May 15th, 2010

Turandot Deutsche Oper Berlin 13.05.2010

Давно мечтал использовать интересное расписание Аэрофлота для своих целей.
Давно мечтал посетить один из известнейших европейских театров в цитаделе режоперы г. Берлин — Deutsche Oper. Ну вот свершилось. Не далее чем вчера побывал в Дойче опер на спектакле Turandot.

Collapse )



Возвратившись к началу спектакля к театральному зданию, я таки ахнул - передо мной развернулась чудесная картина: театр стал похож на муравейник, толпы людей оживленно и радостно топали на спектакль, трудновато было даже протолкаться в двери, возле которых под зонтиками продавали булочки. Откуда она вся взялась, из каких-таких нор вылезла, эта разношерстная и разновозрастная публика.:-) Там кого только не было: бабушки и дедушки; девушки в бархатных платьях до пола и их кавалеры в галстуках и без; и экзоты ввиде неформалов и трансвеcтитов обалденно высоко роста, называвшие друг друга darling:-) Ясен перец, перед спектаклем и в антракте все хлебали то ли шампанское, то ли белое вино и орали ахтунг-махтунг. Короче, дым стоял коромыслом.

Collapse )

А теперь к делу. От режоперы к Опере.
В берлинской Deutsche Oper очень хороший оркестр, хотя были обычные для "Турандот" переборы по части громкости звучания.
Немногочисленный хор свои обязанности выполнил на 100 % Ровное, слаженное звучание, - как горох никто не вступал. Работают профессионально. Голосили как и положено в «Турандот» забористо. Но брали не криком.

Исполнительница партии Лю, работник Дойче опер Manuela Uhl, обладательница приятного мягкого лирического сопрано старалась петь как положено. Но к сожалению школы хорошей у нее нет. Необходимые нюансы партии отрабатывает, т е вовремя идет на пиано, постепенно усиливая звук и обратно, старается петь с оттенками, но все это рвано, фрагментарно, по-школярски.

Турандот, о ней бы надо говорить в последнюю очередь, но данный спектакль по вокалу вполне можно было назвать Калаф. Так вот эта Турандот в исполнеии Марии Гулегиной при первом появлении просто удивила глубоким мощным, прямо таки трубным вокалом. Голос по прежнему необыкновенно сильный и большой. Вопрос по отовариванию любого зала для нее не стоит. В данный момент она одна из самых сильных исполнительниц этой роли и то, что теперь осталось от голоса Гулегиной для Турандот вполне годится. Дошники в финале 2-ого акта засадила устойчиво и крепко, но на верхах качка уже не ощущается - слышна конкретно. А вот нынешнее увлечение Гулегиной пиано здесь совсем не тему. В 3-м действии было ощущение что голос подустал: вокал стал меее сконцентрированным, наметилась какая-то рыхлость звучания; было бы неправильно сказать, что тембр изменился, но выхолощенность звука появилась. И конечно очень спорная концовка, которую она пропела практически на пиано. Но при том драматическим раскладе, который был предложен режиссером сошло и это. Внешне Гулегина оч неплохо смотрелась в финальной сцене в платье невесты, но ее первый выход(ария), который был обставлен... как интервью и все второе действие(по спектаклю первое - один антракт), не было впечатления что на сцене красавица-принцесса, плюс оч неудачное освещение снизу(каждый ребенок знает, если хочешь кого-то напугать в темноте, подсвети лицо фонариком снизу, успех обеспечен:-) ). Хотя, может быть и это входило в замыслы режиссера.

В общем проходное выступление для José Cura - не премьера, не хорошо срежиссированная опера, даже не самая любимая роль, - однако состояние голоса певца позволяет ему легко занять лидирующее положение в любом спектакле. Сама интерпретация роли Калафа даже в этой идиотской постановке вызывает уважение. У Куры Калаф решительный человек с сильным характером, готовый пойти по трупам ради того, чтобы занять самое высокое положение. Не задумываясь готов жениться на женщине, которой ни разу на протяжении всего действия не сказал о своей любви. Решительность образа подчеркивается весьма решительным вокалом — напористым и атакующим. Калаф Куры не ведет диалог с Принцессой, он подминает ее под себя. Но для того, чтобы в таком ключе исполнить Калафа, нужен голос такой, как у Куры, п ч если певец заблеет, какая Турандот на это поведется :-)



В настоящий момент с голосом у Куры полный порядок для исполнении этой партии. От начала до конца всё абсолютно ровно: с превосходно исполненой 1-й арии, загадками и с забойной Nessun dorma. Без сучка и задоринки; чуть осветленным звуком; с великолепной дикцией, когда каждая буква от зубов отлетает; с техникой, отшлифованной достаточно частыми выступлениями в этой партии и продуманностью вокальных подходов к ней. И если бы не эта дура режопера, а хоть сколько-нибудь пристойный спектакль, хотел было написать все бы на ушах стояли, но на самом деле так и было - на ушах стояли. Очень громкий успех.
Вот так режопера вылезает за счет певцов.

Арутюн Кочинян - Manuela Uhl  - José Cura  - Мария Гулегина


José Cura - Мария Гулегина - Laurent Campellone

Несмотря на BU, орали как зарезанные, много раз вызывали. На подсырнике образовался толпешник,



на котором Гулегина рассказывала на английском с русским акцентом о прелестях этой постановки и у меня получилось несколько оч живых кадров. К сожалению я не все понял, но что-то там должно было быть еще более кошмарное, чего Кура делать не стал. Это тоже с удовольствием обсуждалось.:-)





José Cura вышел к пиплу почти одновременно с началом регистрации в аэропорту Шёнефельд, но я таки успел несколько раз его щелкнуть, услышать как он сказал production shit, схватил такси и отправился в порт, чтобы ночной лошадью в 00.30 вылететь в Москву.



Уже на московской границе в 5 утра было открыто не менее 15-ти окошек, что просто ошеломило. Совершенно незаспанная пограничница, мило улыбась шлепнула печать, спросила туда-сюда ? Я сказал - да. :-)

За что я благодарен режопере в этой раз ? Она не помешала мне получить удовольствие от замечательно исполненного музыкального материала. И спасибо, что хоть никто молотками не стучал, не ржал и тарелками не звенел.:-)