dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

CavPag Deutsche Oper Berlin 23.03.2016

В этот раз поход за европейскими ценностями получился несколько сумбурным …
Предварительно, от людей знающих, выяснив, что в столице Германии всё спокойно : беженцев культурно расселили в спортзалах школ, стабильно выдают талоны на питание и в качестве бонуса за примерное поведение от mama-Merkel еще и талон на посещение борделя(Понятно, что мне такой роскоши от mama-Merkel никогда не перепадет и 5 за солянку в русском кафе таки придется отдать, а вместо борделя в Европе вечером обычно хожу в Оперу) — я отправился в Берлин через Братиславу...

И с утра во Внуково было просто замечательно : народу никого, в самолете от силы человек 50, поэтому каждый имел свое плацкартное место. И вдруг на паспортном контроле в Братиславе буквально со всех девушек стали брать пальцы, заодно и с бабушки, которая еле подползла к окошку, сняли. Но меня почему-то не тронули... А при выходе на волю, лоб в лоб столкнувшись с вооруженными до зубов полицаями с автоматами в положении, в каком носили их абверовские солдаты группы «Центр», в голове зашевелились 2-3 мысли на предмет а не случилось ли чего с этими ценностями, за которыми я приехал..?
Ничего не подозревая, запостил свою, еще из Внуково, фотографию в FB и в обратку получил от френдов «поворачивай оглобли!»
Действительно, случилось, но не в Словакии и не в Германии. Поэтому путешествие благополучно продолжилось на Ryanair до Берлина и вот там все ценности оказались на месте...
Ни тебе полицейских / ни, тем более, автоматов; зеленый коридор пустой, все двери открыты настежь; народ гужуется, несмотря на поздний вечер : кто-то мусорку инспектирует - традиционно ищет пластиковые бутылки, кто-то попрошайничает, ввиду нехватки денег на билет (имея при этом вполне не жалкий вид).
Т е Берлин никого и ничего не боится. И все его ценности при нем.
Немножко муторно и непривычно было ехать в абсолютно пустом метро в 9 вечера (вспоминая наше в это время), но вплоть до заселения все прошло без проишествий (если не считать за проишествие то, что я сломал кровать в отеле). Как, впрочем, и вся поездка.

На следующий день в Deutsche Oper давали CavPag и это была та цель, ради которой и предпринималось путешествие : во-первых, в Pagliacci в афише стоял José Cura / а, во-вторых, сильно интересовал вопрос - сможет ли оркестр и хор театра исполнить самые веристcкие из всех il verismo опер в неонемеченной манере. П ч именно немецкая манера исполнения опер любого стиля в настоящее время просто тренд ! В этой манере поют артисты (и она считается единственно правильной), играют оркестры и поют хоры.



Иногда протестные вопли пробиваются, как то после зальцбургского CavPag с Тилеман-Kaufmann, но хор протестующих негромок и забивается осанной в исполнении поклонников именно такого стиля.
Но это в прошлом году, а в этом Osterfestspiele Salzburg был увенчан желанием самого немецкого из всех немецких дирижеров Christian Thielemann наконец-то изобразить Отелло Верди. И, судя по реакции зала и критики, мэтр встретил, мягко выражаясь, недоумение... Некоторые из рецензентов попросту взбунтовались, поставив в вину дирижеру отсутствие Верди в музыке и, что вообще даже трудно себе вообразить, — полное отсутствие контакта со сценой. И что теперь с этим делать даже не представляю … А ведь у маэстро богатые, далеко идущие планы на воплощение французской музыки (подозреваю с немецко-вагнеровским акцентом) ввиде Samson et Dalila, разумеется, с обязательным присутствием за девочку пол-сопрано с обрезанным нижним регистром (как это любят в Германии). И тут опять на хрупкие плечи Кауфмана ложится непосильная задача (ну не Бота же будет что-то там секс-символизировать) …
К тому же Jonas Kaufmann единственный специалист вокала, полностью соответствующий ценам на билеты в славном городе Зальцбург и, более того, полностью отвечающий запросам местной критики, которая просто с вожделением ждет-не дождется 2017 года, когда он сольется в экстазе с Тоней Pappano и … уж это будет !!! Они это знают точно и заранее. Правда, один властитель дум американской рецензуры из NYT, кажется, Томазини, до сих пор ждет Вилазон-Маулеóна в роли неистового венецианского мавра … и не находит ни одного исполнителя, который смог бы приблизиться к воображаемому идеалу.
Конечно такие перлы переводить весело, но оправдать неудачу нового спектакля, что по музыкальной интерпретации / что по постановке, никто так и не смог.
У меня в этом случае как всегда есть предложение — дороговизну билетов с необыкновенной легкостью оправдала бы Аня Нетребко, выйди она хоть в чем, хоть самим Отеллой:-), стон стоял бы ! Тут даже я не сомневаюсь.

Когда Хосе Кура вошел по замене Йохана Боты в эту production, поначалу было сильное желание отправиться в Зальцбург, тем более, что Победа теперь летает в Мюнхен... Но, попытавшись еще раз послушать прошлогодние Паяцы с helden-сексуалистом, я понял, что с Верди случится тоже самое и никакому Куре спасти положение никто не позволит. Тем более, что сей шедевр запланирован на след сезон в Земпер-центре с Самим за пультом и с самымх немецким из всех немецких спинтов Botha.

Deutsche Oper Berlin в плане исполняемой музыки практически никогда меня не подводила, если не считать злосчастную Aida, но этот спектакль из серии «не виноватая я, он (Benedikt von Peter) сам пришел»читать

А CavPag всеми нами (московскими поклонниками оперы) «любимый» г-н David Pountney поставил примерно в то самое время, что и Carmen в нашем маленьком театре. Этот режиссер тогда был сильно востребован и наша Кармен тогда подавалась просто как прорыв в толерантность и отрыв от рутины.
В Германии к этому времени такого барахла в стиле паунтни поставлено было достаточно и в настоящее время спектакль смотрится архаично и примитивно.
К сожалению все режоперы имеют очень недолгий срок годности.
Но репертуарные театры вынуждены держать такие постановки с тем, чтобы подтвердить статус компании, имеющей обширный репертуар.
И такие спектакли теперь перегружают театры с хорошей репутацией, достаточно вспомнить La traviata в Wiener Staatsoper, ни на что не похожую; а Cavalleria rusticana в Дойче опер по постановке выглядит ни нашим / ни вашим...

Зато есть хоть какая-то канва, на фоне которой оркестр и ансамбль
могут показать возможности мастерского исполнения разностильной оперной музыки.
И надо отдать должное оркестру, который в свое время блестяще исполнил вердиевского Отелло и
в веризме тоже не оплошал, при том, что дирижер был как всегда — какой-то, с фамилией мало что говорящей, John Fiore
Но высочайший уровень дисциплины оркестра, внимательное отношение к тому, что в данный вечер исполняется и уважение к очередным дирижерам делает этот коллектив одним из самых серьезных коллективов музыкантов, способных каждый вечер выдавать качество.
Без всяких фестивальных (летних / зимних) и акционных причин.
О таком оркестре можно только мечтать.
И понимание того, что нам в России такое не грозит, наводит тихую грусть...

И еще тихую грусть наводит тот факт, что капельмейстер хора William Spaulding уходит из Deutsche Oper и со следующего сезона будет работать в ROH.:-(


Cavalleria rusticana | Inszenierung David Pountney



Две оперы-подружки с тех еще времен любят ставить как одну, придумывая всяко-разные связки между произведениями, которые имеют только одну связь — il verismo.
David Pountney как сумел, так и связал — Туридду оплакивают под Пролог и его похороны отдаленно проходят в одном из фрагментов Паяцев. Pagliacci, как я понял, вообще про мафиозную группировку и чуть ли не в театральном деле, что зачастую в жизни имеет место быть. И это первый финал всем известной оперы, когда Недда вдруг осталась жива и в итоге оказалась верной Канио, который в финале спровоцировал несчастного ботаника Сильвио (испытывающим (по задумке режиссера) к ней исключительно платонические чувства) мнимым убийством Недды, спокойно перерезав ему горло. После чего Тонио хотел завершить пьесу всем известными словами, но смог произнести только
- La commedia - здесь его обрвал Канио и сам озвучил - è finita! - обнял Недду за талию и они удалились...



Что это могло значить теперь уж не узнаем никогда, п ч премьера прошла давно, все высказались по этому поводу, а сейчас публика имеет то, что имеет. А главное имеет великолепно исполненную музыку Масканьи и Леонкавалло и весь смысл спектакля целиком и полностью ложится на плечи исполнителей.
Они были разные, как это зачастую бывает даже в самых топовых театрах...

Поначалу на одну из любимейших моих ролей, а именно Сантуццу, в которой кого я только не слыхал … и Елену Образцову, и Тамару Милашкину, и Маквалу Касрашвили, и Людмилу Шемчук, и Нину Раутио, и Dolora Zajick — это из хорошо поющих, была заявлена Екатерина Губанова. Которая за 2 недели до Сельской чести благополучно дебютировала в Wiener Staatsoper в партии Amneris, но до Deutsche Oper Berlin не добралась по причинам мне неизвестным. Так хотелось ее похвалить, но обстоятельства сложились опять против меня...
А похвалить, вышедшую на замену, Елену Жидкову, не могу, п ч никаких свершений от нее дождаться не удалось. Голос совсем без драматической окраски, промежуточный — не меццо и не сопрано, исполнение оч невыразительное. Какие-то претензии выставлять трудно, потому что замена произошла на имя не очень-то существительное.

Elena Zhidkova | Santuzza


Зато вполне существенное имя имеет заявленный тенор и мне давно хотелось познакомиться с его обертонами для тех ролей, на которые он претендует.

И в очередной раз приходится делать вывод, что далеко не все,
кто поет в так называемых хороших театрах,
хороши, как те театры, в которых они поют !



То, что веризм ему не показан, стало понятно на распевке-сицилиане - solo начинается за сценой и пришлось сильно поднапрячься, что привело к довольно ощутимой качке.
А потом как пошло …
Дуэт не прозвучал из-за мелкокалиберности солистов; Застольная не удалась по причине нехватки силы для оформления характера музыки. Можно сказать, что лучше всего получилась Mamma, quel vino è generoso - здесь все опёрлось, относительно перестало качаться, но встал вопрос о красоте голоса, которой нет, а есть неприятный на слух сухой звук:-).



И уж конечно никто в первой части не прикладывал никаких усилий и не претендовал на пение в стиле композитора. Но на это мало кто сейчас претендует, п ч как сделаешь парочку rubato, тут же знайки скажут -  без слуха, издевательства над дирижером и тд.. (никто даже в википедии не читает что это обохначает). Поэтому, чтоб не связываться, вот вам такая Сельская честь, в который никто ни на что не претендует. Кроме оркестра. Вот он соответствовал и старался добиравать драйва, которого так не доставало вокалистам.

Jorge de León | Turiddu - Elena Zhidkova | Santuzza - Mark Delavan | Alfio


Во второй опере Альфио благополучно переродился в Тонио и по традиции спел Prologo, т е в принудительном порядке CavPag в этой постановке обязателен для одного исполнителя-баритона / и совершенно наоборот - никаким образом не может позволить себе одного тенора в обеих главных ролях. José Cura много перепел полных КавПагов, но в берлинской премьере в 2005 г выступил только в роли Канио.



На протяжении всей своей карьеры он поет веристcкий репертуар в качестве практически недостижимом для современных теноров и при этом слишком часто рецензенты называют его исполнение неординарным... В какой именно момент произошла подмена понятий как должно подавать эту музыку, я упустил; но сладкоголосые тенорята уже прочно оседлали Puccini и потихонечку захватывают Леонкавалло с Масканьи, нараспев приторно озвучивая достаточно характерные фрагменты музыки, требующие сильного вокала. Уже никто не вспоминает про игру голосом, зато в самых ударных местах теперь в моде хриплое mezza voce и недалеко то время, когда Vittoria! Vittiria! из Тоски начнут петь в такой манере, всякий раз срочно уходя на piano:-).
José Cura поет как положено, а неординарность, мягко выражаясь, практически постоянно прёт из самых разных и боевых сцен...



При правильном исполнении эта музыка обретает совершенно другой смысл, что и случилось в этих Паяцах. Оркестр был хорош и в полном музыкальном контакте с происходящем на сцене; и хотя усилиями режиссера место действия определено не было, музыка звучала итальянская, без малейшего намека на немецкий акцент.



Carmen Giannattasio слегка отошла от мейнстримовской европейской манеры исполнения партии Недды и, будучи ярко выраженным лирическим сопрано, обошлась без розово-голубых красок, которых было более чем достаточно, когда я ее слушал в Богеме. Это узнаваемый исполнительский стиль, привычный для слушателя тех великих CavPag-ов, которые шли когда-то в Большом театре.

John Chest | Silvio


Carmen Giannattasio | Nedda - John Chest | Silvio


После вечера, проведенного в Deutsche Oper, которая после Аиды в моих глазах вновь оказалась на одном из первых мест из всех оперных театров, и после того, что в Берлине ничего особенного (слава богу) не произошло, с утра отправился восвояси, на этот раз через Köln. И Flughafen Berlin-Schönefeld потряс … полнейшим пофигизмом в плане орднунга по безопасности...Толпы людей на регистрацию, в чистую зону никаким образом не защищены от любого желающего зайти с чемоданчиком, подойти поближе и устроить то, что было устроено в Брюсселе. Вход свободный ! И когда вот они очухаются и начнут хоть какие-то действия предпринимать, кроме выдачи талонов на справление нужды, хотелось бы узнать поточнее. Потому что там и театры все со всех сторон с открытыми воротами и даже не хочется думать на тему что вполне спокойно можно там устроить...
Это какой-то детский сад, а не свободная европа.

И в заключении очень такая, интересная, подробность - полчаса стоял в очереди для того, чтобы зарегиться на Победу — она летела из Кёльна битками набитая толстыми и худыми соотечественниками и их огромными чемоданами. Как это понимать …
Tags: José Cura, cavalleria rusticana, deutsche oper berlin, pagliacci
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments