October 10th, 2014

Le nozze di Figaro Новая Опера 05 (Generalprobe) / 08.10.2014

Единственно о чем сожалею, придя во второй раз на Женитьбу Фигаро, что на сей раз слушал из партера, а сцена оформлена так, что гораздо лучше действие смотрится именно что с балкона.

Максим Остроухов - Илья Кузьмин - Валерия Пфистер - Екатерина Миронычева - Михаил Первушин -Владимир Кудашев - Ирина Ромишевская - Анастасия Белукова - Владимир Байков - Галина Королева


Разбираться в режиссерских переплетениях постановки во второй раз уже не было никакой нужды; намного интересней — как себя проявят другие исполнители в предложенных обстоятельствах.
А предлагаемые обстоятельства таковы, что уже вызвали неоднозначное отношение со стороны тех, кто ходит в оперу смотреть на сцену. И кто чего скажет …
Иные считают, что постановка Алексея Вэйро не соответствует высокому статусу Новой оперы, заработанному трудами предыдущего руководства; а те, кто ничего о заслугах предыдущего руководства не знает и судит о временах оно по постановке Rigoletto (лично мною посещенного раза 4), нашли, что этот спектакль ничуть не хуже прославленной в хамежах La traviata из того самого великого времени.
Как во всех театрах, в которых сначала было одно руководство, потом стало другое, происходит сшибка интересов (как в Большом, только более нежного разлива). В интернете перевозбужденные сторонники не пойми кого говорят что Свадьба Фигаро больше не пойдет...
Хотя, с другой стороны, если посмотреть на дело здраво, - идет же Риголетто в богом убитой постановке и ничего. И который год идет. И вот этот безобразный Онегин в одном действии. И люди ходят. Ругаются и ходят.
А если вспомнить все эти шедевры, то Le nozze di Figaro - современная, вполне себе культурная постановка, п ч ни голых старух, ни голых членов в ней не наблюдается, как в этих замечательных опусах Robert Carsen. И такой дури, как в Il trovatore в Unter den Linden, в ней нет / и такую тупость, как в La forza del destino в Баварской опере, не найдешь.
И уж конечно, извините пож-ста, режиссура этого спектакля ну ни чем не хуже, того, что показывали совсем недавно из Зальцбурга по всем телевизорам всего мира. И при этом оч гордились все, и режиссер какой-то сильно великий был, и восхищаться им надо всенепременно.

Во всем мире ставится говно с разной степенью душистости, но, например, для артистов оч многое зависит от степени их участия в этом говне. Одному местному баритону не понравилось; он посчитал чуть ли не позором такой спектакль, но при этом он поет Онегина в Большом театре, сами знаете в чьей постановке, по сравнению с которой, показанный в Новой опере Фигаро, выглядит этаким перлом жемчужным.:-)

Это, разумеется, вкусовщина, в том смысле, что каждый дрочит как хочет.:-)
не большая оговорочка,- это не статья, ни в коем случае не рецензия,— это ботва, которую гонит дольчев.:-) Не нравится — не читайте.

Т к никто и никогда не ходил в оперу из-за режиссуры, и если она не надоедлива и не претендует на решающую роль, то флаг ей в руки и попутного ветра, все остальное доделают те самые люди, из-за которых в оперу ходят, - вокалисты, по простонародному певцы. И в этом смысле, по моему убеждению, у театра случился полный успех, п ч и второй премьерный спектакль по музыке был проведен в полном соответствием с тем статусом, на который претендует Новая опера.
Возникший ? вопрос на какой статус … получается, что первого оперного театра Москвы. Это как ни крути. Хотя, понятно, что это далеко не первый и даже не десятый в мире, но таково положение дел в у нас с оперой. Спасибо вас дорогие руководители самого главного государственного театра страны с их новом тврческим кредо «Не навреди» : не навредили в Стасике, не навредим и здесь / объединим усилия и создадим семейный подряд:-). А в это время Новая опера будет отдуваться за все то, что не в состоянии сделать самые высокобюджетные площадки.:-)

При другом раскладе солистов в спектакле несколько сместились центры тяжести. Появился персонаж под названием Фигаро, свадьбу которого, собственно, все пришли праздновать. П ч при всем уважении к премьерному составу как-то так получилось, что Фигаро там и не было, - затолкали его другие персонажи и в первую очередь очаровательная Сюзанна-Ирина Костина. И несмотря на то, что в следующем составе Сюзанна была тоже не промах, - хотя голос Галины Королевой по сущности и объему явно уступал первой исполнительнице, - заслонить Фигаро в этот раз не удалось. Понятно что мастерство Владимира Байкова и всегда тщательное отношение к подготовке партии, кроме того, артистизм, ну и просто опыт, что здесь играет не последнюю роль, помогли сделать Фигаро, как и полагается, центром спектакля. И чисто вокально роль оч хорошо легла на его голос. П ч голос неординарный — светлый бас и именно такого голоса требует от исполнителя эта партия — не перегруженного, подвижного, не грубого. Для российского исполнителя хорошо проработаны речитативы, - довольно таки нудная часть любой моцартовской партии, придание смысла которой сложная задача и далеко не всем певцам удается. Байков много поет Вагнера и на его примере отчетливо видно, как хорошо сочетаются Моцарт и Вагнер, хотя Вагнера в его исполнении я никогда не слышал.:-))) если он его также хорошо исполняет, как Моцарта, дело может дойти до того, что оскоромлюсь;-).

Галина Королева - Владимир Байков


Графья вполне удались в обоих вариантах : пацанистый по жизни и по голосу Алексей Богданчиков и вальяжный и обертонистый Илья Кузьмин. И тот, и другой вполне себе выглядели достоверными в образе охотившегося на птицу Графа:-). И звучали. И даже временами по-моцартовски:-).

Графини выдержали марку Новой оперы, которая держит в труппе в основном фигуристых певиц:-). Во втором составе Екатерина Миронычева Графиня какая-то совсем уж отрешенная, как Фигаро в первом. Её голос побогаче и не так много горлового звука, как у Елизаветы Соиной, но по части музыкальности исполнение было слабее.

Никаких надежд на то, что Моцарта будут воспринимать в Мск также, как Чайковского, или, того хуже, Пуччини, собственно, нет. Ожидать, что все будут прочно сидеть на своих местах до 11-ти вечера было бы слишком большой самонадеятельностью. Я-то помню, как на гастролях итальянской Ла Скалы люди уходили после 1-ого отделения ТПВЖ... Т е исторически сложилось так, что Моцарт не наш композитор и всякий раз, когда его ставят в наших театрах, это в некоторой степени бросок на амбразуру пулемета. Здесь вам не Вена, в которой идет весь Моцарт и люди высиживают с легкостью необыкновенной. Но всегда есть надежда на то, что трудились не зря и некторпые, такие, как я, будут благодарны театру за его в общем-то нелегкий труд по воспитанию московской публики в лучших европейских традициях, к сожалению без сисек и пиписек:-).



Илья Кузьмин - Екатерина Миронычева - Валерия Пфистер - Jan Latham-Koenig - Михаил Первушин

- - - - - - ✄ - - - - - -

Генеральная репетиция моцартовской Le nozze di Figaro могла бы спокойно пройти без меня, но уж раз так случилось, что я ее посетил, то не могу отказаться от удовольствия расписать свой поход.;-) Несмотря на то, что мы с Моцартом оба матершинники, все же он мне не близок (как композитор) … был. Теперь не то — я спокойно высидел спектакль в Новой Опере и умудрился получить удовольствие, а если учесть, что вживую это произведение целиком слушал практически в первый раз, то в качестве совершенно не оплаченной рекламы, хотел было написать рекомендую сходить обязательно, но вовремя сам себя одергиваю, т к всё то,  что рекомендую, просвещенные тут же обговняют:-). Поэтому думайте сами / решайте сами, особенно после моего рассказа.

В Новой опере в настоящий момент, как и во многих других театрах, процветают дрязги (нет на них Урина, который смог бы усреднить взаимоотношения внутри труппы), но в отличие от Большого, эта самая опера раз за разом выдает вполне пристойный продукт, благополучной основой которого является музыкальная часть представляемого произведения. Под руководством Jan Latham-Koenig музыканты сыграли Моцарта практически идеально. Маэстро удалось добиться необходимой легкости, изящества, непринужденности от оркестра российского разлива, у которых обычно все приоритеты связаны с точностью до наоборот. В какой-то момент и вовсе перестаешь замечать оркестр потому, что он так хорош и так уместен во всех попсовых моментах этой, в общем-то, нудной оперы, где всякая стилистическая неточность и фальшь бьет как зубная боль.

Предполагаю, что исполнение артистов в основном понравилось в связи с тем, что они как могли конечно приближались к немецкой манере пения, но полностью им это сделать не удалось. Что и слава Богу. П ч монотонное завывание и не всегда красивым голосом, как принято в разновсяческих германиях, называясь моцартовским инструменталом, далеко не всякого может увлечь к сияющим вершинам детства оперы. Я как раз из тех, кто таким вокалом не увлекается и наши вокальные специалисты из Новой оперы, которые умудрились придать прелесть и живость моцартовской оперной музыке, за редким исключением удовлетворили, если можно так изящно выразиться:-).

Сразу людям знающим : про исполнительские каноны, про Elisabeth Schwarzkopf и Dorothea Röschmann, про великого интерпретатора Karl Böhm и прочую разную атрибутику моцартианыэто я ни в зуб ногой !
Мой рассказ для тех, кто пойдет слушать Фигаро в первый раз и ничего никогда не слыхал про—в прямом смысле этого словавысокие музыкальные отношения.
В Мск все просто, как, подозреваю, и в композиторе Моцарте. Любой знает содержание оперы; наверное поэтому подстрочник практически не был видел, но певцы были настолько артистичны, а публика настолько в теме, что про что всё это вопросов не возникало.

Jan Latham-Koenig


Есть нетленный эталон — спектакль Плучека с Андреем Мироновым в театре Сатиры;
все остальное при любых постановках обязательно сравнивается и чаще всего проигрывает по-любому тому самому эталону.
Конечно, опера это немножко другое, но взаимоотношения поющих героев мало отличаются от говорящих, тем более, что у Моцарта количество разговоров под треньканье клавесина зашкаливает и в этих местах актеров надо как то занять.



Новое для Москвы режоперское имя Алексей Вэйро взялся за дело храбро и смело, но т к мы находимся в XXI веке и любой режиссер обязан соответствовать, то просто мама сказать мало—надо обязательно добавить какое-нибудь этакое ме-е-е. В случае г-на Вейро этакое называется «Я и другой». И пока Вэйро «Я», в спектакле все более чем прэлестно, но как только вылезает заполошенный «другой» с крыльями, плакатами, ни к селу / ни к городу, скончавшимся в финале Доном Бартоло, возникает желание, прям, подискутировать, твою мать, но перед началом все же разобравшись — о чем этот другой:-). Может быть это знает консультатнт по ... драматургии Михаил Музинштейн, тогда следовало бы накропать небольшую шпаргалочку, п ч наш главный режопер Митя приучил уважаемую публику к описанию его мозговых упражнений, например, на черных занавесочках между картинами. А так, каждый будет понимать в меру своей а)- испорченности; b)- глупости; c)- ну и ума конечно.:-)

Дмитрий Орлов /Фигаро/ - Джульетта Аванесян /Барбарина/


Елизавета Соина /Графиня/ - Алексей Богданчиков /Граф Альмавива/


Со своей стороны могу сказать, что режиссер явно не лишен чувства юмора. В какие-то моменты не покидало ощущение, что он просто стебётся и все эти изыски в стиле другой никакого смысла не несут, и сделаны лишь для того, чтобы и критика и публика раздували щеки в попытках осмыслить никаким образом необъяснимое. Сдается мне, что и артисты далеко не всегда знают чем именно они заняты на сцене. Если так, то и хорошо, а если нет — то критики объяснят что там было на самом деле.:-)

Алексей Богданчиков /Граф Альмавива/ - Ирина Костина /Сюзанна/


Ну и конечно не в нашей московской традиции Фигаро, отодвинутый на задний план, когда и Сюзонн и Графиня, я уж не говорю про Альмавиву, да, даже Керубино, и драматически, и пластически сделаны намного интереснее. Только в самом конце Фигаро каким то образом прорисовался.
Но персонаж в исполнении Дмитрия Орлова искрометным не назовешь, да и по вокалу партия для его голоса не совсем подходящая.

К особой отличительной особенности спектакля можно отнести, как теперь принято говорить, архитектуру сцены.



Она такова, что создает впечатление открытого пространства за сценой с неограниченными возможностями для выхода на планшет и ухода с него; ощущение воздуха в этом небольшом театре это реальная находка. Cвет замечательный. И подсветка артистов правильная и уважительная во время исполнения ими сольных фрагментов. Т е в этом смысле все очень, на удивление, по-оперному.