October 12th, 2009

La Bohème Wiener Staatsoper 8.10.2009

В последний мой день в Вене в Staatsoper La bohème.
Ту самую, на которой я уже был один раз.
И Krassimira Stoyanova опять пела для меня.
Но тенор был совершенно другой — Joseph Calleja.

Спектакль транслировали на большой экран, который установлен с торца Венской оперы. Стояли несколько рядов стульчиков, на которых уже сидели люди, погода чудная и я уж было подумал, а не остаться ли мне на вольном воздухе. Но вспомнил, что уже купил билет и потом, ведь я же поклонник живой оперы, на хрена мне большой экран, когда вот она рядом, живая Красимира Стоянова.

Про постановку рассказывать не буду. Franco Zeffirelli.
Это просто какая-то сказка.
Особенно импрессионисткий 3-й акт : зыбкий, нежный.
И музыка такая же, и чувства пробуждает удивительно светлые, радостные, несмотря на трогательный печальный финал.
Спектакль промчался буквально на одном вздохе. И, черт возьми, не понимаю, почему нашу «Богему» я могу высидеть только до Вальса Мюзетты.:-)

Вот ведь в Вене, в одном из лучших оперных домов, догнать который так стремится наш гендиректор Иксанов, идет пыльная ветошь. Да в каком прекрасном состоянии. И билетов за неделю онлайн уже не было, и цена на них весьма приличная.
Впечатляет как работает этот оперный дом : около театра с самого раннего утра уже стоят фуры с декорациями, в служебный вход несут костюмы на плечиках, идеальное состояние которых видно невооруженным глазом. Т е театр начинает вкалывать, готовить тот самый продукт, ради которого вечером все сойдется в одной точке. И так семь дней в неделю с разными спектаклями, да плюс еще система приглашенных артистов, когда бухгалтерия должна работать как часы и договорной отдел не ковырять в носу, да плюс распланированы и утверждены все cast до конца сезона.
Можно что угодно говорить про деньги, которые там задействованы, это не наше дело.

La bohème и в этот раз просто поразила абсолютной естественностью исполнителей.
Мужской квартет солистов не играл, он просто жил на сцене, все мизансцены проработаны идеально, всяк знает свой маневр. Все спеты безупречно.

Я не слушал Joseph Calleja, когда он пел в Москве Lucia di Lammermoor, но отзывались о нем хорошо и он один из теноров, которые на данный момент в топе - так сейчас модно говорить для подтверждения высокого исполнительского уровня.
Своё местонахождение Богемой Каллейя полностью подтвердил.
По внешности, такой упитанный медвежонок. Несмотря на внешнюю плюшевость верхние ноты певца отнюдь не плюшевые — свободные, крепкие, устойчивые и очень звучные. Голос хорошего объёма и силы.
Единственное, что не понравилось — сильный баран по всему диапазону, кроме верхушек. Рассыпчатый тенор.. Но кантиленистый. За холодную ручонку получил оч теплый прием. Но обычно любящая поорать браво венская публика, на сей раз только дубасила в ладошки, но бурно.
Актерски очень органично, в Богеме ведь легко пережать и выглядеть глупо. Ничего такого не случилось, никакой дешевой сентиментальщины.



Adrian Eröd [Марсель], в программке обозначенный как Maler, тоже очень понравился.
Приятный по тембру баритон, легко охватывал зал, беспроблемно пел и по внешнему виду полностью соответствовал роли — молодой, полный сил ппочти-юноша:-)
По хорошему удивила исполнительница партии Мюзетты Ildikó Raimondi, не вот тебе первой свежести дама, но на моей памяти первый раз Мюзетту пела певица с маленьким голосом и при этом ни разу не подвизгнула, как это делают все. Очень культурно и аккуратно.
Небольшого роста, такая куколка со стройной фигуркой, отлично смотрелась на сцене.

Adrian Eröd / Ildikó Raimondi


Мими Красимиры Стояновой одна из ее коронок.
Поет она ее просто бесподобно.
В этот раз показалось, что певица пела более притушенным голосом;
такое впечатление, что силы маловато.
Но там такая красота, такой хрусталь в вокале и такие голосовые нюансы, что живи б я в Вене, ходил бы на нее постоянно.

Впереди еще концерт в декабре в Консерватории, который Krassimira Stoyanova подтвердила, сказав, что приедет обязательно.
По окончании на подсыре народу было битком (вероятно подтянулись и те, кто слушали оперу на улице). Все артисты были милы, с удовольствием позировали, давали автографы. И я тоже не отстал от бюргеров и решил заводить свой портфолио — купил две фотки Стояновой в Аркадии и подписал их у нее.




Collapse )

«Баядерка» Большой театр 11.10.2009

Collapse )

Было много фирменных обновок и от исполнителей, но об этом потом.

Началось все с того, что на площадке перед театром из подъехавшей машины раздались децибеллы до боли знакомого дуэта Азучены и Манрико. Верди, «Трубадур», вспомнил народ под колоннами давно забытую здесь музыку. Кто выйдет из тачки, вот в чем ? неужели в машине Десятников?! А вышел вдруг.., Янин, наш прославленный гармонист. В Большом всегда так : человек любит Верди и это почему-то балетный, а всем ответственным за оперу «Воццека» подавай:-) Ответственные за «Воццека» уже, как по родному, прогуливаются по Копьевскому переулку. Курентзис, блин, со своим каре, носом и с блаженным видом, размышляет о том, как приручить московскую публику, не оглядываясь на пыльную ветошь, смотреть вперед. 
После Вены , где на мой плач Ярославны, что в Мск оперы нет, местные мне сказали, прям с придыхом и очень восторженно, - зато какой у вас балет!!! - я и пошел разбираться в очередной раз, что там у нас с балетом. Народууу битком, не справляется этот маленький зал со всеми желающими посмотреть на наше все, в чем мы по прежнему впереди планеты. Партер был забит под завязку : в проходах и на лестничках висели, сидели, стояли, лежали, в общем делали все, что им вздумается, желающие посмотреть на сцену. И вот представьте себе такое на «Коппелии» в Венской опере... Вот и я о том же:-)

Collapse )





Ну и, как говорится, балеты долго я терпел, теперь месяца два отдохну. А дальше все мои надежды связаны с тем, что наконец-то злые силы дадут звездной паре станцевать «Щелкунчика» и не разлучат их:-). Вот тогда уж пойду...