February 13th, 2012

Faust Wiener Staatsoper 10.02.2012

Оперные каникулы закончились - начались Weekend(ы).
Поддавшись всеобщей kaufmannомании и обратив внимание на Charles-Francois Gounod Faust, в пятницу я сел на Аэрофлот и полетел в Вену.



Не без трЭпетного волнения, п ч билеты в онлайн хоть и постоянно подбрасывали, но по каким-то полоумным ценам, а насчет стоячки меня трясла лихоманка - а вдруг это будет как на Анне Нетребко и на ВаХнере : припрешься где-нибудь в обед к Опере, а там уже человек 300 стоит и интендант Dominique Meyer их отпИвает кофием и кормит бутерами, а мне, Дольчеву, мать твою, и местечко не найдется в этом замечательном зале.
На деле все оказалось намного благопристойней, а именно, как всегда : на Stehplatz никого не было, а в EMI передо мной просто раскинули скатерть-самобранку - билеты всех ценовых поясов. Я выбрал наименее ущербный для моего кошелька за € 20 и снова отправился на Stehplatz, теперь уже просто из спортивного интереса. Опять н и к о г о и даже не было того японца со своим стульчиком и сумкой с дисками, который потряс меня в свое время тем, что сидел около двери уже в час дня.

Collapse )

Опера Фауст, как известно, опера французская, а значит длинная и тут мой заранее купленный билетик просто сыграл в десятку, п ч в такой интерпретации я бы ее не выстоял ни за какие вишневые апфельштруделя:-). Но на всякий случай перед спектаклем поинтерсовался насчет Stehplatz - ровно 18.30 билеты были. Правда, партер ушел, а верхотура так и не продалась. Т ч, ребят, кто бы ни пел - кауфманны / виллазоны - при желании попадете на всё.
На самом деле интерес публики к Фаусту подогревался одной единственной фамилией.



Ну... как сумел, так и подогрел... И ни при каких условиях этот спектакль событием не назовешь.
Сама постановка абсолютно неитересная. Очень напомнила Отелло. Малоподвижная. Невыразительная. В основном сером цвете. С примитивными декорациями, если их можно так назвать с большим натягом. В общем, проходняк. Особенно грустно стало, когда Мефистофель превращал Фауста в молодого человека, раскинув руки и прикрыв его плащом, а тот тем времнем за занавеской переодевался - примитив примитивыч. Если так, то лучше концертное исполнение и это я авторитетно заявляю, п ч слушал концертного Фауста в Gran Teatre del Liceu - прекрасно прошло и намного веселее того, что показывала Wiener Staatsoper.

Collapse )

Успех имел хороший. Но, как ни странно, Adrian Eröd имел такой же, а то и поболее.
Inva Mula, которую в свое время тоже навязывали как звезду первой величины и которая сейчас превратилась в ординарное и абсолютно не ровное сопрано, да к тому же по слухам находящееся на 7 месяце беременности, что по отношению к либретту вполне в тему, аплодировали не меньше, и, честно говоря, я не понял за что...

Вызывали достаточно много, но при включенном свете артисты были готовы кланяться без конца своим немногочисленным оставшимся в зале поклонникам.



Jonas Kaufmann - Inva Mula - Albert Dohmen


Обычно в такой ситуации исполнители машут ручками публике и народ понимает - Alles. А тут похоже была сверхзадача - считали вызовы !. Вначале мне эта мысль не показалась правильной, но как только я дошел до подсыра, все встало на свои места : звезда прогнула некогда знаменитую венскую оперную демократию под себя.


Highlights - Das Kulturmagazin auf ATV.at

На служебке разворачивалась чудесная картина - на 15-ти градусном морозе стояло человек 30-40, желающих посмотреть на живых. Все они прекрасно поместились бы внутри подсырного помещения, но не тут то было... В дверях стояла девушка в ливрее и никого не пускала. Зальчик для подсыра был оформлен так, как удобно звезде и в это священное место и близко не подпускали ни одного человека из остальных исполнителей. В связи с этим основное количество певцов, видимо зная о жестком ordnung, утекло через другой подъезд. Похоже, на первых спектаклях так делала и Инва Мула. Но в завершающей стадии звезда решила позволить ей вкусить прелесть возможности общения с публикой и приласила на автографparty,




что было совершенно напрасно, п ч она сидела как оплеванная.

Адриан Эрёд такой чести не удостоился и был вынужден давать автографы на улице.



На меня это всё произвело удручающее впечатление... Народу на подсырнике бывало и намного больше, - это я как живой свидетель говорю, - но никаких идиотизмов с ограничениями никто себе не позволял. Субординацию вокалисты в Wiener Staatsoper понимают и никто из ансамбля никогда не сядет за стол, кроме конечно Новиковой, но она девушка особенная и всегда впереди паровоза. Никто бы ни сел к Кауфманну за стол и совершенно не надо было оплачивать аж 2-х людей в ливреях (там был еще один господин в роли лакея-выпроваживающего), п ч, вы понимаете, что за бесплатно никто не станет оставаться после работы, чтобы устроить приятный вечер выдающемуся певцу.
Может быть что-то такое и можно было бы сделать, если бы вся Karajan-Platz была запружена, и если бы это была теплая июньская ночь, но устраивать вакханалию для небольшого количества людей, большая часть которых говорила по-русски - а весь подсырник с момента выхода тела занял 15 минут - это, во-первых, не уважение к публике и к людям, которые пришли; а, во-вторых, форменное хамство по отношению к своим же коллегам-артистам.

Не знаю, как проходит подсыр у Нетребко или у того же Вилазона, но подозреваю, что до такой глупости они не додумались. А у Кауфманна сейчас отыгрываются комплексы певца, который 12 лет трудился честным тенором и никто его не знал, не ждал и автографов не просил. Сегодня он просто упивается своим наипервейшим положением, готов остановить мгновение, п ч оно прекрасно. Всё это мило в исполнении молодых людей, а к Кауфманну наконец-то пришла слава в среднем возрасте и в сочетании со всем известным кризисом этого возраста получился такой забавный гибрид в такой вот форме, не соответствующей содержанию.