January 27th, 2012

Tancredi Deutsche Oper Berlin 22.01.2012

Завершаюший этап оперного тура должен был состояться в Берлине. Вылет туда был не ранний, а около 3-х часов дня и я решил заправиться макаронами в стиле carbonara опять же в Цюрихском порту, там есть такой загончик, где предлагаются изделия общепита на любой вкус.
Когда я ввалился в порт, мне стало плохо от изобилия детей, причем, они были ни какого-нибудь школьного возраста, а совсем крошечные, вплоть до грудничков. Все проходы загромождали детские коляски и стоял устойчивый детский гомон / рев / хохот, как на Costa Brava в августе. В ошалелом состоянии, - куда они все едут... - еле нашел местечко за столом, п ч тут же они и питались, разумеется пепси и сэндвичами:-). И только потом, при посадке на самолет, перед этим пройдя через большое количество выходов на посадку других рейсов и практически не увидев ни одного ребенка там, я пришел к выводу, что это местные пришли гулять и шопиться в аэропорт, благо был воскресный день. Это примерно также, как взять собрать всех своих детей и пойти гулять в Шереметьево осмотривать новые терминалы. Желающих нет завтра выдвинуться ?:-) То, что они любят выгуливаться на вокзал, это я знал, но чтоб в аэропорт... это какое-то ну просто извращение.:-)

Collapse )




                                         Christoph Seuferle, Kommissarischer Intendant und Operndirektor Deutsche Oper Berlin
        
  

Берлин - это мой город. Как только я оказался у Оперы, у меня тут же стрельнул сигарету какой-то парень; через некоторое время подошел еще один и хотел стрельнуть €, но тут я не отдался, п ч еще € 2 и small Chardonnay вот тебе, пож-ста, в твоем фужере:-). Берлин работает просто на контрасте с Цюрихом, что по ценам / что в буфетах / что в магазинах / что в транспорте и за это мой огромный респект г-же Канцлерине и всем ее разноцветным пиджакам. Если бы они еще и визы давали как люди или хотя бы как испанцы, то такой стране, как Германия, просто не было бы цены. На данном этапе я ее совершенно обожаю за то, что у нее есть Deutsche Oper.

Премьеры в этом театре люблю. Они начинаются обычно рано, а в конце по традиции интендант представляет постановочную группу и исполнителей, и все желающие посмотреть на живых в партикулярном платье, принимают участие, при этом доедая и допивая все, что осталось в буфете.

Главным действующим лицом премьеры был 84-х летний маэстро Alberto Zedda.



Меня частенько упрекают в том, что не уважаю пердунов, обсмеиваю их и тд и тп. Но пердун пердуну рознь:-) и хотите верьте / хотите нет, я просто таки книксены делал перед Маэстро (на автопати):-).
А вот он идет к подиуму достаточно бодренько под ураган аплодисментов;
да, личико у него в гречке, но его ручки держали оркестр DO, - не самый последний в мире, - оч цепко; дирижировал он по памяти и это была такая стройность и чистота исполнения, ну просто ах и ох.
Я не знаю эту оперу и слушал ее впервые, но мне кажется что лучше представить оркестр хор, все ансамбли оч трудно. Конечно со стороны исполнителей было уважение и желание сделать все самым наилучшим образом, но ведь и маэстро не яйца чесать вышел:-). Редчайший случай - Maestro Zedda был абсолютным хозяином происходящего действия.

Patrizia Ciofi - Alberto Zedda - Hadar Halevy


Pier Luigi Pizzi поставил спектакль достаточно традиционно. И правильно сделал. Сиракузы, так Сиракузы - это конечно же колонны, море сзади, лодочки и все что полагается.

Дамы в длинных туниках и трудно найти даму, которой бы не пошел этот наряд, а мужчины, вплоть до Танкреда, которого исполняла дородная и бедрастая Hadar Halevy, в костюмах вполне приближенных к обозначаемому времени.

Не скажу, что Tancredi сразу захватил (после перелетта малось приснуть хотелось :-)), ну и кроме того, речитативы россиниевские, замедляющие действие; да и само действие, не шибко быстро развивающееся из-за арий по 15 мин каждая, не добавляли огня.
Особенно тяжеловато далась концовочка произведения - пока таскали Танкреда туда-сюда по сцене и распевала оч трогательно и оч длинно надтельную песнь Аменаида.., короче, кончить никак не могли:-). Но в итоге, когда занавес опустился, народ просто бесновался. Любимая публика DO в едином порыве истошно вопила и впервые на премьере, по крайней мере на моей памяти, никто не кричал Бу постановщикам, да и некому было. Пицци не приехал, как я понял, у него какой-то личный праздник случился, но его ассистенту тоже похлопали хорошо.



Настоящей царицей этого бала была Patrizia Ciofi, что и ожидалось, но только не мной, п ч у меня до сих пор в памяти ее Риголетто в Wiener Staatsoper, когда я взял, да и поставил на ней жирный крест, а оказывается делать это было совершенно рано.



Труднейшую партию Аменаиды Ciofi спела на выдающемся уровне. Мне казалось, что ее голос с хрипотцой, не всегда ровный, с тяжеловатым дыханием не подходит для Россини. Но не тут то было. Она с первых же нот показала, что будет петь здорово и сумела вытянуть весь спектакль на этом уровне до конца, а труднейшую арию из последнего действия провела с таким блеском, что по окончании ее ждала сумасшедшая овация, такая, какую может исполнить только публика Deutsche Oper, ей даже пришлось выйти из роли и выразить свою благодарность залу. Этот спектакль можно отнести к ее настоящему творческому достижению.

Collapse )

Все остальные исполнители - солисты ансамбля Оперы Krzysztof Szumanski, Clémentine Margaine, Hila Fahima тоже были оч хорошие.

Alexey Dolgov - Patrizia Ciofi - Alberto Zedda - Hadar Halevy


А какой я был хороший к началу afterparty, после съеденной лодочки бутербродов и выпитого большого бокала винца (там пили буквально все, - это ритуал; даже Чофи отхлёбывала, фотографировалась и опять отхлёбвалала, и мне показалось что она вообще-то наша, не пролей капельку...:-):-)



Мне так все понравилось и так захотелось еще на какую-нибудь премьеру в Берлин... И в этой оперной кругосветке кирпич на Bismarckstraße, пожалуй, с большим перевесом обошел все остальные мои любимые оперные дома.