November 3rd, 2017

G.Rossini : L'italiana in Algeri, Wiener Staatsoper 29.10.2017

Одной «Русалкой» дело не ограничилось…
На следующий день в афише значилась L'italiana in Algeri Gioachino Rossini.

То, что Итальянка в последнее время превратилась в дежурное блюдо в Staatsoper, понятно по составу исполнителей и по тому, как не слишком бойко продаются билеты; чаще всего её играют силами ансамбля, ну и одно какое-нибудь более-менее известное в узких кругах имя приглашают.

И вот тут-то наступил момент истины, которая гласит – каждый вечер, даже такой театр, как Wiener Staatsoper, не в состоянии доказывать свою состоятельность и принадлежность к категории А.

Дело даже не в том, что Signore Antonino Siragusa в этот раз оказался совсем не тем Сирагузой, которому у нас в Чайнике совсем недавно устраивали бешеные овации [и было за что].
В его исполнении наиболее запомнился незамысловатый танец в сцене «Папатачи», кстати, достаточно глупо и примитивно поставленный, как, собственно, и весь спектакль.
Все остальное, а именно вокальные упражнения в преодолении музыкального материала [не ахти какой степени сложности и виртуозности] были на грани фола : c верхними нотами произошел эффект исчезновения, а с остальными случались удивительные истории, вплоть до проговаривания их не всегда в тоне в самые не подходящие моменты.

Luca Pisaroni в роли Mustafà одеяло на себя решил не тянуть и сделал всё под копирочку.
Как все. И пропел ровно также.
Юмор у Jean-Pierre Ponnelle уж очень итальянский, а это значит не притязательный. И Пизарони со своим ни на что не претендующим, нечто промежуточным между басом и баритоном, голосом расцветить партию особыми вокальными оттенками не смог. Случилось это, скорей всего, потому, что голос его редко для какой партии может подойти. Он очень не интересный, тембрально не богатый и кроме того, не шибко подходящий к Россини, п ч усеченный оркестр [дирижер Evelino Pidò] всякий раз мастерски затормаживал темп, когда Пизарони приступал к исполнению своих вокальных обязанностей.
Есть такое мнение, что Luca Pisaroni хороший актер. Хочется верить. Но в это вечер подтверждение этим талантам не случилось.


Елена Максимова | Isabella - Luca Pisaroni | Mustafà



И гвоздь программы — Елена Максимова.
Вторая после Carmen заглавная партия, которой она порадовала публику знаменитого оперного театра. Я уж не говорю про главные, которые тоже были.

По итогам прослушивания можно с уверенностью сказать – лучше петь Максимова не стала, по сравнению с теми временами, когда радовала публику в Стасике. Никаким образом на ее таланты не повлиял весь тот список ролей, спетых в самых разных оперных домах, который наши амбициозные солисты обожают предъявлять в качестве подтверждения своих триумфов за рубежами.

Что касается Венской оперы, ей не удалось вытянуть Максимову
на свой, хотя бы средний уровень / зато Максимовой удалось опустить
уровень Staatsoper до своего, раз и навсегда установленного и непоколебимого.

Достоин ли театр такого исполнительского мастерства ? – конечно же нет.
Тогда возникает вопрос — что заставляет его приглашать таких артистов, ведь трудно поверить что тот же Интендант не понимает что это за певица и что это за пути господни, которые оказались неисповедимы.

Спектаклей с подобными составами в Вене все больше и больше, что, в свою очередь, подравнивает *театр Стасик* и театр Венская опера. Любой турист, придя на такое представление в Staatsoper, решит что это хорошо, а потом придет в *Стасик* на Итальянку и там будет тоже самое, и еще скажет — в Москве постановка лучше. И это будет правда. П ч, при всем моем уважении к Жан-Пьер Понне́ль, это конечно голимый нафталин и спасти его могут только великолепные исполнители, которых теперь днем с огнем ни в одном театре мира не сыскать.





Не могу сказать, что был огорчен… Я человек ушлый, на моих глазах Большой развалился, *Стасик* превратился в театр музкомедии без музыки; еще только вот не хватало, чтобы с Венской оперой тоже самое произошло…