September 29th, 2016

Turandot Premiere Liège, Opéra Royal de Wallonie 23.09.2016

Сезон 2016/17 в Opéra Royal de Wallonie на первый взгляд выглядит оч кудряво : тут тебе и Верди, ранний (Nabucco), поздний (Otello) и раритетный (Jérusalem), и Осуждение Фауста (на сегодняшний день обязательная программа для театров, стремящихся в авангард), а в качестве звезды на ёлке recitar Анжелы Георгиевны с оркестром...
Открытие сезона было доверено оформить маэстро José Cura оперой Turandot, где он выступает так, как он любит, а именно – и тенором, и режиссером, и сценографом (жаль, что еще и не дирижером, но об этом потом).



Театром перед режиссером была поставлена трудновыполнимая задача – видите ли, спектакль должен закончиться вместе с музыкой, сочиненной Пуччини. Т е смертью Лю. Такая премьера, насколько я знаю, прошла всего один раз на первом показе в 1926 г. в миланской Скале, когда Артуро Тосканини после хора Лю, бедная усни, остановил оркестр и обратился к залу - в этом месте оборвалась жизнь Пуччини и все в скорбном молчании пошли по домам. José Cura же предстояло каким то образом растянуть этот реквием аж на 6 представлений и попытаться после такой концовки организовать публику на аплодисменты (а желательно и на овации – кто ж их не желает ?!). Ну и, подводя итог премьеры, можно сказать, что успех имел место быть.

Постановка – снова детство.
Но детство не в голове у постановщика (как у Peter Stein), а конкретные дети на авансцене, готовящиеся разыграть некую басню или сказку из китайской жизни. Они строят макеты декораций из LEGO, шьют костюмы; Мандарин их наставник, а Пинг Понг Панг - некие вымышленные персонажи, сначала из комедии dell'arte, а потом (не без помощи тех же детей) переодевшиеся в министров.



Xavier Rouillon | Pang - Patrick Delcour | Ping  - Papuna Tchuradze | Pong


Сцена достаточно сильно затемнена и представляет собой увеличенный макет из лего конструктора. Она бы оч хорошо смотрелась при полном свете, но к сожалению света в этом странном городе на протяжении всего спектакля было маловато.

Giacomo Puccini : Turandot
Director - José Cura
Sets - José Cura
Costumes - Fernand Ruiz
Lighting - Olivier Wéry



Сказка, разумеется, довольно быстро из детской перенастроилась во вполне взрослую и принцесса Турандот, появившаяся в образе палача, в сопровождении красоток-миньонов, со здоровенным самурайским мечом, в белом самурайском прикиде, четко обозначила свое жесткое неженственное начало. С таким настроением она и прошла по всей пьесе; более того, непроизвольно явилась виновницей гибели Лю, когда та, отходя назад, допевая трогательную "Tu, che di gel sei cinta", наткнулась на меч Турандот, которая сознательно выставила его вперед. В этом месте случился плавный переход от заглавной роли к серьезно выросшему значению Лю (т к никто не отменял известную оперную историю — кто поёт последний, тот и молодец.) И скромница-рабыня, которая по воле режиссера практически весь спектакль просидела в клетке, в подполе, откуда была видна только ее голова, по окончании премьеры и публикой, и прессой была признана чуть ли единственной движущей силой всего концепта.



Для себя, Director, являющийся заодно и исполнителем топовой теноровой роли, по принципу своя рука владыка, несколько видоизменил подход к партии Калафа (которую уж он наисполнял где только можно и нельзя)
— остался карьеризм, эгоизм, полное отсутствие каких бы то ни было чувств к кому бы то ни было, но появилась склонность к философскому осмыслению происходящих событий. Поэтому вокал José Cura был в большей степени на mezza voce, чем обычно ... а может быть это была дань современным тенденциям исполнения партий сильного тенорового репертуара …
Перед Nessun dorma Калаф надвинул на голову объемный капюшон, тем самым намекая на интимность исполнения знаменитой арии, как бы размышляя...

Наверное можно и так.
Но не навсегда.
Вокальной скромности сейчас и так более чем достаточно.
Хотя, с другой стороны, зарядись он на полную, в данном случае смотрелся бы белой вороной, п ч музыкальный уровень Opéra Royal de Wallonie конечно весьма далёк от совершенства и это иной раз оч сильно бьет по ушам : разнобойный и не собранный Хор; Оркестр, ладно бы, мало приближенный к музыке Пуччини, так и просто плохо отрепетировавший эту музыку. Надежды вселил только лишь детский хор.

Похоже, фантазии José Cura, как у режиссера, хватит еще на несколько постановок Турандот. Интересно решена сцена загадок, когда после каждой отгаданной загадки за спиной Турандот захлопывается очередная дверь, через которую можно вернуться во дворец и сам Калаф в конце 2-ого д., разрубая двери, дает ей шанс своей загадкой самой принять решение. Но в этом спектакле этот замечательный ход не получил продолжения, п ч не имел логического конца (т к все мы помним, что опера не закончена). Завершилось все появлением переодетого в Giacomo Puccini Тимура, который произнеся свои последние слова, умирает, а справа и слева на сцену выдвигаются персонажи великих опер композитора, чтя его память ...

Luca Dall'Amico | Timur


José Cura | Calaf  - Heather Engebretson | Liù - Tiziana Caruso | Turandot


В такой ситуации конечно трудно сохранить градус спектакля, когда главная героиня Лю стоит в обнимку с Калафом и Турандот, но градус льежской публики оказался на высоте – ногами они топать умеют, как и публика в Пезаро.Успех налицо.

Местные рецензенты и обозреватели наперебой поздравляют оперный театр Льежа с великолепным стартом сезона, нахваливают маэстро Paolo Arrivabeni, который оказался весьма т а к т и ч н ы м в музыке Пуччини и не устраивал соревнование между певцами и оркестром хотя, мне всегда казалось, что одной из основных особенностей этой оперы является как раз соревнование между голосами и оркестром, поэтому и голоса для исполнения этой оперы нужны оч особенные; понятно что большинство в полном ахуе от Heather Engebretson-Лю на мой вкус очень средней певицы с дребезгом на верхах и отсутствием теплоты в голосе.

Оказавшаяся в тени Tiziana Caruso-Турандот, для иных пела слишком громко и с вибрато, что, собственно, и правда, но я не считаю это такими большими недостатками для исполнения заглавной партии (хуже то, что на верхах суженный звук).

Tiziana Caruso | Turandot


Ну, а Хосе Кура — Renaissance Man, чего не хватишься – все есть !



Collapse )