December 28th, 2016

Faust концертное исполнение КЗЧ 25.12.2016

Кроме всего прочего звездного, в декабре состоялся заключительный концерт фестиваля солиста Новой оперы и телеканала «Культура» Василия Ладюка. Это был Faust Charles Gounod. Ну, и, разумеется, опять со звездами

Ирина Лунгу /MARGUERITE/ — Cергей Романовский /LE DOCTEUR FAUST/


Случилось так, что две обещанные заранее звезды отвалились по мере приближения заветной даты и вместо Castronovo в афише появился до боли знакомый своей пятой точкой в Rigoletto тенор Романовский и Владимира Федосеева на подиуме заменил Андрей Лебедев.

В итоге получилось среднестатистическое концертное исполнение оперы, которая к тому же теперь идет на сцене Новой оперы и, при удачном стечении обстоятельств, там может сложиться вполне крепкий вокальный ансамбль.
Во всяком случае, ничем не уступающий тому, который был предложен публике в концертном зале им. Чайковского.

Филармония в последнее время славится тем, что под красивые названия предлагает весьма обычное действо.
Что особенного в вокале Ладюка и почему под него организуется некий фестиваль ?
По сравнению со всеми остальными, присутствующими на сцене, его карьера в мировой опере равна нулю. Ну, не случилось она у него. Но он не растерялся и самым решительным образом начал действовать на ниве импортозамещения, строя карьеру российского вокалиста на полуэстрадных подмостках. Баскова конечно не догнал, но вполне удачно являет собой яркий пример демиоперного исполнительства на эстраде (примерно так, как Герелло из Мариинки).
В России на такой товар всегда был спрос, но от настоящей оперы такие исполнители отдаляются с каждым годом все больше и больше. Отсюда и казусы, которые случились по ходу. На сцене были два тенора, один из которых Фауст, а второй – Валентин, который по вполне понятным причинам занизил уровень исполняемого произведения.
Ладно.
Пусть «баранят» не самого высокого качества тенорами Валентин и Фауст. Даже если так, но сил дольжно хватать до конца оперы. А их не хватает. Форсированный звук у исполнителя роли Валентина не приветствуется.
И, уж тем более, у исполнителя роли Фауста не приветствуются черт знает какие (фальшивые) верхушки.

Ильдар Абдразаков поет Мефистофеля довольно таки много, но заценить всю прелесть его исполнительского мастерства в этой партии не получилось.
5 злодейских партий (если учитывать Les contes d'Hoffmann) не отличались ничем :
это был известный певец Абдразаков со своим раз и навсегда одинаковым, далеко не могучим голосом, практически с одинаковыми эмоциями и без всякого драматического окраса. Еще немножко так попеть и MET opera перестанет собираться даже на половину на лучшего баса мира.



Ильдар Абдразаков - MÉPHISTOPHÉLÈS


Ровно тоже самое можно сказать про Ирину Лунгу — что бы не пела, делает это одинаково.
Что в La traviata / что в La Bohème удивляла ее трактовка ... некая склонность изображать полублаженных, а иной раз и просто убогих героинь. В Фаусте выяснилось, что это просто такая манера исполнения : завязанная узлом, в полусогнутом состоянии, в основном в пол, не подымая глаз — то ли стесняется, то ли испытывает дискомфорт и какие-то вокальные трудности [они ощутимы в верхнем регистре и внизу ... я вообще ни одной полнозвучной ноты не услышал], которые преодолеваются в такой манере легче.



Ирина Лунгу - MARGUERITE


Все это очень кисло. Живости, исполнительской красоты не было даже в жемчуге.
Такая вот индивидуальность. Если бы еще был голос красоты необыкновенной, а так, всё ординарно.

Оркестр был неплох, хор Солдат спели, но всю прелесть этой оперы донести в этот вечер не удалось. Ни шатко ни валко. Отработали и на том спасибо.