dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Manon Lescaut Wiener Staatsoper 05.12.2010

Второй венский день получился очень насыщенным...
Во-первых, по количеству отрицательных градусов на улице и при этом по количеству тургрупп на Graben и Kärntner Straße; во-вторых, по количеству людей в кафе, в которые было не пробиться.

Но у меня с собой был билет на утреннюю презентацию предстоящей премьеры Don Giovanni в Оперу. Думал, хоть там будет тепло, ан нет, театр тоже оказался выстуженным аномальными холодами.

Вообще-то, сначала я сдуру подумал, что будет генеральная, но потом венские жители меня просветили, - Mit Mitwirkenden der Premiere, это такая модная штучка, которая и у нас теперь бывает перед каждой премьерой. Только у нас бесплатно никого загнать не могут, а там как-то набитковался зал и не за бесплатно. :-)

Особую пикантность моей ситуации придавало то, что по-немецки я знаю, - ну вы знаете, что я знаю, - Вестбанхофф:-). И все. А там перед красным занавесом, да под портретом Моцарта, на закрытой оркестровой яме за тремя со столами с тремя графинами расселись два перца - как я понял Модераторы Andreas Lang и Oliver Lang и повезли ахтунг-махтунг про Чезаре Сьепи, Руджеро Раймонди и о том, почему D в Dа Ponte пишется с большой буквы. Старых мастеров показывали в старых записях. Живое исполнение было представлено только Silvia Schwartz, которая спела под рояль Церлину.

Ildebrando D'Arcangelo петь не соизволил, а только явил залу свое медийное лицо, по-жизни оказавшимся совсем не таким медийным как на сильно преукрашенных фотошопом рекламных постерах. И, вообще, оказался скромным итальянским парнем, и по-английски доложил присутствующим, что он по сравнению со Съепи ниже плинтуса. Это вызвало одобрение в зале, п ч основное большинство белых головок, присутствующих на Matinee, разумеется слышали Съепи в те еще лохматые годы. На вопрос о творческих планах, D`Arcangelo доложил, что в самом ближайшем будущем он будет участвовать в «Анне Болейн» с great cast, то бишь — Нетребко, Гаранча и Мели. Похоже, Гаранчу Вена простила, также как Лондон простил Георгиу.

В тот момент, когда меня окончательно начало клонить в сон, появились два персонажа : муз рук Staatsoper Franz Welser-Möst и режиссер спектакля Jean-Louis Martinoty. И на полчаса бла-бла-бла... Режиссер вёз про концЭпцию, которая встречала неодобрительные реплики из зала. Похоже, Венская опера получает очередную режоперу и вполне вероятно, что «BU-u» может иметь место. :-)
Ну это их проблемы. Я в этом году уже один режоперный Дон Жуан посмотрел.

Эта презентация высосала из меня все соки.
Еле успел добежать до Розенбергера и там взял всё и съел всё это, и потом всё это запил:-), и мне даже не мешали толпы итальянцев, которые орали на ухо на своем тарабарском языке.
После наступившего насыщения захотелось насыщенно отдохнуть, но вечер не обещал быть томным, п ч надо было собираться на Manon Lescaut, которая, ни с того / ни с сего, начиналась в 18.30...
Как-то сразу повезло с местами — в нашей ложе оказались не занятыми в первом ряду 2 кресла. Конечно было бы глупо растеряться и не сесть туда. Т ч картина поначалу вырисовывалась практически маслом.
Не скажу, что Manon Lescaut одна из самых моих любимых опер;
не скажу, что я ее много слушал — только в записях на предмет ознакомления с материалом, да и то всего 2 раза. Но оказалось, что опера такая не длинная и в живом исполнении очень даже вдохновляющая.
Перед отъездом прочитал рецензию на спектакль и понял, что события перенесены в Вену в наши дни.
Т е, здравствуй, режопера, давно мы с тобой не встречались!
Когда сцена открылась, там конечно витрины магазинов с манекенами, папарацци, праздношатающаяся толпа вперемешку с вполне современно одетыми людьми, делающими покупки. Действительно, все это очень смахивало на то, что мы видели на улицах Вены. Манон появилась в коротком плащике и с белым чемоданчиком, такая вся скромненькая.:-) Своевременно появился и кавалер де Грие(почему кавалер?), запел все, что полагается и запел хорошо, несмотря на то, что почти постоянно откашливался и вытирал нос рукавом кожаной куртки, как в настоящей режопере.:-) Погода на улице в последнее время очень влияет на состояние здоровья тенора José Cura, п ч он в принципе не умеет ходить и беречь себя, как это делали старые мастера : Зураб Соткилава, например, всегда запакованный в шарф, даже если на улице 20 ° тепла, или, подымай выше, Козловский, у которого всегда торчал только один нос, ну и Басков, было дело, когда начинал свою карьер в БТ, очень берегся.

Но вернемся, однако, к постановке.
Конструкция на протяжении всего спектакля не менялась, зато во 2-м действии постоянно меняла прикиды Манон.
Уезжали влюбленные на Lexus
В последнем действии, по либретто в странном месте, не пойми где, Манон и де Грие оказываются на той же самой улице, но только ночью, среди мусора и пустых банок. Там Манон и умирала от усталости, болезней и жажды. А кавалер де Грие ночью в Вене естественно не мог найти открытого магазина, чтобы купить ей чего-нибудь попить(как я его понимаю — ни сигарет ни воды, все спят и город мертв). В общем, спектакль получился жизненным.:-) Немножко конечно кавалеру поменьше бы шмыгать, но т к пел-то он отменно и шумовое оформление его носа совсем не влияло на качество всех нот, воспроизводимых точно, страстно, жгуче-темпераментно и очень горячо, как сказала его партнерша по спектаклю, то такой современный вариант Rene Des Grieux вполне устроил. Также он сильно устроил опоздавших теток, которые таки пришли на насиженные нами места в 1-м ряду к началу второго действия(один антракт) и в конце орали как зарезанные.



Что касается José Cura в роли де Грие — полное попадание. il verismo это всегда его, было есть и будет еще какое-то время. П ч его темный голос, несмотря на весь металл и жесткость, способен передавать все нюансы так называемого чувственного вокала. Плюс, я уже об этом говорил, редкая способность менять окраску тембра в зависимости от музматериала. Уж чего-чего, а монотонным голос Куры не назовешь — в нем и сочность и переливы и, вообще, мы ему водку передали, дорогую, для компрессов.





А вот Ольга Гурякова полная противоположность кавалеру и не только по половым признакам.
К сожалению как вокалистка она деградировала достаточно сильно. Сейчас она с большим трудом берет верхние ноты и пробить оркестр на этих верхушках уже не может. Вокал все тот же, - крупно-помольный, тяжелый и грубый. Может в Пуччини такое и покатило бы, п ч Манон Леско поют сильные сопрано (хотя сейчас *** проссышь, чего только кто не поет:-)), но необходимого драматизма в голосе Гуряковой как раз и нет. Зато присутствует монотонность и подвыв. Честно говоря, я плохо понимаю такие голоса — для лирики они грубы и тяжелы, а для веристких и крупных партий просто не хватает силушки. По игре все было нормально : хорошо двигалась; стройная; пластичная; на сцене раскованная,  чуткая к партнеру.
Но при всем моем уважении и гордости за Рашу-мать, ну, вот сразу видно — эшелон далеко не первый, хотя на поклонах ей хорошо похлопали, по крайней мере лучше, чем за Елизавету несколько лет назад (там то просто был вежливый прием).







Ну, и Happy Birthday Потому как представление давалось как раз в день рождения José Cura. Приехала практически вся его тяжелая артиллерия. С правой боковой верхней ложи бросали букетики цветов и развесили гирлянду с поздравлением; орали-выли, - это само собой. Цветы метали в Куру, Кура метал их в зрителей.



А на подсыре, по сравнению с Il Barbiere di Siviglia, был просто переаншлаг.
Все, в основном дамы, возбужденно ждали именинника,

Но! сначала вышел другой Хосе, который José Plácido Domingo Embil, и который - Дебил, со своей второй половиной...
Я конечно хотел постоять рядом и повосхищаться:-), но никто к нему не кинулся, хотя Доминго так мило улыбался всем, кто стоял на его пути. Все ждали своё и я в очередной раз понял, что если ни я, то кто окажет внимание выдающемуся мастеру оперной сцены. Вот, смотрите чего получилось.

Но с Доминго мы еще не прощаемся, он у нас как красная нить, которая голубой лентой реки вьется через всю Вену, вплоть до Annagasse.
Т ч ждите продолжения, а пока вернемся к Куре. Как только он появился, вся орда, которая сумела затолкаться в предбанник, спела ему хором Happy Birthday, а потом начала дарить красные ленточки, рождественские прянички и еще чего-то, не забывая при этом беспрерывно фотографировать и не отходить от своего предмета ни на шаг. Куда уж там мне было:-) Кура терпеливо расписывался, дарил фотки, позировал. На вопрос как вы себя чувствуете ответил ужасно, а потом и вовсе сказал, - торопитесь, мой ресторан скоро закрывается.
Пакеты все собрал и, воссоединившись с сопроовождающими его лицами, отправился в сторону Кертнерштрассе. Как выяснилось в итальянский ресторан Соле на Аннагассе. Почему это выяснилось, п ч напротив этого ресторана как раз находился отель одного представителя из нашей московской веселой компании. Поэтому проследить телодвижения звезды мировой оперы не составило никакого труда. Вернее, даже не проследить, а просто совпасть во времени и месте. В этот ресторан мы таки пошли, но на следующий день и об этом я расскажу завтра.

Tags: José Cura, manon lescaut, wiener staatsoper
Subscribe

Posts from This Journal “manon lescaut” Tag

  • G.Puccini : Manon Lescaut, Большой театр 27.01.2021

    ▥О т 15 до 30 тонн оценила вес Нетребко в 50 % феврале Кировопера — санктпетербургский вариант импортозамещения; черт его батю знает, может там у…

  • G.Puccini : Manon Lescaut, Большой театр 11.12.2019

    В Большом театре ни с того / ни с сего стали появляться модные мульки, соответствующие спросу не только оперного менеджмента, но и современного…

  • G.Puccini : Manon Lescaut, Большой театр 08.11.2018

    Ну, как я и предполагал – без Максимовой Большой театр не обойдется. Вот ведь радость-то ! Если не в Севильском, то в Путешествии в Реймс…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments