March 27th, 2017

Don Carlo Большой театр 22/23.03.2017

За прошедшую неделю столько событий произошло ... и художественных, и навально-политических, и просто умозаключательных ... к которым, например, отношу подкраску только что отремонтированного здания Малого театра новенькой желтой водоэмульсионкой.
Шел, разумеется, в Большой, другой дорогой и эта картина маслом заставила меня серьезно задуматься - а на х*я ? Зато на следующий день проведенный анализ событий, а именно посещение Путина Малого театра, привел к умозаключению - потемкинские деревни строятся даже тогда, когда в них нет никакой необходимости. И, похоже, что это событие одно из немногих, в котором наш президент не виноват.:-)

Также, предполагаю его невиновность в том, что ЮСИФ ЭЙВАЗОВ прибыл в первопрестольную дебютировать в Don Carlo без своей сердечной половины, что [разумеется] не преминуло сказаться на общем настрое зала на это название. Т е люстра и белое фойе, так любимые селфи-публикой, в этот раз оказались на том самом месте, на каком они бывают, когда нет Анны Нетребко.

Дальше никак не обойтись без отклонения в сторону интервью начальницы отдела перспективного планирования про Оперу в целом и про режоперу в частности. П ч вся та пресная каша, которая из раза в раз томится на сцене Большого, замечательнейшим образом коррелируется с тем варевом, которое попыхивает в головушке в какой-то степени топ-менеджера всем известного театра. Оч мутное изложение взглядов на оперные перспективы в общемировом [так сказать] масштабе и БТ, как одного из участников процесса, не оставляет никаких перспектив по производству на ближайшие 6 лет.
Отчетливо вырисовывается основная позиция ГАБТа — н и к а к о й позиции, а куда очередной режиссер вывезет.
И совсем уж подозрительно в исполнении Ирины Александровны прозвучали 4 piano, когда она детально разбирала монолог Отелло ... Уж не собрались ли, хорошие мои, замахнуться и «драм-пиано-тенора» ангажировать, чтоб он показал, что иногда [а в его случае всегда!] piano может быть громче любого forte.:-)
И вот же еще какие мысли закопошились и задергались, а не захотел ли новоиспеченный засл. арт. Азербайджана исполнить [не в первый раз]  благородного мавра, а ГАБТ, как известно, открыт для любых пожеланий со стороны солистов мировой оперы... Одно из таких воплощается и по сей день в партии La principessa Eboli и добавляет спектаклю отнюдь не ярких красок, а «интонаций» [по меткому выражению Черномуровой], иллюстрирующих всю тяжесть труда вокалистов на излете карьере.



Молодые солисты каким-то образом эту общую «интонацию» , заданную руководством, бодро подхватывают и тоже все больше промеж нот.
Оркестр трудится в этом же контексте. Учитывая, что дирижулей была жена Гелба, с которым вот-вот подпишут договор о намерениях; причем, прошу особенно отметить, договор может быть только будет подписан, а она уже здесь и не в первый раз. И всякий раз сказать, что она музыкально руководит спектаклем язык не поворачивается. Спектакль музыкально руководит ею и также музыканты, которые лажают в одних и тех же местах с одинаковым энтузиазмом.

Keri-Lynn Wilson - Юсиф Эйвазов | Don Carlo


Остальной актерско-певческий состав с одинаковой степенью успеха интонационно работает в «правильном» ключе, особо не высовываясь, и обращает на себя внимание, к примеру,
просто невыносимой пестротой верхнего регистра Анны Нечаевой;
внезапно проявившейся у Дмитрия Белосельского манерой пения в стиле пересказ;
пока так и не нашедшей «свой голос» на исторической сцене Агунды Кулаевой;
«переизбытком горла» у Игоря Головатенко;
в этот раз нисколько не отличившегося [так хвалёного мной :-)] Олега Долгова.
Певица Джиоева получается тоже в стиле, потому как, понять, зачем она здесь, не представляется возможным; всякий раз едет из европы, в которой проживает, как будто других певиц в европе нет, а только она одна. Вероятно ее основная заслуга в том, что концепцию не разрушает, ту самую ...:-)

Игорь Головатенко - Дмитрий Белосельский - Вероника Джиоева


Замечательнейшим образом вписался в этот ансамбль ЮСИФ ЭЙВАЗОВ. Наш человек. Как тут и был.



По его поводу вопроса зачем он здесь не возникает.:-)
Сравнивать его не с кем, потому как первоклассные тенора своими обертонами эту сцену давно не балуют, поэтому Инфант состоялся и даже с mezza voce в заключительном дуэте, и есть основания надеяться, что как-нибудь, однажды и не один он к нам подъедет. Т ч тут менеджмент попал в точку.

Роль белой вороны исполнил польский бас RAFAł SIWEK [Filippo II] и стройность ансамбля слегка поколебал, особо это было заметно в дуэте с инквизитором.

Rafał Siwek | Filippo II


И даже как-то удивительно на слух, когда по настоящему хороший голос вдруг появляется на сцене БТ и, собственно, только он и вселяет надежды, что когда-нибудь какие-нибудь другие люди будут подбирать составы, которые взаправду окажутся интонационно чистыми.