December 25th, 2009

Ц.Пуни : Эсмеральда, Большой театр, генеральная репетиция 24.12.2009(вечер)

Большой пристроился в шеренгу московских театров, обративших свой взор на шедевр Петипа балет Эсмеральда.
Во Дворце постановку не видел. В Стасике видел 100 лет назад еще с Дроздовой и Танечкой Трынькой [Транквелицкой], теперь они ее восстановили и их Эсмеральда, разумеется, не имела никакого отношения к Петипа, т к была поставлена Бурмейстром.

БТ же продолжает придерживаться своей генеральной линии: обновление репертура проходят по двум перпендикулярным направлениям — современный балет и реконструкция классики. Современный балет — это понятно лауреат Государственной премии Roland Petit, с нетерпением ожидаем его шедевр с 50-ти летней бородой «Волк»; ну и William Forsythe конечно, которого в Мск будет ставить большой специалист «по нему» Гершензон.
За балетные реконструкции на данном этапе развития отвечает Юрий Бурлака. А через некоторое время, опять же, обещают сделать ответственным за реконструкции того же Гершензона.
Ну и на подходе г-н Шмондарев, который просто на глазах становится крупным специалистом по всем направлениям балетного искусства. И я не удивлюсь, если он когда-нибудь начнет ставить балеты.
Чем так увлек нехитрый сюжет Notre-Dame de Paris Victor Marie Hugo жителей Москвы - только только просохли от «Собора» все того же модерниста Пети, так нате вам, снова «Эсмеральда», но теперь с козой.

Как всегда была произведена большая работа, было прочитано много книг, разбирались каракули, записанные не пойми кем не пойми когда. И на свет появился наш габтовский вариант бессмертной классики. На вечернюю генералку был страшный лом. Танцевал хоть и второй состав, но самый любимый — на сцене присутствовала Наталья Осипова !

Но сейчас не об этом, сейчас о хореографии...

По окончании 1-ого действия, которое, доложу я вам, достаточно трудно было высидеть, — оно идет час с копейками, с 2-мя картинами и симфоническим антрактом, — мне пришла в голову крамольная мысль : неужели вот эту бодягу с подскоками сочинил тот же самый человек, который поставил Тени, Спящую и Раймонду ?
Представить себе, чтобы всеми нами любимый Мариус Иваныч поставил бы абсолютно одинаковые движения кордебалета и всех солистов, а именно : подскоки с ножки на ножку; ручки в разные в стороны, потом вместе; головки в одну сторону, потом в другую, достаточно сложно.
А больше там и не было ничего.
Я себя успокоил мыслью : видимо постановщики этого балета размножили и приумножили какой-то один танец, не совсем удавшийся мэтру, п ч ну не всегда он ставил гениальные вариации, иногда получалось вот так. Но зачем надо было тиражировать самое худшее из всего, что он создал, понять трудно.
Учтите, что музыка исключительно примитивна, а антракт который забубенил оркестр, а скобках скажу, что оркестр был в ударе со знаком минус, хоть и короткий, но музыки там нет.
Это хорошо в темной зале «Сон Авроры» Петра Ильича играть, а вот такой музончик, который был нам предложен, его фоном из радиоточки при чистке картошки слушать не захочешь. Публика и не хотела:=), обворожительной тишины при исполнении фрагментов Чайковского в этом случае не состоялось — общий трёп стоял в зале. Но самим оркестрантам исполнение понравилось и они постучали смычками по пюпитрам

В конце 1-ого отделения стало понятно, кульминации в Эсмеральде Мариусу Иванычу не удались... П ч назвать кульминацией относ козы в другую комнату, в которую зачем-то потом пошел Гренгуар-Денис Медведев и подозрительно долго там находился, язык не поворачивается.
1-е отделение вообще заканчивается совершенно невразумительно : Клод Фролло вяло домогается до Эсмеральды, она на него замахивается ножом, (при том, что он особо-то к ней и не пристает) и просто убегает; потом выходит Гренгуар, начинается какая-то возня и падает занавес. Народ в непонятках.., что это было..?
По поводу танцев сказать нечего, кроме того что тацевать нечего !

Кто-то рассказывал из тех, еще дореволюционных балерин, как раньше выходили примадонны — встала на цырлу, подогнула ножку поб юбочку, ресничками хлоп и … сразу «браво», а уж если тур скрутишь, подогнув ножку — вообще стон.
Вот так танцевала Осипова в первом действии, вполне в стиле Матильды Феликсовны. Предполагаю, правда, что у Матильды Феликсовны с руками было все же получше.


2-е действие неожиданно трахнуло тремя pas de deux : ну там все эти дела Флер-де-Лис с Фебом де Шатопером; Pas de Dian в хореографии, ни с того / ни с сего, Вагановой + знаменитое па-де-де, коронка Габи Комлевой, которое единственное и сохранилось заслуженно из всего балета.

По оформлению всё было оч пышно, вплоть до стражников.
Основной цвет кордебалета на сцене — розовый испуг.
Пачки опущенные, модного нынче вида, смахивали на гриб.
Ошеломляющее впечатление произвела знать, появившаяся парами в костюмах ну явно из подбора, п ч на одной даме я узнал зипун, перелицованный из «Ивана Сусанина». Начались танцы позамысловатее, но не посложнее. Флер-де-Лис с академической холодностью царственно прошагала Марией Аллаш, ее партнер Александр Волчков в голубом трико прелестно сочетался с розовым испугом. Чего-то потанцевал, не слишком сложное, а кто сказал, что во времена Петипа были мужские танцы. Там вообще пешком ходили все мужчины.
К тому моменту, когда зазвучала бравурная музыка «Дианы и Актеона», что-то как-то в сон стало забивать основательно и из этого коматозного состояния бойкое па-де-де меня, например, не вывело.
Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов в длинных белых сапогах станцевали обычную казенку без лоска и без необходимой в этой вставке энергетики.

Энергетика началась потом, да такая, что только руки сначала врозь, а потом вместе; а потом, как по бубну кулаком БАХ !!! и все аж встрепенулись.
Ну вы поняли о ком я — вышла наша
энергетическая и дала прикурить всем.
На первом месте конечно игра. Вот где страданЬя были, так страдания, отдыхай Жизель с ее графом Альбертом.
Наталья Осипова, если дело будет так продолжаться дальше, она скоро заговорит на сцене, а того хуже запоет драм=сопрано. По танцам всё, как было: руки по прежнему в кулаках, стопы завернуты, бедрами играет. Ничего нового. Да, собственно, номер этот никогда и не считался архисложным. Главное в нем всегда было — чистота классического танца и умение бить в бубен не громко. Но это не про Осипову. Она балерина для особой публики, которой классика пофиг.


Третье па-де-де закончилось вместе со 2-м отделением и народ дружно повалил домой. Кстати, публика была подготовленная — своя, а что будет делать не подготовленная, ужо посмотрим.
Про 1-ю картину 3-его д. вообще не стоит ничего рассказывать, п ч она никакого отношения к Петипа не имеет, а имеет отношение к желанию Бурлаки придумать какое-нибудь адажио. К этому времени куда-то окончательно подевалась коза.:=)
А во 2-й финальной картине народ оттанцевал все тоже самое, что танцевал в 1 картине 1 действия и Эсмеральду повели на эшафот. Она, разумеется, страдала и ОЧ сильно, так, как это умеет делать только балерина Осипова. Потом трогательно захромал в кулису лучший гармонист и поклонник оперы Геннадий Янин, изображавший Квазимодо, разумеется, как всегда гениально. Тут, вдруг, ни с того ни с сего, пешком пришел Феб и принес приказ о помиловании и все на сцене его почитали. Эсмеральда обрадовалась и начала путаться в шарфе, подаренном ей Фебом в первую встречу, он(шарф), кстати, красной линией шел через весь спектакль, но балерина показала полное неумение исполнения танцев с предметами, но это еще было понятно в партии Китри, которую, как кто-то отмечал на балетфрендс, Осипова стала танцевать изысканней:-), но веером играть так и не научилась. Далее Квазимодо столкнул вниз Клода, но там не особо высоко было и скорей всего Клод не убился.
И под занавес куплет, а в балете это всегда лирический дуэт. Коротенечко, но с энергетикой.:-)