dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

Aida / Premiere - Deutsche Oper Berlin 22.11.2015

В огромном репертуаре Deutsche Oper Berlin как-то не хватало вердиевского хита — Aida.
И театр решил заняться восполнением этого недостатка, пригласив в качестве режиссера, известного в малоизвестных кругахBenedikt von Peter.

Попадание на премьеру удачно сложилось вслед за прослушиванием Tosca с Сондрой Радвановски, хотя нетрудно было догадаться, что эта премьера будет, мягко выражаясь, с в о е о б р а з н о й...



Tatiana Serjan /Aida/


Benedikt von Peter

оказывается известен тем, что неординарно решает пространство сцены вкупе со зрительным залом и это было конечно оч подозрительно …
Зачем решать пространство зрительного зала, если до него это сделал архитектор и сделал это неплохо ?
Понятно, что современным режиссерам никак не удается решить пространство сцены — ну, нет у них такого таланта — и вот следующая ступень в освоении нового в режопере — давайте посадим оркестр на сцену и закроем полупрозрачной тряпкой, а опера будет идти в зрительном зале !
На этом все новое заканчивается.

Сюжет, разумеется, полностью изменен в том стиле, в каком это делается уже лет 40.
Поэтому, если коротенько, фабула такова : забитый придурок (зовется Радамес) погружен в изыскания по географической карте Египта; ну, и дело дошло до того, что к нему стали приходить черные тараканы в образе женщины в грязном белом платье (Аида).
То есть те, кто в танке по отношению к современной режопере, с полпинка поняли, что Аиды не будет — она существует в воображении.
А наяву существует Тётка (Амнерис) в синем трикотажном платье, мужиковатого вида и тут по ее поводу возникли разногласия : либо она жена / либо домработница, имеющая на него виды.:-)

На этом решение пространства закрытой оркестровой ямы закончилось. Дело происходит в кромешных потемках, в которых все остальные исполнители рассажены и расставлены по залу в самых неожиданных местах. И получается, что это просто орда черных тараканов в голове у главного действущего лица по решению Benedikt von Peter

Anna Smirnova /Amneris/ - Alfred Kim /Radames/


— Необходимо отдать должное Радамесу-Alfred Kim, который действительно оказался героем, но не героическим тенором, п ч когда всех пустили в зал, - а надо сказать, что в зал стали пускать за 5 мин до начала и об этом заранее предупреждали, - он уже сидел на подиуме и тискал то самое грязное белое платье и не ушел ни на минуту (кроме антракта, разумеется, хотя ... может сидел и в антракте, а ушел я, будучи не в силах более выносить его страдания:-)).



Амнерис, как тыловая подруга, тоже постоянно околачивалась при нем и постоянно хотела привести его в чувство, и даже соорудила себе некий колпак из газеты, напоминающий головной убор Нифертити. А сняла его уже где-то ближе к концу.



Про остальных персонажей ничего не скажу — их не было видно, только слышно и по поводу слышно есть множество вопросов...
Великолепно, как мне показалось, поющий Simon Lim-Рамфис вполне мог бы произвести впечатление, если бы стоял там, где ему полагается быть — на сцене; а т к он находился у барьера бельэтажа, создалось впечатление что он поет в ... микрофон ... уж слишком это было могуче и даже, более того, в сцене Судилища произошел некий глюк и Рамфис пел с эхо.
Вполне возможно это была задумка режиссера и всё это спецэффекты; примерно такие же, как в сцене у Нила (начало III д.), когда в ложи впёрлись мужчины в черном и затрещали колечками а-ля цикады.
Т е постановщик довольно таки навязчиво хотел добиться от публики, чтобы она тоже перешла в анабиозное состояние Радамеса.:-)
Не знаю, как кому, мне это сделать не удалось ... я все время пытался высмотреть в этой черноте где они все ? Откуда поет качающимся голосом Амонасро, с чего вдруг у Ante Jerkunica (Il Re) стал такой большой и объёмный голос и почему, как мне обещали перед началом, если я что-то не увижу на сцене, на противоположной стене спроецируют картинку происходящего — сука, на проекции ни черта не разобрать, кроме основной, по центру, с картой Нила, газетами,на которую злобная Амнерис положила коробку масла и сосичный круг.

♬ По музыке

такое решение не имеет себе равных.
В ложах с правой стороны наилучшие козырные места были заняты басовой частью хора и те, кто там находился, слушали только их и в Заклятье и в Триумфальной сцене. И если вы вдруг удумали насладиться стройным хоровым ансамблем Deutsche Oper, забудьте эти свои мечты, когда главное в спектакле решение пространства. Этим своим решением режиссер задает вопрос — вы что сюда пришли оперу слушать ?

Дисбаланс музыкальный с любого места. Наверное не дураки были те люди, которые сажали музыкантов в яму, а на сцене разыгрывали представление и наверное архитекторы, проектирующие театры, озадачивались  гармоничным созданием сцена-яма-зал именно для того, чтобы люди имели возможность насладиться стройными ансамблями и развитием музыки по ходу действия.

В принципе, если бы режиссер пошел дальше и на входе каждому вручали текст того фрагмента, который данному зрителю предстояло бы петь, — вот это было бы интересным решением пространства и музыки :-). А если бы еще выпить всем дали бесплатно и народ осмелел, то можно было бы отдать за такое 90, балаган, он и есть балаган. А 90 за то, что предъявила Дойче опер отдавать очень жалко.

Получается, что теперь они взялись за музыку — они будут пере@бывать Верди
и называть это оригинальным решением пространства.

Соглашусь, оригинально, когда с твоего места в сцене Триумфа ни одного солиста не слышно, а с другого места в общем хоре слышно двух человек, сидящих с тобой рядом, и, не дай бог, не увернешься, когда они встанут и начнут махать руками — могут и в глаз заехать прям по ходу спектакля.:-)
Если в начале еще оркестр вроде еще как то звучал, то к концу вся эта мешалда довела и его, и впервые в Deutsche Oper в Судилище я услыхал не европейское forte, а такое, какое было у нас вчера в Don Carlo — базарное.

Разбирать по голосам солистов не имеет никакого значения. Кроме того, что Амнерис явно была подобрана по фактуре (и вторую такую врядли найдешь) и отлично справилась с задачей по части драм игры.





Но при этом у Анны Смирновой ни малейшего намека на mezzo, но в этом спектакле не все ли равно какой голос у Тетки в колпаке из газеты.
В этих адских условиях, в которые были поставлены вокалисты, Татьяна Сержан выглядела наиболее убедительно.



Она наша, российское, сопрано, которым можно гордиться : не деланная величина, не продукт раскрутки агентов — это настоящий Голос во всеоружии, который оказался заложником идиотизма режиссуры. Ею Аиду нужно слушать обязательно, но в нормальной постановке.

Народ после первого отделения уходил, что для дисциплинированной немецкой публики нонсенс. В конце все солисты получили хорошие овации, но вполне обычные для дойче опер и какие то совсем не премьерные. Герой дня не выходил оч долго … то ли боялся / то ли стеснялся / то ли выжидал, когда особо ярая часть публики уйдет, чтобы услышать поменьше BU. Но его все равно заBUкали и в немалом количестве, что конечно никак не скажется на судьбе этого очередного гения (тем более, что он уже получил место в Люцерне).



Anna Smirnova /Amneris/ - Tatiana Serjan /Aida/ - Benedikt von Peter /Inszenierung/


Markus Brück /Amonasro/ - Anna Smirnova /Amneris/ - William Spaulding /Chöre/ - Andrea Battistoni /Musikalische Leitung/ - Tatiana Serjan /Aida/ - Alfred Kim /Radames/ - Simon Lim /Ramfis/


Удивительное дело, эти ребята, которые с такой легкостью издеваются и насилую Оперу, оказываются оч стеснительными, нежными и удивительными людьми. На after-party, когда Intendant Dietmar Schwarz представлял Benedikt von Peter и, разумеется, его встретили неласково - вполне радостным BU, он заплакал, завернувшись в свои руки... Как же так, его не поняли ….. не оценили …
40 лет мордуют оперу, а публика до сих не привыкла и ждет кринолинов и париков.

Intendant Deutsche Oper Berlin - Dietmar Schwarz


Benedikt von Peter - Andrea Battistoni - Adriana Ferfezka /Eine Priesterin/


Adriana Ferfezka - Attilio Glaser - Simon Lim - Ante Jerkunica


Andrea Battistoni - Adriana Ferfezka - Анна Смирнова


Татьяна Сержан


Удивил дирижер-Andrea Battistoni, который, ни с того / ни с сего, громко крикнул Viva, Verdi !
К чему это было ?
Несмотря ни на что, Viva, Verdi ? - Так это все без него знают.

Andrea Battistoni


Что это была за демонстрация, я так и понял …
Ввязался в говно — сиди помалкивай, причем здесь твое Viva и Верди, который вот таким манером свою оперу не задумывал.:-)
Tags: aida, deutsche oper berlin
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments