January 21st, 2016

G.Verdi : Otello, Hessiches Staatstheater, Wiesbaden 17.01.2016

Wiesbaden после Франкфурта, да еще в воскресенье, показался просто раем на земле : совершенно пустой, тихий и не спешный курортный город выглядел так с миллиметровым слоем снега, что и зима ему к лицу.

Вечерний спектакль Otello  в Hessiches Staatstheater без всякой фестивальной атрибутики, а просто второй блок премьеры, в который был приглашен José Cura на заглавную партию. В мае этого года Кура пел на INTERNATIONALE MAIFESTSPIELE Каварадосси и опера тогда получилась вполне впечатляющей. Поэтому и были (опять) надежды, связанные с тем, что театр сможет справиться с таким не простым даже для самого серьезного оперного дома произведением, как Otello Верди.

Cristina Pasaroiu /Desdemona/ - José Cura /Otello/


Т к это было последнее представление серии, то картинки со спектакля мне удалось понаблюдать в ru-нете в больших количествах и эти самые картинки не то, чтобы насторожили, но заставили задуматься ... Не лучше ли было бы съездить в Барселону на постановку Andreas Kriegenburg из Deutsche Oper, которая уже навязла в зубах : с берцами, шинелями, ярусными нарами и чемоданом, но не лишала артистов возможности придерживаться либретто. А режиссер несомненно талантливо «разводил» артистов, правильно выстраивая мизансцены, и, что самое главное, давал им возможность проявить свою творческую индивидуальность.
Но страсть к новью преодолела сомнения и выбор был сделан в пользу висбаденских кислых вод и совершенно бесподобного фойе местного театра.

Wiesbaden, Hessiches Staatstheater


Если во Франкфурте перед началом Don Carlo краткое содержание оперы пересказывала местная модераторша,
И надо сказать, что слушали ее рассказ оч внимательно, все места были забиты и иные сидели на полу — меня всегда умиляют вот эти лекции-предварялки и чтение по подстрочнику в европейских оперных театров … вот они так любят, чтоб их вели куда-то, чтобы все разжевали и в рот положили, а им бы осталось только проглотить. Эта тенденция довольно таки комичным образом прорисовывается и у нас — нет числа просветителям, которые тебе расскажут об основных тенденциях оперы, о том кто как поет с точки зрения просветителя; они ходят по вузам, начиная от РГГУ и заканчивая ДЭЗзами и учат, учат и учат как надо оперу понимать в правильном мейнстриме

в Висбадене постановка сразу заявила о своей неординарности (неадекватности), сделав вначале своеобразный пролог в лице сидящего на барьере оркестровой ямы Яго, и он весьма грозно и страшно что-то рассказывал, к сожалению не помню на каком языке, - да это и не важно, - п ч Я ни на каком другом не говорю и даже имею нахальство поступать как англичане и американцы, которым вполне хватает одного языка для комфортной жизни :-).

Ну а дальше началась «Буря» и это проверка любого оперного театра на возможность иметь оперу Отелло в своем репертуаре. И театр эту проверку прошел, скажем так, удовлетворительно, хотя оч хочется приписать перед этим «не».
Оркестр и Хор плоховато взаимодействовали с дирижером, а дирижер в свою очередь был озадачен демонстрацией мощи в этом не большом и оснащенным  мощной акустикой зале. Сумбур вместо музыки ровно до Esultate имел место быть, а т к переорать José Cura никакому самому большому оркестру не удастся, то появление Отелло, разумеется, в берцах и рабочей робе включило вердиевский накал и обозначение будущей трагедии.: -) Эту, одну из самых знаменитых выходных музыкальных фраз, Хосе Кура оформил жестко и мощно, что и требовалось в очередной, чуть ли не в 150-й, раз доказать.

После чего вниманию публики была предложена трактовочка
Сцена уставлена колоннами, ровно такими же которые оформляют вход в театр Висбадена; из чего можно сделать вывод, что дело происходит как раз на этих самых кислых водах и чуть ли не в Kurhaus:-. Разумеется, перенос, п ч режиссер Uwe Eric Laufenberg также, как поруганный Мединским Кулябин, не умеет ставить про другое время, не про наше.
Ну, хорошо, Висбаден так Висбаден ... и здесь наверное пьяные мужики с топорами за неверными женами гоняются, как и в наших российских деревнях:-).
У меня Отелло почему-то проскакивает всегда предельно быстро ...
наверное от того, что слушаю практически всегда только с José Cura / когда слушал с Peter Seiffert, никак не мог дожить до конца, а в конце чуть не умер вместе с ним :-)
К интересным режиссерским задумкам, уже правда использованным в Будапеште, можно отнести появление безмолвного персонажа женского пола — пассии Кассио, явно легковатого поведения.
И именно с этим персонажем Яго завернул самую крутую сцену (видимо по мнению режиссера) всей постановки - чего-то такое он там вынюхивал у нее в заповедных местах ... Публика прям даже замерла... Но все это не имело ни малейшего отношения к голосу Matias Tosi, который был интересен своим слишком многогранным тембром и который в ключевых местах роли никак не хотел окрашиваться под драматического баритона. А так, и бас, и тенор — все было.:-)
И много интенсивной игры, типа динамики. В какой то момент показалось, что Яго слишком много здесь, но раз режиссер вывел его перед началом от первого лица, значит понятно кто здесь главный.
Подстать ему была Эмилия в хиджабе, вся такая мусульманского происхождения ... Скорей всего в Висбадене это неудивительно.

Celeste Haworth (Emilia) / Matias Tosi (Jago)


Matias Tosi (Jago) / José Cura (Otello) / Leo McFall (Conductor)


Абсолютно европейская Дездемона в платье с модным принтом и лирическим soprano средней величины. Про таких «выдающаяся певица» из капустина яра Марина Мещерякова говорит «
у нее ноты как трусы на верёвке»© … что это значит никто не знает, но это вроде как не хорошо.., но и не плохо.:-) Ничего запоминающегося с ней на протяжении всего спектакля не случилось, кроме того, что ее задушили галстуком и задушил ни кто иной, как на сегодняшний день самый что ни на есть настоящий Отелло — José Cura. В этом смысле ей повезло.:-)

Cristina Pasaroiu /Desdemona/ - José Cura /Otello/






По поводу оркестра и хора хочется добавить еще один нюанс - они полностью развалили финал 3 д.(A terra... si! nel livido fango). Было достаточно трудно разобраться кто от кого убегал, кто куда опаздывал и почему на протяжении достаточно длинного ансамбля всё это так и не смог собрать дирижер.

José Cura своим исполнением еще раз укрепил меня как слушателя в мысли, что Otello особенная роль, требующая в первую очередь Голоса, который бескомпромиссно подходит для этой партии. Тут должна быть природа, полная вокальная свобода, главенство на протяжении всего действия и возможность поставить финальную точку на таком подъеме, на каком тенор обычно начинает спектакль. Его Niun mi tema была наполнена необыкновенной силой и по вокалу и по внутреннему содержанию.
Когда на сцене такой Отелло вся режиссерская чепушня ничего не стоит, п ч есть Артист и он сделает все, даже если будет сидеть на стуле спиной к залу во время Dio! mi potevi scagliar или лежать на кровати головой вниз на финальном Un bacio и у него не пропадет ни одной ноты.





В наше золотое время свободы волеизъявления художников, а всякий певец — художник, желание петь Отелло есть у многих теноров и у многих оно осуществляется при определенных способностях агентов .. Но что только не случается оч скоро с этими тенорами … природа бастует. Всегда хочется сказать пожалели бы вы себя, опер много и есть и такие, которые для ваших голосов. Но нет.
А публика с такой тенденцией уже воспринимает партию Отелло как чисто Legatированную на Mezza voce и все уже рады Esultate, исполненному в стиле подмосковных вечеров и Addio на манер скажите девушки подружке вашей.
Все забыли, что Otello мощная кровавая партия, это драматический тенор ! Его могут петь spinto, как, например, Johan Botha, но без всякой драматической аффектации, чистое озвучивание партии. Честно, но пресно. Под таких деревянных исполнителей уже поставлено Отелло в
Metropolitan Opera и, милости просим, Альварес, Kaufmann, да может и Флорес лет через 10 замахнется:-).

Я тут попытался прочитать соображения Vincent Boussard, режиссера, который будет ставить Отелло на Osterfestspiele Salzburg … Его видение, т с. Он там так распестрился, такие размышления выдает по образу, поведению, чувственности и тд и тп.
А за Отелло у него должен был быть Бота …
Я против него ничего не имею … в концертном исполнении. Но что говорить про образы и подобия этого Отелло, когда на протяжении всего спектакля исполнитель практически не двигается.

Режиссеры любят поговорить за концепцию в опере, а в ней одна концепция
возможности голоса и драматические способности исполнителя.
И тут пока что José Cura равных нет.





Я уезжал из Wiesbaden ранним утром, в 7 уже пил кофе на вокзале и наконец-то увидал кто именно делает экономику Германии … По главным улицам вереницы машин; автобусы, идущие один за другим, полны народа; толпы выскакивают из электричек и мчаться на работу. Прям, как в песне, «идут хозяева страны, идет рабочий класс !» И, оказывается, Висбаден совсем не тихенький городок, там есть люди и им есть что поделать.:-)