May 26th, 2013

Giordano : Andrea Chénier Wiener Staatsoper 21/24.05.2013

На обратном пути из Вены на борту лучшей авиакомпании восточной Европы:-) Transaero бесплатно раздавали, разумеется, Коммерсант. За культурную жизнь там отвечают два «хедлайнера» : балет, ясен перец, освещает Кузя, а в Пермь неизвестно за какие прегрешения — если только он по традиции не подписывал чей-то материал — загнали Ходнева.
Балетница, растеряв боевой пыл полностью, серо и скучно что-то там везет по поводу Бенуи, а в пермском крае воспет некий фестиваль, который еще 3 года тому назад должен был стать филиалом Зальцбурга, но не стал по понятным причинам; зато в этот раз туда удалось зазвать внучку Вагнера и какую-то Марину Абрамович и по мысли Ходнева такие смачные члены повысили градус статуса ну просто до красной опасности:-). Бляяя, кто читает этот бред, кроме Дольчева, которому в самолете 2 ч делать нечего, п ч повернешься направо — политически подковываются, налево — про спорт изучают и ни одному пассажиру на фиг не нужны размышления хедлайнеров Ъ по культуре. Для чего эта газета вообще выпускается ..? Да и сами события в Мск в Перми всё какая-то пузатая мелочь окраины Европы и деревня беспробудная.

А музыкальные события — правда, не слишком часто, - но происходят в других местах.
Иногда это бывает в Вене и на одном из них мне удалось побывать — Andrea Chénier Umberto Giordano 24 мая 2013 в Wiener Staatsoper запишу себе в актив.

В России о существовании такой оперы не знают.
Веризм (кроме Tosca) презирают и никому это все не надо.
Все хотят выпендриваться по другим направлениям — а давайте гЭнделя, и чтоб до усёру, по поводу и без.
А после спектакля Шенье я наблюдал картину — группа русских туристов допрашивала знающую даму на предмет почему эта опера не идет в России и вообще откуда она взялась - она же просто бесподобная. Дама спокойно отвечала, — мол, в России такую музыку даже не то, что спеть — сыграть оркестр ни один не сможет, она слишком сложна.
Куда уж нам...
Смешно конечно, но поздравить можно, докатились.

В какой-то степени это мнение справедливое. Я, например, не представляю себе, чтобы какой-то оркестр в России достойно сыграл эту музыку; ну и вокалистов, которые могли бы достойно спеть эту музыку.
Нет, достойно тут не годится — классно !
Поэтому, вот, Вена. Пока все еще Цитадель (не каждый день, но иногда бывает).

Collapse )

José Cura | Andrea Chénier


После первого спектакля были претензии ко всем солистам и в этом случае понятен несколько холодноватый прием зала, но когда вокалисты пришли в норму, опера заиграла совершенно невероятными красками.
Сейчас трудно себе представить тенора, который может спеть Шенье так, как это задумывалось Umberto Giordano — в настоящей итальянской манере Il verismo и с полным понимаем образа главного героя; так захватывающе, как José Cura. Его выступление оставило для меня самое незабываемое впечатление (имхо) и, судя по успеху, не только для меня.

Здесь же как, только вышел на сцену — сразу Improvviso, —один из сложнейших фрагментов для helden-тенора;
и дальше не расслабишься - в каждом действии основная кульминация как ни крути теноровая (посоперничать тут может только Жерар с сразу Nemico della patria? в 3 д., Арию Мадлен я лично не оч люблю:-))
И ради бога, не надо никакого belcanto и piano на верхах, а то венские рецензенты доболтались до полной дури — не хватает мягкости и лиричности. Это в опере-то Andrea Chénier, где в заглавной партии настояшие тенора только атаковали полным звуком.
Хочешь изобразить чувства, пожалуйста, окрашивай тембрально; не получается - не берись не за свое дело. А то от этих дудок, дудящих на одной краске с уходом на сомнительные пиано в веристких шедеврах, уже голова кругом идет.

Одна из труднейших теноровых партий на данном этапе для José Cura никаких усилий не представляет.
Верх абсолютно свободный и, как я люблю, с высокой поднятой вверх головой и руку вверх при этом он не подымает, что тоже ставлю в плюс, п ч верхние ноты берутся глоткой, а не руками:-). Голос весь сияет, на середине клубится и конечно низ его(Куры) и Серафин это что-то уникальное : настолько органично и полностью по природе, что в конце оперы показалось маловато в ней написано низких нот:-), п ч редко у кого встретишь красиво окрашенный нижний регистр.



Martina Serafin я оценил окончательно после второго спектакля. П ч soprano, козырь которых центр — на слух чистая услада по объему, по округлости, по красивым обертонам — единичный случай. Верх, разумеется, весь берет, но звук местами становится не столь приятным и к сожалению mezzo-voce песочные, оба раза (видимо специфика). Что касается чувственного пения, тут все как надо, по il verismo и драматизма достаточно. Знаменитый финальный дуэт был спет идеально по ансамблю голосов и абсолютно на равных. Это всегда приятно и для любого поклонника оперы равноценное испонение забойного Vicino a te s'acqueta настоящий подарок (п ч вспомните Корелли и мяукующую Касапьетру:-)).



José Cura | Andrea Chénier - Martina Serafin | Maddalena di Coigny


Marco Vratogna мой кумир и я не понимаю почему многие его не жалуют и даже почему-то считают не за баритона, мне он, прям, вполне и даже показался настоящим драматическим, и актером от Бога. Безупречно сидят на нем костюмы, как, впрочем, и то короткое пальто, в котром он вышел. Итальянец ! Italiano Vero :-)





Единственно, кто не дотянул, исполнителя вторых ролей, за исключением Marco Caria, сдержанного и корректного Руше и Hans Peter Kammerer-Щеголя. Меццо-сопраны к сожалению оказались откровенно слабоватыми : Донна Эллен больше походила на Гувернантку, чем на Графиню; в Грицковой мяса ни на грамм, к тому же и слышно было оч плохо (причем, из из 2 яруса и из партера), Monica Bohinec с Мадлон справилась, но это, собственно, и всё, такой отзыв за комплимент плохо сходит : вибрато зашкаливает, низ получше чем в Ульрике.

Collapse )

Исключительно удачно прослушав Вагнера, не захотелось заморачиваться билетом на Carmen, их в кассе не было, но это не помешало спекулям лезть ко всем с целыми пачками, причем, у них обязательно самые лучшие из каждого разряда; наценка € 50.
И мне снова не удалось увидеть человека, который купил билет на спектакль века за € 1000, - как любит заниматься брехней наша пресса.
Более того, мне не удалось увидеть вообще человека, который хотел бы купить хоть какое-нибудь место у спекулей с приплатой в  € 50.

За десят минут до начала свободных стульчиков было достаточно (на спектакль века).
Ровно в 18.30 их быстро заняли и даже по бокам желающие пристроились.
Их было конечно не столько, сколько их было на автобусной остановке рядом с Teatro Real в Мадриде, когда Доминго выступал в бессмертной опере Почтальон, но все же поднакатили.
Через 10 минут стало понятно кто эти люди — туристы, желавшие отдохнуть; отдохнули 10 мин — пошли дальше. Поэтому смена заселения на стульчиках происходила беспрерывно. Дольше всего сидели на Тореадор, смелее в бок и даже подпевали.

Как только началась увертюра перед экраном чинно поехала огромная желтая машина-мусорка с мигалкой типа КУ на кабине, и победоносно торчайщей метра на 3 вверх пластиковой метлой.:-)
Нахальная рожа этой машины просто таки говорила — вы тут отдыхаете, а еду работать:-).
Кроме того, затеялись работы по снятию асфальта рядом с U Karlsplatz.
Нетрудно сообразить что это было …:-)
По звуку дыр-дыр-дыр и через каждые 2 минут зычное БИИИИИИИИП.:-)



Но, несмотря на всё на это, в театр все равно не хотелось — было здорово, весело и оч холодно на улице. До конца 2-ого действия я таки, да, досидел.



Понял окончательно что из себя представляет «Треска балтийская», совершенно не поняв, почему она поет Кармен, исключив полностью весь нижний регистр из этой партии;



понял, что в Wiener Staatsoper на fest-ангажементе появилась настоящая звезда Anita Hartig и дай Бог ей хорошей карьеры, п ч она не только мила собой, но и обладательница исключительного нежного лирического сопрано — welcom;

Anita Hartig




искренне удивился тому, что «Робертино», Roberto Alagna взял Си-бемоль в La fleur que tu m’avais jete на полный голос и получается похерил свои же бредни по поводу того, что все хотят Си-бемоль на piano; очень "испугался" его же высокой ноты, которую Аланья запердошил в финале Таверны, совершенно несвойственным ему звуком (как будто рожать собрался, Кармен при этом молчала), заферматил и кончил в унисон с машиной, которая сказала Б-и-и-и-П, как-будто точку поставила.

Не скрою, я там валялся и всем рекомендую — ходите на Karajan Platz, — жизненно, по-народному; вот только холодно, но и эта проблема решаемая — Rosenberger до 22.00.

Collapse )

Все 4 вечера для меня заканчивались на артистическом выходе.

После Andrea Chénier №1 он получился каким-то скомканным, но я при этом для людей поработал:-). Все происходило практически под дверью, никто не садился за столик. José Cura на непонятном мне языке рассказывал о ссадинах на лице и даже показывал на них пальцем (действительно, ссадины были, что уж там произошло, не знаю... можно неудачно фехтанулся с Вратоньей).



Народу, когда José Cura, как всегда, много и подсыр протекает живенько и я бы даже сказал по-испански : с громкими разговорами, хохотом и тд..

На следующий день по контрасту человек 20 «вагнерианцев» пришли.
И такие они какие-то ... «особенные, раскудрит твою, осененные собственным величием».
Преобладали дамы, стриженные под первый номер. Вели себя сдержанно. Друг с другом не разговаривали. Программки подписывали, но не фотографировали.

И наконец-то (я впервые это увидел) пришел звездный час Intendanta Dominique Meyer, п ч обычно интендант Мейер выходит и смотрю на него и узнаю его только я, и ему приходится со своим пакетиком полиэтиленовым бежать восвояси не обласканным:-).
Не то было в тот вечер...
Очередь живая, как в мавзолей (из 20 человек), к Директору. Вот они чем отличаются, «вагнерианцы», от нас грешных. Действительно ведь, избранные, - ну, на хрен кому нужен Мейер и его автограф ?! Он и так неплохие деньги зарабатывает или он, что, красавец какой или крашеный хной, как Аланья ?! :-)
Вы бы видели, что там творилось... А я стою в сторонке, охуеваю и представляю :

· вот выходит наш директор Иксанов, а мы его встречаем...  не материмся / не обзываемся, пошел в жопу никто не говорит;
· все с программками, заново дизайнированными за n-ое количество миллионов тугриков, - хотим автограф; хотим сказать спасибо;
· хотим распросить о планах — а будет ли Дмитрий Черняков что-нибудь ставить в БТ, а будет ли Семен Чудин танцевать в Онегине ???

Я бы сказал спасибо, если бы поставили Андре Шенье, но ведь такое у нас и представить нельзя.

Самый ужас начался, когда вышел Welser-Möst, который, как красно солнышко просто, - обычно утекает с другого подъезда, чтоб с этой швалью не встречаться.:-) Они начали про ... партитуры что-то такое вестбанхофить. Вон оно чё, Михалыч... :-)



По другому, как «кольцо нибелунгов», это не назвать. И мне захотелось, чтобы в меня всесился тевтонский дух и я бы тогда смог преодолеть холод и подписать журнал у Нины Стемме, где на фото она замечательно прекрасна и на тенора полюбоваться. Но он не всесился. Пришлось погнать в тепленький уютный номерочек в Suite Hotel 900 m zur Oper и предаваться мечтам о завтраке, который в этом отеле равных без.:-)

Третий и основной подсыр был ordnung-нирован. У кого-то и я даже дагадываюсь у кого нашлась возможность дать 100 евриков ребятам в черных плащиках. Перед началом действа каким-то поклонницей (п ч мужиков там не было ни одного) была поднесена роза:-).



Все построились. «Алашки» мне все оч понравились : нарядились, всё больше в блестящее, между собой здрасти, лица просветленные, а как они просветлялись на выходе из подсырной ... вы бы видели …
· Вначале я не хотел идти и был бы дурак, если бы не пошел — тогда не влюбился в Ласточку-Гаранчу...
Но пошел, п ч очередь двигалась быстро, как у нас в метро за "жетонами".
Так как к обряд созерцания предмета при таком раскладе исполнить не удается : подписал — иди, сфотографировал — вали, дай другим дотронуться до тела.
Ну, в общем, в самом конце захожу это я.:-) Сидят — слева он, разумеется, в окружении / справа она, как придаток, - примерно так, как Мула сидела при Кауфмане. Я ей сунул … программку, а она мне так улыбнулась и тут я понял что такое любовь с первого взгляда:-) А когда  спросил - Can I make a picture ? - Гаранча ответила, - Of course ! и приняла позу — смотрите, какая красавица !




В общем, теперь я даже готов на Караян-плац отсидеть Der Rosenkavalier в тех местах, где она будет в атласных штанишках, п ч кроме Октавиана не очень-то понятно в чем ей хорошо было бы попеть, но такая красота в нашей жизни обязательно должна быть.
И никакая она не «Треска Балтийская», а Ласточка ! :-)
А Roberto Alagna хочется задать вопрос, который, понятное дело, повиснет в воздухе — зачем так похабить своих партнерш ?



Ведь знает же прекрасно, что в основной своей массе стоят твои и их совершенно не интересует никто другой. П ч на его предложения сфотографироваться втроем, все хотят вдвоем, и нисколько не стесняясь, говорят об этом вслух.
А я бы с Гаранчей да-а-а..:-)
Все же молодец Радвановская, отказалась сидеть в качестве довеска, п ч она сама звезда и правильно понимает про себя.

Последний подсыр, про который я подозревал, что José Cura с него удерёт ночным Аэрофлотом в Мск. Народу собралась какая-то грандиознейшая куча, забили весь предбанник, покурить перед входом невозможно — толпешник, наших много и черная сотня практически вся. Тут тоже картинка наблюдалась не оч красивая, п ч вышла Серафин, села за стол, а к ней практически все стояли задницами - ждали Куру. Напрасно. Спасибо хоть сказали, что маэстра извиняется и «обряд подсыра» произвести не сможет, т к у него ночной вылет в Мск.

Можно было бы и мне улететь на Аэрофлоте, но завтрак на следующий день я не мог отменить даже за возможность перелета с Курой в одном узком пространстве:-) Поэтому с утра Трансаэро за 2.10 довез до Внуково; потом от Внучки до Юго-западной 12 км за 1.5 ч на автобусе - отследил аж 4 аварии, п ч в Мск дожди, дорога скользкая, машин много...

Грядет оперный летний перерыв. Надо деньжонок подкопить и заняться по мере сил балетом ... но нет же сил никаких этим заниматься, особенно после таких ярких впечатлений.:-) Как вспомню, что впереди Конкурс и бесконечное pas de deux из балета Корсар ... mamma mia :-)