December 17th, 2012

La traviata Deutsche Oper Berlin 14.12.2012

Берлин - город контрастов, теперь я могу это сказать с чувством глубокого и полного удовлетворения : был всего 2 дня и чего только не насмотрелся...

Первый шок испытал на паспортном контроле - на этот раз не выебли вопросами на немецком языке типа кто я, зачем мне сюда, сколько денег у меня и не хочу ли тут остаться (ответственно заявляю раз и навсегда - не хочу!).
Второй шок - в отель заселили в 9 утра, против положенных 15.00. Немножко вгрустнул, что номер был не той категории, как в прошлый раз, когда я останавливался в Leonardo, с прозрачной, как слеза, душевой кабиной, расположенной посреди комнаты, но это неудача совершенная ерунда по сравнению с той погодой, которую подготовила прекрасная анжелина меркель:-) для моего визита.
На короткое время мне придется отвлечься от оперы в сторону работы ЖКХ столицы Германии. ЖэКэХа этой столицы не работает никак. Накануне случился снегопад, после которого снег не сразу расстаял (вы представляете этот ужас...:-)), а улегся дня на 3-4; потом ударил мороз. И поэтому проблема передвижения ножками по центральным-боковым-всяким улицам Берлина встала перед любым конкретно всяким человеком во всем свом первозданном величии. В какой-то момент я понял, что проблема европейских городов в том, что к ним не приезжают таджики работать уборщиками, а маленькие чистящие машинки, которые якобы снуют туда-сюда, додирая лёд до асфальта, плод чьего-то воспаленного воображения. Одну машинку видел перед Дойче Опер. Она после триумфальной расчистки велосипедки, принялась натирать до блеска лед перед входом в это заведение и сильно преуспела, п ч передвигаться после ее работы стало попросту невозможно.

Там, где не было льда, кучами насыпали основной контраст -
мелкие камушки=гравий. Так вот, если у вас обувь на тонкой подошве, то достаточно трудно сообразить какая пытка лучше ледяные колдобины либо острые каменюки, заставляющие вас совершенно отчетливо представлять себя йогом, ступающим по гвоздям. В итоге я научился ходить по проезжей части, поплёвывая на претензии автолюбилей передвигаться там же.:-)

По Unter den Linden, вспаханную до безобразия трудно вообразимого, гулять в такую погоду, - да и не в такую погоду, - не советую никому. Как можно так расколбасить весь центр города и держать этот расколбас на протяжении довольно таки длительного времени до улучшения положения дел



В общем, всем белобантовкам настоятельно рекомендую не ругать город Москва. Да, у нас пробки, но нам-то, пешеходам, что с этого... -) Зато с утра из дома я выхожу чаще всего на асфальт. Скорей всего, это связано с тем, что у немцев есть надежда, что все само собой растает и их европейская зима вернет их в привычное русло чисто гравийной жизни без ледяных украшений, а у нас такой надежды нет - зима, так зима. И ЖКХ в лице представителей средне-азиатских государств, по крайней мере, в моем дворе справляются со своей работой практически идеально.


Ну вот, поставил Бургомистру на вид и плавно, как Elena Mosuc, перехожу к самой любимой теме моего журнала - к Опере.



Хотите слушать оперу - идите в Deutsche Oper Berlin, это в настоящее время один из немногих театров с великолепной акустикой, с местами, откуда видно всё, с дешевым и вкусным Chardonnay и с той самой публикой, до уровня которой мечтают воспитать нашу Черняков, Фихтенгольц, Журавлев и Иксанов.
La traviata, недавно представленная в Большом театре, и вызвавшая практически у всех самые благоприятные чувства, собственнно, и я поучаствовал в этом благом предприятии:-), так сказать, в близком сравнении со спектаклем DO рухнула ниже плинтуса. Постановка Замбелы  конечно дело хорошее, но в который раз оказалось, что не только в ней дело. Какую все таки свинью нам подложили деятели от реконструкции Большого театра, состряпав аляповатый зальчик, совершенно не приспособленный для исполнения оперных спектаклей и какую еще бОльшую свинью подложил чиновничьий корпус, когда на подсадку в БТ пристроили администрацию, в музыке разбирающейся, как свинья в трех апельсинах.:-(
В Берлине я понял, что нельзя играть оркестру за сценой так, как он играет у нас в Травиате - это стыдно, это позорно и что хотите делайте, но это надо менять. И карнавальный хор тоже к ебене матери в таком -то виде, в каком он у нас. И теперь мне уже не кажется вполне терпимым, что все ансамбли на сцене дудят в одну дуду, а оркестр играет ямскую музыку, п ч Травиата, в которой оркестр / хор / солисты составлют собой единое целое, как это было в Deutsche Oper Berlin, спектакль уровня необходимого для исполнения этого произведения. Наша Травиата дает все же приблизительное впечатление от одной из самых великих опер Верди.



Leo Nucci- Elena Mosuc - Ivan Magri



Не сказать, что в тот вечер был какой-то особенный спектакль. Его украшала своим присутствием только одна звезда мировой баритональной сцены - Leo Nucci, на данный момент звездность которого совсем для меня не бесспорна, более того, во время исполнения мне показалось что Нуччи как-то плоховато выглядит и неуверенно движется; при дальнейшем рассмотрении оказалось что впечатления не достоверные:-):-). У Нуччи ничуть не убавилось зычности голоса, не убавилось умения управлять им и ловко сглаживать острые углы партии. Разговорчики громким голосом конечно же присутствовали, качалка тоже была, но все это не вызывало такого раздражения, как, например, Шикофф в Бале-маскараде или Bruson в той же Травиате.
Не сказать, что Нуччи принимали как-то особо выделенно, мне даже показалось, что та публика понимает его возрастные проблемы и особо не хочет поощрять только за прошлые заслуги.





Еще раз погоржусь немецкой публикой, - всем известная E strano, имеющая 2 части и практически везде, вплоть до замечательного театра La Scala, всегда прерываемая бурными или не очень бурными, но овациями, в Deutsche Oper не нашла ни одного восторженного идиота, обрадовавшегося тому, что Виолетта наконец-то замолчала. Получается, что все знали, что это не конец.
Elena Moșuc, исполнявшая партию Виолетты, некогда fest-ангажированная Opernhaus Zürich и певшая там практически все главные роли, созданнные для ее типа голоса, сейчас находится на вольных хлебах. DO не прогадала, пригласив ее на Травиату, где она наилучшим образом могла показать свои вокальные достижения. Достижения есть и по сю пору они очевидны, хотя голос с возрастом изменился. В данном конкретном спектакле ее верхние ноты были ужатыми и по силе звука заметно отличались. Но ноты были взяты все, вплоть до добавленных. Сам по себе голос Mosuc теплый, нежный иногда даже он кажется каким-то жеманным, чересчур сладким, но теперь частенько на полном звуке прорывается простонародность. Piano, которыми она увлекается все такие же красивые и наполненные. Ну и конечно переходы мягкие, округлые по-прежнему при ней. По драматической игре не сказать, что  Elena Mosuc Анна Нетребко наших дней:-), но в конце вместе с Верди она смогла пронять зал и свой заслуженный успех - если б такой случился в ГАБТе, его бы назвали грандиозным, - словила.



Ни с какой стороны мне неизвестный тенор Ivan Magri спел Альфреда так, что завидки взяли:-). Все мечтают о том, чтоб в Большом театре появился хоть один профессиональный тенор среднего европейского уровня, например, такой как Магри - звезд с неба не хватает, с небольшим бараном, слишком часто встречающимся теперь, но До в кабалете взял и саму кабалетту спел вполне на уровне. Внешность для роли подходящая, но актерских способностей нет совсем:-) - нелепые телодвижения, которыми он пытался изобразить свои страдания, глядя на умирающую Виолетту, немножко расхолаживали на предмет поплакать над ее тяжелой судьбой. Но это все ничего, нам бы хоть такого.:-)



Я уже не прошу темпов правильных, таких как в DO, п ч для исполнения этих темпов оркестр нужен гениальный, а БТ пока что этим не болеет. Для меня в этой Травиате главным был оркестр, все его группы, и про них мне кажется, что они и без дирижера бы так сыграли. Какие нужно условия создать в театре, чтобы проходной спектакль был такого высочайшего уровня... Разумееется, оперу делают звезды, но сам театр, претендующий на звание о п е р н ы й, просто обязан сделать тот самый ансамбль, когда в любой день человек приходит на представление и по основным пунктам оркестр-хор-солисты он получит полный пакет и вот тогда он пойдет еще раз в Оперу.

Я скромно надеялся, что коль скоро Leo Nucci задействован, по окончании случится Singerstunden и даже взял с собой фломастер, но нет, ничего такого:-). В будочке привратника на артистическом выходе толпилось человек 8-10 поклоников, что для Deutsche Oper просто аншлаг. Правда, пришли профессионалы - 5 японцев, а они знают свое дело туго и любили отменно:-). Нуччи оказался очаровательным пожилым джентльменом, сам себя назвал альтенмен, во всю кокетничал, сверкал зубами, был вполне бодр после чего я снял свои подозрения по поводу его немощи на сцене - еще попоёт, поборется с Доминго за роль Жермона и в этой ситуации я буду за него. П ч он все же баритон и поет своё, а по поводу Доминго - тенора, поющего баритональные партии, как он себя сам позиционирует, - это просто какой-то наглый гибрид.:-).

G.Bizet : Carmen, Deutsche Oper Berlin, 15.12.2012

Похоже, что Deutsche Oper Berlin правильно оценила «сверх удачную премьеру» прошлого сезона Samson et Dalila, в связи с чем произошла чистая перемена - Samson(а) послали на три буквы, на выселки, в Женеву, п ч этот шедевр оказался чуть ли не копродукцией, а в качестве замены выбор пал на CARMEN, в которой вполне могли принять участие те же исполнители.



Те же / не те же, а José Cura остался, но только в образе Don José. В связи с чем декабрьское посещение пред=рождественского Берлина стало необходимым, достаточным и легко выполнимым [легко, т к перелет AirBerlin удалось схватить за 3 600].

Deutsche Oper особенно хороша тем, что цена билетов не зашкаливает и даже по самому высокому разряду за € 50 можно сидеть оч прилично. Этот немаленький зал как всегда практически плотно упаковался и публика приготовилась наблюдать совсем не новую постановку Кармен, восстановленную 3 г. назад. В ней успели попеть все, опоздал пока что только Kaufmann, но еще споет, какие его годы:-). То, что это было поставлено в 1979 г., понятно сразу, в те времена было принято ставить сероватые, не увлекательные спектакли. Правда, первые голые уже появились на сцене, но DO, предполагаю, тогда не была в авангарде, точно сказать не могу - тогда был невыездной, как сейчас, когда в Tannhäuser рядом с главным героем ошивается абсолютно голая баба с неухоженной махоткой [не подумайте, что посетил, в бесплатном буклете на сезон видел фотографию, надо было вырвать из него листочек, но у меня были другие заботы в этот день]

Bastiaa Evernik | EscamilloAnita Rachvelishvili | Carmen – José Cura | Don José - Martina Welschnbach | Micaëla Hulkar Sabirova | Frasquita


Carmen поставлена в полном соответствии с либретто.
Редакция разговорная. Разговоры хоть и усеченные, но надоедливые, как всегда в разговорной редакции.
В этом спектакле испанщиной, как таковой, и не пахло, если не считать идиотского костюма Тореадора, в который под штанишки исполнитель партии Bastiaan Everink не надел бандаж, чем вызвал вполне здоровый интерес у публики с расположением своего прибора сикось-накось:-). Но т к это было единственное, чем баритон мог погордиться, то за знаменитые Куплеты он, слава богу, не получил Бу, но аплодисменты были какие-то жалостливые. Это был единственный пример неудачно подобранного исполнителя; все остальные, вплоть до Цуниги и Моралеса, а также забавно верещащих девчушек, нарядившихся в 4 д. в черных ангелов для придачи особого драматизма Заключительной сцене, вполне соответствовали высокому статусу Deutsche Oper.
В декорациях не было никаких признаков того, что дело происходит в Испании, т е такая площадь могла быть и во Франции, и вполне есть и у нас в Саратове, а если особо покопаться, то и в Мск можно найти. Ни тебе арены для боя быков; таверна какая-то куцая, недоделанная; вместо гор гроты. Короче, на ту Испанию, которую мы привыкли видеть в бессмертном балете Дон Кихот, все это было нисколько не похоже. Ну и всей публикой абсолютно всегда любимая темнота на сцене - разбирайся сам как хошь чего там кажут:-).

Скорей всего поэтому не очень испанистой показалась и сама Carmen, несмотря на то, что ее костюмы и внешность вполне соответствовали заданной стране, в конце она и вовсе должна была появиться в облике Тореро, но штанишки заменила на черную юбочку, а курточку оставила.



В этот раз мне удалось послушать Anita Rachvelishvili [ანიტა რაჭველიშვილი], - певицу, поющую Кармен практически на всех сценах на протяжении последних нескольких лет. Причем, только Кармен.
Для меня такое всегда подозрительно...
Еще совсем недавно примерно такая же карьера была у Марины Домашенко, которая попросту закончилась и всё. Помнится, со мной спорили, говорили зачем ей петь Верди, надо поберечь голос... Ну вот... берегла-берегла, а Верди так и не спела

Именно поэтому, по приезду, я проехался по репертуару Рачвелишвили и увидав, что в она все таки собирается петь Амнерис, пусть в Detroit, но главное желание такое у нее есть, а если еще есть и возможности в плане крайних верхних ♪♪, о которых понять в опере Кармен ничего нельзя, поскольку их там нет, то тогда можно порадоваться за появление настоящего mezzo-soprano. Там конечно голосина огромный - в DO идеальная акустика, но отоварен зал был даже *с лихуем* - и сам по себе очень красивый : густой, насыщенный, обертонистый, с медовой окраской, с очень крепким средним регистром. Про низы ничего говорить не буду, п ч я про них не понял, настолько ровно звучал голос во всех предлагаемых обстоятельствах.



По поводу яркости созданного образа мои впечатления оказались несколько смазанными... Не знаю от чего это зависит ... Может от того, что театр строго блюдет все поставленное в свое время режиссером и попросту не дает разгуляться артистке так, как это сейчас принято. Слишком много концертной статики [сейчас и концерты так строго не поются] и совсем мало жизни.
К сожалению вокруг этой Кармен спектакль не вертелся, а должен вертеться.
Хотя, повторюсь, может так задумано, п ч José Cura, которого я неоднократно слушал в этой опере, по интерпретации был тоже на себя немножко не похож. Обычно он трактует роль по своему, особенно концовку.



Matthew Pena | Le RemendadoRachel Hauge | Mercédès - Bastiaa Evernik | EscamilloJosé Cura | Don José


♪♪По вокалу - Heldentenor, которого на сцене никуда не спрячешь.
Причем, совершенно понятно, что вокально эта партия для певца не представляет вообще никакой сложности. Абсолютно свободное, не втиснутое ни в какие рамки пение (это в самом распрекрасном смысле). Партия Хозе не ахти какая трудная по сравнению с другими теноровыми, почему и обожают ее петь всякие *недотенора*. Главное, драматическая голосовая интерпретация, сентименты, - поэтому José Cura и поет *Цветок* [«La fleur que tu m’avais jete»] наоборот, чем все наши современные : блажат сначала на серединке, а в конце, когда надо орать высокую ноту, прячутся за piano.





Anita Rachvelishvili может быть споет Кармен у нас летом. Если что, я пойду.
овс


И в заключении немножко о том, нчто всякий козел свой качан капусты в огороде предпочтет.:-)

У меня в Deutsche Oper есть любимица, конечно, не такая, как прекрасная Анжелина в БТ, но все таки, - Martina Welschenbach. Такая она тоненькая, беленькая, голосочек тоже тоненький, но чистенький и звонкий, как колокольчик. Она прекрасно спела Микаэлу, а дуэт«Parle moi ma mere»—даже меня на *Браво* разодрал. Если кто будет в Берлине, обязательно идите на Un ballo in maschera, Welschenbach будет Оскаром. Своим надо всегда успех устраивать по знакомству. -)

Anita Rachvelishvili | CarmenJacques Lacomde | ConructorJosé Cura | Don JoséMartina Welschenbach | Micaëla


Collapse )