December 23rd, 2009

G.Verdi : Il trovatore Gran Teatre del Liceu, Barcelona 18.12.2009

Месяц назад вместе со всей страной готовился к премьере «Wozzeck»; потом ненадолго отвлекся на балет и понял, - надо все же и оперу восслушать, настоящую. И не из колонок компьютера, а чтобы живенько было, ну, и чтобы Верди конечно (когда еще нам его ЛёняВан с Фихтенгольцем покажут). Присмотревшись к репертуарам европейских оперных домов, обратил внимание на замечательный город Barcelona, в котором стоит не менее замечательный театр Gran Teatre del Liceu (а в нем, кстати сказать, я еще не был). Тем более интересно, театр работает по системе стаджионе — как раз то, к чему стремится худрук Большого театра г-н Иксанов.

И вот, пож-ста, Il trovatore, аж ! 19 штук с 3-мя разными составами в течении одного месяца.
Лютый московский мороз, часовое ожидание, а потом чуть ли не драка на регистрации в Шарике (смыл приезжать в порт заранее, если все равно потом проходишь без очереди, т к вовремя всех регистрировать не успевают) остались в прошлом и вот я уже на La Rambla, где все говорят тебе Hola-a-a-a.:-)

Театр они отгрохали.... Прямо таки конфетка, огро-о-омная, почти как наш старый Большой, а может даже и больше.
Снаружи все предельно просто. Liceu не относится к системе театр-дворец.

Gran Teatre del Liceu | Barcelona


Collapse )

Коротенечко про постановку...

Автор Gilbert Deflo, тот самый, который поставил недавно показанную по нашему ТВ оперу Rigoletto из Opernhaus Zürich. Я порадовался, п ч хоть и с неба звезд ожидать не приходилось, но можно было быть уверенным, что трахать по углам сцены никто никого точно не будет и никакие голосисЬтые тетки вдоль задника не построятся. Спектакль сильно напомнил столь родной мне минималистический "Трубадур" в Большом театре (реж.Э.Фишер - кого только в нем не слушал...), только убрали вообще всю мебель, даже лавочку не оставили.

Все пели, в основном стоя. в обрамлении колонн-кулис, но по сюжету к сцене прикладывались. Смену декораций обозначали сваливающиеся из рулона задники (на втором представлении перед 4-й картиной один заело). И всё было призвано к тому, чтобы публика не отвлекалась от вокала. А я это люблю,- мне гром тарелок и ржачка в опере не нужны, если конечно вокал хороший...

Вокал был разный.
Начну с плохого.
Рассказ Феррандо исполнил раскаченно-измученным голосом Паата Бурчуладзе. Я в этот момент слушал оркестр (Marco Armiliato) и, доложу вам,- мне он ОЧ понравился. Даже не ожидал, п ч по записям, как учили Кролик с Кактусом, у меня были претензии. Здесь, живьем, все было просто здорово. Высочайший уровень оперного оркестра.

Ирина Мишура, экс-солистка The Met, полностью испортила впечатлеие от замечательной партии Азучены. Не знаю как она пела раньше, но на данный момент голоса практически не осталось : качка, растембровка, отсутствие низов и верхов, провисшая середина. Одним словом, Азучена предположительно была пожилая женщина, но если рассматривать пение Мишуры даже с этой точки зрения, то все равно никуда не годится. В ее случае публика не обманулась. Зал выдал вялотекущий аплодисмент. Да и вообще Liceu по успеху не Вена : всё скромно, никто просто так долбить не станет, тем более орать.



Достойным партнером Азучены выступил Граф ди Луна в исполнении Anthony Michaels-Moore. К моему огромному сожалению исполнитель эту партию вокализировал сам, хотя в Вене, например, уже приспособились к таким певцам, сильно пожилым с именами. Там им пугать публику своим вокалом не дают. Можно вспомнить февральский Stiffelio, когда г-н Michaels-Moore только изображал Станкара, а в глубине сцены с нотками в руках стоял темнокожий Mark Rucker (и как он изумительно пел эту партию!) Получилось просто здорово, они выходили и кланялись вдвоем, как две матрешки Кабалье с Хорн, а публика выла от радости, за то, что Мур не мучал их своим вокалом. Здесь зал не выл от радости, п ч Мур все таки мучал, с голосом у него полный раскардаш.

Anthony Michaels-Moore


Квинтэссенция Il trovatore с его знаменитой Stretta, разумеется, тенор. Уже с именем (правда, я имени его не знаю:-)) — Alfred Kim. Как принято говорить сегодня про наших, делающих карьеру на западе — поет везде. Вот в Liceu тоже пел... Голоса такого типа толпами ежегодно выигрывают какие-то конкурсы; начинают где-то звездить; штурмуют оперные сцены; как на новенького на них кидаются агенты, а потом ... получается рутина — ни тембра богатого, ни требовательности большого тенора — вот он я, пришел, смотрите на меня, ни артистизма; так, ни два ни полтора — спел и молодец. Кто то же должен петь на многочиcленных сценах оперных домов вожделенной Европы.
На ролике Ким звучит намного лучше, чем в зале. Очень уж обыкновенный в зале он был...



Alfred Kim


А вот кто потянул на себя весь спектакль — так это Krassimira Stoyanova.
В первый день внахалку из бенуара удалось записать довольно таки много, далее эти номера перестали удаваться — секут только так! Но я оч рад, что записал одну из любимых певиц. Интерпретация партии совершенно неожиданная : абсолютно без нажима, никакой бравурности и демонстрации верхних нот. Зато ровным, чистым светлым звуком ( это фирменное, стояновское ), четко обозначенными низами, точно пропетыми каденциями, исключительно музыкально.
У Стояновой довольно простая внешность (т е она не выигрывала конкурсов красоты в г. Краснодар), но певица очень сценична. И хоть опера—не балет, меня заворожила ее пластика. Просто таки все сошлось в этой женщине для того, чтобы стать оперной примадонной. Я не имею ввиду раскрученных исполнительниц, ее имя не на слуху. Но для любителей оперы имя Krassimira Stoyanova много значит.











При всей южной холодности барселонской публики Стоянову оценили. У нее был самый теплый приём. И это не тот случай, когда роль определяет успех. Залу надо отдать должное, на всех трех спектаклях, он совершенно точно, на мой взгляд, выдернул лучших и наградил самыми горячими аплодисментами.