November 1st, 2017

A.Dvořák : Rusalka, Wiener Staatsoper 28.10.2017

Этот сезон в Wiener Staatsoper наполнен невероятными событиями [«две Аньки, три Аланьи» в супер героических партиях; два *коммерческих вокалиста* : бывший тенор, выступающий  в репертуаре баритона и тенор, оставшийся в репертуаре тенора, но поющий недоделанным баритоном] и на первый взгляд может показаться, что политика г-на нынешнего Интенданта полностью соответствует запросам публики *градообразующего предприятия*. Всем тем, кто любит всяко разные вкусные конфетки и у кого есть достойный прикид, в котором не стыдно показаться в пропахнувшей по́том ложе, будет где осуществить подобные замыслы.
Остальное при ближайшем рассмотрении показывает весь тот непорядок, который наблюдается сейчас во всех оперных театрах : не поразит своим голосом никакой молодой певец (или певица), не будет открыто (упаси Бог) ни одно новое имя и общее впечатление, что Венской опере в данный момент тяжеловато нести ту ношу, которую она на себя взвалила.
Всё как у всех.
А временами, так и похуже, чем у всех.
Dominique Meyer работает предпоследний сезон и каких то резких телодвижений ему делать нет смысла, главные приоритеты его творчества *в доме на ринге* расставлены и теперь остается только ждать нового Интенданта, и что и кто будет у него в приоритетах.

Если начинать подводить предварительные итоги трудов праведных Мейера на поприще Интенданта, то похоже лучшей постановкокй можно считать Rusalka Antonín Leopold Dvořák.



KS Krassimira Stoyanova | Rusalka - Dmynto Popov | Princ


Это особенный спектакль, который плохо соотносится с современными тенденциями в опере. Очень бережная постановка Sven-Eric Bechtolf, в данном случае не пытающегося брести вслед за ультрамодными [со старыми дырками] веяниями
- вообще, я не знаю, может он и пытается где-нибудь в другом месте намодничать, но в этой Русалке все акценты расставлены правильно.

Сам по себе спектакль настолько хорош, что начинаешь подозревать, что режиссёр знаком с нотной грамотой, ну, или хотя бы прочитал либреттоJ; ему удалось передать романтическую природу этой музыки и достаточно лаконично оформить очень по-взрослому эту, ну, что уж там говорить, сладенькую сказочку. Трогательная история удивительнейшим образом расцвела на сцене, которая уж давным-давно забыла про высокие отношения и романтику оперы.

По чистой случайности попав на этот спектакль первый раз, я дал себе зарок обязательно повторить впечатления.
И всё срослось этой осенью, когда Krassimira Stoyanova объяснила своим
исключительным Soprano почему Русалка является заглавной партией в этом произведении.



Она была неоспоримо главной в этот вечер [впрочем, как и всегда, когда она на сцене].
Голос её в благостном состоянии и в гармонии с замечательным, довольно таки насыщенным у Дворжака, оркестром.
Её вокал наполнен нежностью, чистотой прозрачной воды, но это вода отнюдь не дистиллированная и в голосе у певицы достаточно красок для того, чтобы передать все чувственные и напряженные моменты роли.
Идеальное совпадение вокальных возможностей и мастерства Красимиры Стояновой сделали этот вечер в Штаатсопер незабываемым.





Остальные исполнители в разной степени приближения соответствовали современному уровню Венской оперы. Про всех можно сказать – они старались.

Дмитрий Попов [Dmytro Popov]-Princ вдруг запел не своим, заниженным - по сравнению с тем, как он пел недавно в Иоланте - голосом; ну, и разумеется, к концу устал, начал заметно подъезжать под все высокие и не оч высокие ноты, теряя дыхание, и хотя петь ему было не особо много в 3 действии, впечатление о том, что вокал это тяжелая работа оставить умудрился.





Корейский Бас Jongmin Park изобразил Vodník так, как делают это все азиатские певцы – академично, не особо украшая обертонами, зычно и чисто, что редко сочетается в извлечении звуков.:-)

tři lesní žínky | Ileana Tonca, Ulrike Helzel, Margaret Plummer - Jongmin Park | Vodník


Чего-чего, а Monika Bohinec я наслушался в обоих вариантах : первый раз она была Cizí kněžna, теперь Ježibaba. Где лучше не скажу. Везде одинакова.

Monika Bohinec | Ježibaba


Stephanie Houtzeel | Kuchtík - Gabriel Bermúdez | Hajný


Ну и г-жа Жидкова... сумела обратить на себя внимание полным не соответствием своих вокальных возможностей статусу оперного театра категории А.



Она одна из наших многочисленных артисток-карьеристок, имеющих неплохие ангажементы, что дает им право считать себя солистами мировой оперы, но при этом они ровно счетом ничего не дают этой самой мировой опере.
По поводу таких исполнителей всегда возникает вопрос, а каким образом они попадают туда, за какие такие заслуги..?  - Понятно, что не за мастерство и экстра ординарные вокальные данные, которые просто необходимо предъявить изысканной венской публике. С какой стороны не слушай, не за что ее предъявлять - таких раздолбанных, раскаченных верхов, отсутствия хоть какого-нибудь намека на меццо-сопрановую окраску и Вене найти без проблем можно. Такое даже не очень хорошо покатило бы в Стасике, в котором ко всему привыкли и любая *андреева* сойдет.
Жидкову еще ждет Адриана, т е она примет непосредственное участие в Акции.

К сожалению артистов уровня Krassimira Stoyanova осталось совсем немного. Это уходящая натура. Они, если берутся за какую-то роль, делают ее тщательно и прорабатывают всё до мелочей.



Dmynto Popov | Princ - KS Krassimira Stoyanova | Rusalka - Jongmin Park | Vodník


Сейчас на оперную сцену идут толпы недоученных, недоразвитых голосов, которым трудно найти применение, но у них есть жажда освоения оперного пространства и возможности, которые им дарят агенты, практически выбившие из интендантов собственное мнение и хоть какой-то вкус.

Нас же, грешных, уже приучили к тому, что если в cast есть хоть один неординарный Артист, это уже большая радость + к этой радости в Вене отличный оркестр [Dirigent Tomáš Hanus], проявивший себя с наилучшей стороны, что и дает мне право считать себя везунчиком