February 2nd, 2010

Русский балет в исполнении ПАВЛА ГЕРШЕНЗОНА

OPENSPACE.RU
интервью   Дмитрий Ренанский · 01/02/2010
Павел Гершензон: �Наш балет всегда был проекцией нашей действительности�Павел Гершензон: «Наш балет всегда был проекцией нашей действительности»

Известный петербургский критик попытался как можно точнее определить то место, в котором находятся сейчас русский балет и русская культура в целом

- Наш балет это такая штука, за которую нас при Сталине — Хрущеве — Брежневе все буржуи уважали, и если ты на нее (на эту штуку-балет) придешь, то обязательно будет сначала лебедь-белая, а потом лебедь-черная плюс бонус-трек четырех скачущих чувих под знакомую песню, блин, как же это называ... Ааа! Вспомнил, бля, — танец маленьких лебедей! (последнее, гы-гы, легко рифмуется)... Дальше ›





OS был в полном тухляке со времен «Воццека». Да и «Воццек» на OS как-то не прозвучал, п ч все лучшие люди скомпоновались в сообществе WOZZECK_траляля. И вдруг прямо таки разорвалась бомба на троих: OS взялся определить то место, в котором сейчас находится русский балет, а главное, - русская культура, разумеется, в целом. Темпераметно определять взялись Павел Гершензон — известный архитектор, которому почему-то приснилось, что он балетный критик и его миссия быть ответственным за балет(нет бы где-нибудь в NYCB; нет — норовит у нас отвечать) и мой друг, ответственный за все на свете — от дяди Вани до женщины без тени — критик Ренанский. «Гаевский машет им сверху рукой».

Оказывается парочка Гершензон-Гаевский наваляли какую-то книгу, а Ренанский теперь ходит с ней в обнимку по Питеру и пытается всучить прохожим на углу Невского и Литейного, объясняя, что столь глубокой и содержательной беседы о балете доселе не было. Позволю себе не согласиться. Наш Лев Толстой — Танька Кузнецова тоже наваляла примерно в это же время какую-то книгу, где она тоже беседует о балете, но только сама с собой(так дрочить тоже не возбраняется). И она тоже находит свои беседы глубокими и содержательными. Но подымай выше — Мск это вам не СПб. Поэтому свою книжку она втюхивает в очень пристойных условиях - на встрече с бабками и со Шмондаревым — тоже знаковой фигурой русского балета и русской культуры в целом,— в Бахре.

Collapse )


Первую страницу своих размышлений Гершензон закончил на высокой звенящей ноте о смутных томлениях в верхних эшелонах власти БТ и пониманием того, что "стабильность" есть смерть. Сдается мне, что это какие-то мечты сестер Прозоровых о Москве. Томления в верхних эшелонах власти Большого театра в основном связаны с желанием усидеть в вожделенном кресле на все том же любимом бюджете и больше там нет ничего. Не ищите глубины там, где ее быть не может.

Продолжение (может быть) следует.

Пока в балете кипят должностные страсти
Отреставрированный зал Большого театра открылся для публики
(особое внимание прошу обратить на лепнину...)



Collapse )