dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

П.Чайковский : Пиковая дама, Большой театр 25.12.2008

Ну вот и я добрался, наконец, до новой постановки Пиковой дамы в Большом театре.
После той, старой, как выразилась бы продвинутая Кантилена, - с бородами, тряпками и картонными куполами, на очередной режиссерский шедевр идти не было никакого желания.
Да и солисты оставляли желать лучшего...
Но повод был—пригласили звезду мировой оперы, которая почему-то в последнее время окопалась по уши в городе Неве, Владимира галузина.
Перед началом ажиотажа не случилось, более того, ближе к 6-ти в кассах выкинули дешевые билеты по 50 рэ, так что, кто хотел, все прошли. Но в зале был аншлаг : 4 проф камеры, 2 любительских, полтора фотографа + все еще действующий тенор, когда-то исполнявший ариозо Германа, Зураб Соткилава, модель-певица Дурсенева; ну и главные персонажи, ради которых, собственно говоря, артисты и стараются : г-да Бирюкова, Фихтенгольц, Фирер [может еще кто был, но я не заметил]

Отдельного рассказа про режиссуру Валерия Фокина не состоится, п ч это такая дурь еловая, что и играть там нечего, динамики ноль, развития никакого.
Режиссура в опере бывает «комнатная», бывает «мостовая».
Наш случай яркий пример «мостовой режиссуры».
Персонажи вынуждены мучительно толочься на достаточно узком пространстве, только изредка попадая на кем только не намоленное место - сцену.
Новизны, для чего и существует режопера, в данном опусе не наблюдалось.
Не считать же на самом деле новизной то, что Герман практически все 2-е действие проводит в кальсонах.:-) Вон, в Стасике мужики в стрингарях давно ходят ! А уж исподним сейчас ну просто удивить невозможно.
Еще хочу сказать, что вместо 3 действий, теперь 2; картины меняются на ходу, как сейчас модно. Осталось только устроить неудобные кресла, как в Байроте, и народ на хрен перестанет ходит в БТ)

А вот чем всегда можно удивить, так это классным исполнением музыки великого композитора.
Наш удивительный организм, оркестр Большого театра : то они дуют разлюли-малину; потом показывают ростки чего-то нового; далее опять пугают народ исполнением на уровне ДК; а потом приходишь и, бац, с первого же такта понимаешь, что имеешь дело с выдающимся коллективом музыкантов.
Как так может быть, кто бы мне это объяснил ...
На минуточку, за пультом стоял Михаил Плетнев.
Оркестр показал предельную собранность, чистоту звучания, великолепную сбалансированность всех групп. Правда, бархатной меди, столь любимой мои любимым Ренанским, я не услышал : медь была медная, как и полагается, и пару раз все же в начале киксанула. Но все это такая ерунда, о которой даже не хочется вспоминать. В зал пёр насыщенный звук, струнные выводили как один инструмент, красок обилие.
Вот ведь, могут же. Всякий раз, когда иду в театр, я про них это подозреваю. Но при этом оркестр ГАБТа, как капризное дитя, - как хочу так и ворочу. Сегодня вы все в восторге, а завтра приходите на Щелкуна и мы вам покажем кузькину мать, как надо Чайковского любить ! -)

Мы все тут, я надеюсь, понимаем, что для полноценной оперы одного только оркестра явно маловато : должны быть яркие исполнители.
Хорошо бы, конечно, иметь певцов-актеров... Но они только с Митей такие получаются, у него раскрываются. А тк в Большом режиссерскую оперу ставит не только Митя, но и другие, то иногда можно было бы обойтись и приличными голосами. К сожалению в Пиковой даме приличный голос был только один, да и то только на одну арию, Василий Ладюк. С блеском, красиво, музыкально спел Елецкого и получил самые большой успех.

Остальные во главе с Галузиным, пели каждый в меру своих голосовых связок.
Лиза-Елена Поповская, обладательница чертовски приятной фигуры и чертовски неприятного по тембру голоса, изображала любимый инструмент меломанов - циркулярную пилу. Абсолютно невыразительный вокал, без намека на эмоциональную окраску, с признаками качки.
Под масть ей и Анна Викторова-Полина, превзошла все мои ожидания. Знал что у нее простецкий голос, но не до такой же степени. Ждал-ждал, когда сочное «Ля» прозвенит в романсе, но куда там.., заоблачные вершины мы не покоряли. Внизу тоже особо не затруднялись, п ч трудно себя затруднить тем, чего у тебя нет. Хорошо хоть жвачку не жевала.-:)
В конец добила осипшая Сербина, поющая на разные голоса.
Про Елену Образцову ничего писать не буду, она наше всё - прошлое, настоящее и, видимо, карма у нашей оперы такая, будущее.
Бориса Стаценко я раньше часто слушал в партии Елецкого. У него был приятный, небольшой голос, ни вот тебе какой красоты, но картины он никогда не портил. Пел культурно, большой зал БТ охватывал. Теперь, сильно поистаскавшись по немецким деревням, Стаценко стал рычать, рвать фразы, у него исчез верх и естественно появилась качка. Томского он поет плохо. Тембрально не ровно, верхушку взял слабенько и зажато.

Ну и Герман, про что вся опера-то...
владимир галузин с первого появления так хорошо стоял на все том же мосту; в профиль; в шинели [живота не видно, лысина закрыта треуголкой] – всё, как по-западному, харизьмой наружу !
Сразу понятно — вышел герой !
Запел первое Ариозо [«я имени её не знаю...»] ... я аж встрепенулся : море голоса, роскошный тембр, фирменная теноровая россыпь, каждое словечко в уши, но ... недолго музыка играла ...
Его хватило на первые три фразы и пока музыка продолжала играть, тенор вдруг взялся уставать после нескольких мгновений вокала и в конце  выдал такую голосовую водокачку, что стало совершенно очевидно, жизнь его теперь уже не сахар.
Дальше - больше..
Начались какие-то странные катаклизмы.
Наш герой стал сильно форсировать звук, но силы голоса не прибавилось, зато прибавилось качки, а голос уменьшался... И финальный верх в Грозе утонул в оркестровой гуще.
Не удалось послушать знаменитые галузинские баритональные верха в теноровом регистре, п ч они теперь стали пискляво-теноровыми, прозрачными и качающимися. Певец теперь частенько пытается вывернуться любым способом : зажимает глотку и посипывает.
Не стоит говорить про то, что он вытворяет на гласных. На «А» более / менее нормально - т к ширит открытым звуком, тут можно кого-нибудь и обдурить, например, Бирюкову. На «е» и «и» - это конец света.
Окончательно Галузин сдулся в спальне Графини и далее, в трех финальных картинах, практически разговаривал, чаще шептал и усиленно "давал артистку".
Квинтэссенцией гастроли
стала «Что наша жизнь, игра», исполненная в стиле пересказ и, видимо на прощанье, сдобренная крайне неудачно взятой верхней нотой. Всё это, естественно, сопровождалось «выдающимся» актерским мастерством при помощи обильной жестикуляции и мимики лица.

В итоге. Считаю что состоялось удачное знакомство для меня с новой, а для всех уже довольно старой постановкой «Пикушки». Оркестр играл здорово, за что всем большое спасибо.
Tags: Большой театр, Пиковая дама
Subscribe

Posts from This Journal “Пиковая дама” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

Posts from This Journal “Пиковая дама” Tag