я точно знаю нет.

Ну ладно. Исколбасили начало и приступили к открытию сцены посредством раздвигания в разные стороны стены плача. И понеслась, если можно так выразиться. Хотя, музыка Галеви не склонна к бурному развитию действия. Она достаточно спокойная, без особых страстных контрапунктов, очень мелодичная, иногда даже какая-то салонная. А на сцене по контрапункту черт знает что - броуновское движение толпы людей, как принято в режопере.
Про то, как одеты даже и говорить не буду. :-) Сами знаете как одеты : кто в платьишке, кто в пальто и обязательное условие режоперы соблюдено полностью - военная форма присутствует. Ну и вот эта вот красная чума или холера в галифе. Кто плохой кто хороший понятно сразу, тут никаких недомолвок нет.
Основная цветовая гамма исключительно стабильная, вплоть до цвета пола, серо-черно-красная. По части оформления скучища смертная. Опера не короткая и выдержать постоянно одну и ту же замыленную картинку практически невозможно. Кое-какую изюминку внес длинный стол, поставленный наискосок сцены, но при этом принцесса Евдокия так ужасно сочеталась с цветом рубашек у галифешников и с коробкой, в которой Элиазар принес заказанное ею украшение, что на сцену опять расхотелось смотреть.
Вялотекущее действие шкандыбало шкандыбало и к 11-ти часам прибыло в тихую гавань окончания спектакля.

Как играли артисты ? А так и играли, что вроде бы и режопера, а полное впечатление, что все они в пыльных париках и картонных бородах. Мельтешня, муравьиные бега по сцене, попытки как-то интересно развести хор, смотрелось как много раз виденное, скучное и невыразительное зрелище. Но понятное дело, что для оперы видеоряд один из важнейших пунктов, но не главный.

Поэтому - про как и что послушать в этом спектакле. А послушать-то, в общем, тоже немного хорошего. Оркестр, ведомый Peter Feranec играл так, как всегда играют оркестры, ведомые Феранцем. Он точно также играл у нас в Большом - гремел, грохотал, мочил. Хотя, у Галеви особо и греметь негде, но при желании развернуться можно найти где это сделать. Без откровенных киксов, но и без хватания звезд с неба. Мочилово, которое достаточно часто имело место быть, не очень-то и огарчивало по той простой причине, что не очень-то была и охота слушать эти голоса, которые увидительнейшим образом подобрались по неприятному на слух тембру. Мужчины и женщины все пели одинаково. Это не европейских уровень и театру Кехмана еще очень и очень далеко до вылезания через окно в европу.
Не хочу ни на ком отдельно останавливаться, кроме, разумеется, Neil Shicoff. За арию он имел даже успех и скандежку зала, а по ходу спектакля аплодисментов было мало. Шикофф поет так, как может петь человек в 62 года. Проблем с голосом вагон и маленькая тележка. Петь ему трудно и это видно. Но при нынешнем положении дел с возрастными певцами, предполагаю, что его голос дальше будет только свежеть. К достоинствам его как вокалиста отношу то, что он не перешел на баритональные партии, а подыскал себе нишу, в которой вполне может еще и просуществовать. Есть такие партии, в которых качеством вокала можно не заморачиваться, например, Альтоум, - его всегда пели старички и похоже Элеазар относится к числу этих партий.
Да - имя.
Да - хорошая игра на тему страданий евреев.
Да - мастерство не пропьешь. И хоть на целый спектакль конечно сил не хватает, но на арию Шикофф собраться смог. Но меня интересует другой вопрос. Чем он поет Каварадосси и Германа ??? А ведь он всё это поет по сю пору... Наступили золотые времена для пожилых певцов и с этим уж ничего не поделаешь - имя важнее голоса.



Маска в этом спектакле грозит только исполнителю партии Элеазара. Но, опять же, за имя. За режиссуру маску есть кому дать.
Спасибо привезли - послушали. Не знаю, будут ли обсуждать и вспоминать спектакль долгие долгие годы. Скорей всего нет. А как долго «Иудейка» удержится в репертуаре Михайловкого, это не мое дело, это забота Кехмана. Но Большому театру даже при самом кошмарном раскладе не надо заморачиваться идеей постановки этой оперы, сколько бы не рассказывали и не учили, что во всех театрах мира она идет и обязательно должна идти у нас. В России есть театр, в котором "Иудейка" идет. И довольно.

Tags: F.Halévy—La Juive, Михайловский театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments