dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

La Bohème Wiener Staatsoper 03.03.2009

>

Как прилетел, так сразу и пошел(сами понимаете куда, в оперу). Давали "БОГЕМУ". В принципе проходную. Но для меня там был весьма притягательный магнит в лице Крассимиры Стояновой(Krassimira Stoyanova). Перед началом схватил стоячее место в партер, ну, и расположился среди многочисленных туристов. Доложу я вам, если бы в БТ были бы такие удобные и недорогие стоячие места, может я бы и ходил туда чаще; хотя... на что мне туда ходить? В нашей "Богеме" не то, что Стоянова, даже Евсеева теперь не поет.
Постановка всем известная - Дзеффирелли. Да и то сказать, а чем в "Богеме" можно удивить: чердаком в латинском квартале или какой-то особенно необыкновенной игрой вокалистов? Так и не было её, игры, п ч составчик был не шибко сильный. С первых же нот потряс тенор Keith Ikaia-Purdy. Какой-то это был "удивительный" уровень для Венской оперы. Невысокий, коренастенький, то ли мексиканец, то ли кореец, без определенного возраста, но я склонен думать, что молодой, п ч если он пожилой, то как вообще он прорвался на эту поруганную Ольгой Бородиной сцену. Разве что фашиствующий Иоан Холендер решил вставить лично для меня этот гвоздь в булку. Про игру даже и говорить ничего не буду, т к при таком вокале не до игры. С первых же нот стало понятно - голос как у всех нынешних теноров не большой, зато противный. Ну, типа, как ноги кривые, зато волосатые. Отдавало очень личностным отношением к интонации и поэтому когда певец вступал в ансамблях так и хотелось орать новую кричалку: "ЗАТКНИСЬ, ГНИДА, не мешай людям петь!" Произошел совершенно невероятный случай: тенор умудрился заработать абсолютно хилые аплодисменты за холодную ручонку и это в Венской опере, где Гулегиной в "Тоске" орали как сумасшедшие(но об этом потом) и вообще орут как зарезанные всем только лишь за любимую арию при любом сколько-нибудь сносном исполнении. Ну ладно, тенор сделал все что мог для того, чтобы спектакль прошел без особого успеха

А вот кто оправдал все мои надежды, так это Крассимира Стоянова. В России она мало известна и врядли её когда-нибудь пригласят что--то спеть у нас, а жаль... Сопрано певицы отличается чистотой звучания, какой-то странной отрешенностью и даже иногда холодноватостью. И при этом на сцене она очень выразительна, и её сценический облик прибывает в благостном соответствии с нежной женственностью её голоса. По всему диапазону он звучит прекрасно, верхушки устойчивые, замечательные переходы от p к f - Стоянова неоднократно это демонстрировала; ну и музыкальность, конечно, то, что называется поет как по нотам:) И вот после арии Мими зал раскочегарился, покричали и похлопали всласть, как любит венская опера. Стояновой больше всего удались последние 2 акта: в полном соответствии с импрессионистской постановкой Дзеффирелли, певица своим чистым голосом и неброской на сцене внешностью создала настроение, прям как в Париже побывали) Если честно, я не так-то часто досматривал и дослушивал до конца "Богему": уж больно шибко долго Мими умирает и народ этот толчется без конца, спокойно глаза закрыть не дает. И здесь, собственно, все это происходило - верещал Рудольф, прикрывая Мими пледом он зачем-то держал её за ноги; между делом отлично спел свой фрагмент Коллен - компримарио ВО Димитреску; чем могла помогла испортить общую картину Мюзетта-Simina Ivan - весьма пожилая женщина с разъехавшимся по всем швам голосом; и только отходящая в мир иной Мими концентрировала внимание публики на замыслах композитора и постановщика. Да, кстати, вполне приличный певец Boaz Daniel исполнил роль Марселя и драматически и вокально всё получилось..

Оркестр ВО п/у в тот вечер был, что называется, не навреди. Ни единого раза никакой лажЫ, мне теперь это уже и представить трудно, а они из спектакля в спектакль доказывают обратное, причем всякий раз с разными дирижерами. Совершив подвиг отсиживания до конца одной из самый не любимых опер, я решил сказать несколько теплых слов главной виновнице события. На подсыре народа было не очень много: 3 человека героически взяли автограф у тенора, остальные 15 выстроились в ненавязчивую очередь к Стояновой. На мое <большое спасибо> на чистейшем русском она ответила <пожалуйста>, а на комплименты меланхолически произнесла : я рада что вам понравилось. Ну она такая, с пониманием собственного значения и в жизни внешне намного эффектней, чем на сцене. Так бывает...

Krassimira Stoyanova

Krassimira Stoyanova"
Tags: La bohème, krassimira stoyanova, wiener staatsoper
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments