September 17th, 2016

Ch. Gounod : Faust, Новая опера, премьера 15.09.2016

Читать либретто героических опер Россини все равно, что читать Charles John Huffam Dickens – добрался до конца и не помнишь с чего начиналось, можно по новой…

Collapse )



Маэстро Alberto Zedda бодр, чрезвычайно собран на подиуме и такой оркестр, как РНО, ему как раз по плечу, если не считать уклон в сторону шумового оформления. Но тут с нашими оркестрами мало кто может сладить… Да и опера-то героическая. Это не Турок в Италии и даже не Дева озера, полюбившаяся мне не так давно.

Angela Meade - Alberto Zedda - Enea Scala


Каким-то удивительнейшим образом Дзедда для московской публики стал как Николай Басков – очередь с цветами к нему стояла бесконечная… Зная как «щедра» западная публика на такой вид благодарности и любви, можно было понять радость и, по-моему, отличное настроение Маэстро.

----------✂----------

Новая опера продолжила свои изыскания в области французской музыки и оформила начало сезона премьерой Faust Charles François Gounod.
По ее поводу были кое-какие ожидания, так как уж оч полюбилась РиД того же автора на этой же сцене; единственное, что всегда вызывает подозрение – наличие в постановочной команде некоей личности, отвечающей за драматургию... В случае Фауста это Михаил Музинштейн, занимающий в театре должность помощника директора по творческим вопросам.

Особо не хочется разводить турусы на колесах про постановку, п ч совершенно очевидна ее несостоятельность.
Не удался этот спектакль Новой опере.
Причем, как говаривал Воланд в том самом произведении, которое фрагментарно театр попытался втиснуть в музыку Гуно (не без помощи помощника директора по творческим вопросам), - что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет! По крайней мере, на премьере вокально никто не сверкнул, кроме Воланда-Мефистофеля, - он, в общем-то, показал высокий уровень басовитости для исполнения этой партии.



Евгений Ставинский | Мефистофель


Заодно не сверкнул и оркестр, который на первом спектакле к финалу, мягко выражаясь, развалился… Вероятно это дело может быть поправлено другими исполнителями, но если их взялись разбрасывать по разным составам и не сбивать в хотя бы один пристойный ансамбль, то Фаусту Гуно хана на этой сцене.



Алексей Богданчиков | Валентин


Когда сливаются в экстазе Булгаков, Гёте и Музинштейн, Гуно в этой компании совершенно делать нечего. В последнее время мне стало казаться, что Новая опера способна горы свернуть в опере, это не вот тебе театр Стасик и его филиал ГАБТ, который вовсю культивирует, окучивает и предъявляет миру детсадовские постановки Штайна, сделанные на полном серьезе. Но когда этот детский сад перекочевал в сад Эрмитаж, ощущение невозможности спрятаться куда-нибудь от такого примитива задавило все надежды на возможность хоть где-нибудь услышать и увидеть более-менее адекватный Фауст. Получается только в концертном исполнении с приличными певцами.
В первом действии еще что-то можно было самому себе объяснить – да, это примитивизм в опере во всей своей красе, но с таким флёром стёба над этим самым примитивизмом. Разумеется, не обошлось без безмолвного персонажа типа Коровьева. Маргарита в модной на мировых оперных подмостках школьной форме и конечно с желтыми цветами, (раз она Маргарита, то куда без желтых цветов?!) по виду суровая / по вокалу совершенно не лирического склада певица; не похожая ни на Гретхен Гёте, ни на Маргариту Булгакова.

Елизавета Соина | Маргарита - Хачатур Бадалян | Фауст


Начало сошло, п ч более-менее прилично играл оркестр, правда, без шарма и изящества, и собственно, вдохновения. Поэтому в памяти остались постоянно бездарно марширующие, ровно как у Штайна, солдаты и пейзане, и абсолютно бесстрастное лицо Богданчикова-Валентина.

Основной удар по шарам Екатерина Одегова, как режиссер, с помощью своего адепта-драматурга, подготовила после антракта. Это, как говаривал Ренанский, трэш незабываемый.:-) Декор описать невозможно – его надо видеть; у Мефистофеля выросли крылья, на фоне которых он практически все второе действие простоял столбом. А уж какая случилась лирика … в абсолютно не игривом и очень серьезном состоянии организма Маргариты и немножко Фауста, который, похоже, просто ее боялся… это надо спросить у Фрейда. И у него же спросить почему Гретхен, рассевшаяся на подоконнике в позе Маргариты, была в полной боевой выкладке, а не голая ?
У кого не хватило смелости украсить настоящим режоперным ходом эту ключевую сцену ?



Марта-Гелла тоже могла бы в принципе выйти только в переднике, уж коль скоро произошло погружение в роман Булгакова, но и тут начало, не доведенное до конца, соорудило некий компот, который весьма неблагополучно закончился концовкой ни о чем. Изумительной красоты последний дуэт, когда за музыку можно простить и оркестр, и даже эти жесткие голоса, эмоционально не вдохновил создателей спектакля на хоть что нибудь приближенное к этому шедевру. Темно. Скучно. Охота спать.



Ну вот теперь в Мск есть Фауст, созданный по всем канонам современной оперы и Россия, по меткому выражению Валерия Гергиева, активно участвуют во всеобщем оперном буме.

Хачатур Бадалян | Фауст - Jan Latham-Koenig - Елизавета Соина | Маргарита