dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

«Севильский цирюльник» Тителя МАМТ 11.02.2010

11 февраля в Вене Opernball. В этом году он посвящен знаменитому интенданту Ioan Holender, который в августе прощается со Staatsoper. А у нас премьера Il Barbiere di Siviglia в Стасе в режиссуре Александра Тителя. Свои впечатления хотел написать only friends, но по окончании 1-ого действия понял — друзьям такие подлянки не подкладывают. Пусть читают все, да и предупредить людей об опасности посещения этого спектакля необходимо.

Я сумел высидеть только первое действие и пришел к выводу, что в оперных театрах Москвы развивается искусство, которое не имеет никакого отношения к опере. «Севильский цирюльник»Тителя, а это действительно «Севильский цирюльник Тителя», п ч к Россини он не имеет отношения, является ярким примером другого искусства.

Про постановку.
Ну раз пошла мода на снег на сцене, то конечно же режиссер засыпал всю сцену снегом. И невдомек ему, что снег на сцене очень скучен, наводит тоску. Всю первую картину хотелось выть на луну вместе с певцами, но они-то имели эту возможность и выли кто во что горазд, а нам надо было сидеть молча. Про костюмы из second hand отдельно говорить не приходится, это штамп такой сегодня, лейбл для всех желающих поставить оперу ново. Во 2-й картине появилась омерзительная унылая грязная стена. Стол конечно. Из реквизита кастрюля у Дона Базилио; несколько мопедов и малолитражка(переделанный мопед), выезд-выход на котором Фигаро имел самый большой успех в 1-м действии. Больше по поводу постановки сказать нечего, кроме того, что поставлена она бездарным режиссером. Неостроумно. Глупо. Серо. Плоско. Наигранно. Фальшиво. А главное — немузыкально. Россини оказался не по зубам оркестру и вокалистам.
Уже самому неинтересно писать о том, что наши оркестры играют Россини, как Родиона Щедрина. Что это чертова физкультура точного попадания в ноты им никак не удается, а упражнение вступить вместе изначально не дано. Можно было бы много написать про гром, треск, скрипучие струнные и откровенную фальшь во всех группах и соло, но разговоры об этом тоже стали общим местом. Играем как коллектив пенсионеров дома культуры и будем так играть. И не собираемся переучиваться.

По вокалу, если можно так куртуазно выразиться.
Это то, что доконало абсолютно. Голоса, которые были предложены музыкальным театром Станиславского для интерпретации «Севильского цирюльника Тителя» все, как один, отличались исключительной противностью.
Вершиной творчества, конечно, был Дмитрий Степанович(Дон Базилио) с кастрюлей, который на 5+ выполнил режзадачу — полностью изменил тембр голоса с более-менее приемлемого до невыносимого и к тому же всю арию спел между написанных нот, и особенно хорошо прозвучала последняя заключительная, громкая долгая финальная аккордная, но не та, которую принято исполнять басами в La calunnia.
Изумительным был Роман Улыбин(Доктор Бартоло). Режиссерскую задачу выполнил на Ъ. Личность серая. Внешность глупая. Петь не может. Предполагается, что его конек россиниевские скороговорки, но они у него были тителевскими — шамкающие и беззубые. Такими скороговорками говорят бабушки на лавочке, да и то, у иных получается лучше.
Елена Максимова(Розина). Стасик тут опять отличился — авторский вариант меццо-сопрано. Можно подумать, что любое меццо в одночасье может стать россиниевским... Максимова порепетировала... и стала тителевским меццо. Что из этого следует : душераздирающая фальшь — уши берегите; никакой такой возможности отработать россиниевские сложности; добавленные ноты, там где не надо и убавленные необходимые, там где они должны быть. Полная чисто физическая голосовая невозможность петь эту музыку.
И на десерт две фишки — Алексей Кудря(Альмавива) и Арсен Согомонян(Фигаро). Очень похожие певцы, хотя один тенор, а другой баритон. Оба совершенно не способные к сценическому движению, ну не дал бог им такого таланта. Все попытки хоть как-то что-то обыграть полностью провалились. Актеры нулевые.
С голосами тоже ничего хорошего. По тембру, у обоих для слуха неприятные. Классический расейский баран по всему диапазону и растембровка по всему диапазону. У баритона верхних нот нет вообще, а тенор успешно озвучивал их фальцетом. Темпы не держали(в скобках скажу, что все темпы были весьма далекие от первоисточника, но мы-то помним, - опера не Россини, а Тителя), дирижер Вольф Горелик отчаянно пытался вытягивать певцов в ансамблях на более-менее удобоваримый темп, но номер не удался, пришлось плестись за вокалистами, которые пели, как умели. Количество расхождений оркестра с исполнителями зашкаливало. Было такое впечатление, что каждый дудел в свою дуду, нисколько не заморачиваясь хоть какой-нибудь ансамблевой слаженностью. Ну и конечно концовка... Я-то хотел уйти сразу после Ehi di casa(появления пьяного солдата), но остановил меня чисто спортивный интерес, что они будут вытворять в финале первого действия. Певцы превзошли все мои ожидания. Один из самых знаменитых ансамблей был разделан под орех: кто визжал, кто верещал, кто рычал, кто пишал — не пел никто.

Черт знает что, а не опера. Как только не стыдно и когда это кончится за мои деньги мне вот такое впаривать. Я понимаю, что спектакль сделан для определенной части публики, которая не за музыкой приходит в театр. Иные поклонники творчества новых русских бабок оценили по достоинству плоский юмор Севильcкого Тителя. Иные даже браво кричали, хотя скорей всего свои отрабатывали. Но почему все это надо делать в оперном театре и причем здесь Россини, люди добрые. Вот уж воистину, на «Воццеке» было веселее.
Tags: il barbiere di siviglia, МАМТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 88 comments