dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

П.Чайковский : Иоланта, премьера, Большой театр 28.10.2015

В  Большом состоялась жутко долгожданная премьера и вывалилась очередная старуха.
Провал, он и есть провал.
И перспектив по части удач у БТ в ближайшее время не предвидится, п ч как только любой театр начинает нащупывать свое лицо, считай, он его теряет раз и навсегда.
Теперешняя бравада администрации заключается в представлении ныне живущих драматических режиссеров на своей сцене в оперных постановках и уже помаленьку в балет пролезают некоторые товарищи, с которыми случаются истерики, как только они узнают, что в золотую маску прорвались не лояльные к ним лица.

Отвлекусь буквально на мгновенье.
Единственным полезным результатом культпохода стал прочитанный мною в википедии материал о театре «СТИ» Сергея Женовача, который знаменит на всю Мск своим лучшим буфетом с морковным пирогом и шоколадно-банановым кексом. Как только разузнаю почём проход туда, схожу всенепременно. Совершенно очевиден разумно-правильный подход к театральному делу в разработке небюджетного театра, а вот куда Женовач дел свои мозги, которые, сдается мне, у него есть, когда ему предложили поставить оперу в Большом ? Видимо в уговорах весьма серьезным доводом было то, что и Franco Zeffirelli был режиссером не только драмы и кино, но и успешно ставил оперы. И Peter Stein с легкой руки театра станиславского тоже является примером удачного сочетания драматического и музыкального театра в одном флаконе. Штайна оставляем на совести Урина, п ч его качество оперных спектаклей в стиле примитивизма, сойдет только для местечкового Стасика и пафосного Зальцбурга; миланская Scala до сих пор не может прийти в себя от его кукольной Аиды.

Zeffirelli исключение из правила и приводить в качестве примера его удачные совмещения драматической и оперной режиссуры для Большого театра это смешно. Вы еще сравните, уважаемый г-н директор, Кулябина, Серебренникова, того же Женовача с Дзеффирелли...
Такого поначитаешься в многочисленных интервью Урина и ГАБТ с перепугу начинает казаться серьезным оперным домом.

В очередной раз сделали перестановку — была какая-то Иоланта, жила себе спокойно, ходили на нее. Сняли. Поставили другую с претензией на поэзию и поначалу козырным тузом в ней должна была быть Музыка в исполнении Владимира Федосеева. Но, как всегда, не задалось ... по причинам уму непостижимым. И музыка ушла, так и не заходя на историческую сцену БТ. Заодно из премьеры удалилось бесплатное мороженое с бесплатным кофе:-(. Видимо рекламщики этих продуктов, на халяву угощавшие ими на всех предыдущих премьерах, решили с большим театром больше не связываться.
Удивительная история случилась и с билетами на первый спектакль, которые вывалились в достаточном количестве накануне, вплоть до  двухсот рублевых.
В общем, ажиотажа не было. Они таки добились своего — все знают, что премьеры в Большом театре не праздник, а тяжелая работа и не всяк готов платить за эту тяжелую работу деньги. И недалеко то время, когда даже желание посмотреть на люстру не сможет заставить публику таскаться на Театральную площадь.

По постановке иным показалось, что это было концертное исполнение.
Зря.
Потому что задумка была — разместить на огромной сцене и в огромном зале мысли и стилистику спектаклей с ул. Станиславского, д. 21, стр. 7, где помещаются около трёхсот человек публики.
Т к Владимир Федосеев удалился по-английски, а место его занял даже не Сохиев, которому по рангу стоило бы все таки встать в яму и хоть как-то спасти положение, то Сюита в качестве пролога прозвучала как Щелкунчик — № 2, 4, 8 и, что еще хуже, № 15 — исполняемый во время новогодних каникул. И этой оркестровой интерлюдии удалось погрузить в сон весь театр при том, что сама Сюита вошла в отчаянный контрапункт с тем, что происходило на сцене.
Спектакль начинался при открытом занавесе; на сцене стояло некое сооружение, похожее на двускатную избёнку (или теплицу на подмосковной даче), разделенную (конечно же) на две половинки, темную и светлую.



Это было ново, как мир...
В потемках бродила женщина в исподнем, оч, скажем так, роскошного телосложения, основные женские прелести которой подчеркивались каким-то особенным образом.:-) И все то время, что я продержался на этой пьесе, она оттуда не выходила и практически ни с кем из персонажей в открытую не взаимодействовала. Т е была на своей волне.

Екатерина Морозова (Иоланта)


Сама опера началась с того, что на правую , светлую, часть архитектуры с диким гиканьем вывалилась толпа вполне пикантных дам, тоже в исподнем, с подчеркнутыми пуш-ап(ом) излишествами.:-) Все это походило на утро в борделе, воспетое в Яме Куприна и во многих других произведениях.

Евгения Сегенюк (Марта)


Духовые затянули вступление на наискучнейший манер, дамы исправно изображали из себя гетер и весело заигрывали с мужчинами в камзолах, изображавшими из себя музыкантов.
С этого момента стало понятно, что с костюмами будет полный чертополох. Так оно и случилось.
Не забываем про то, что слепая Иоланта слоняется в своей резервации, при этом подавая реплики кормилице и подругам; подруги, в свою очередь, даря ей «лютики и васильки / мимозы и розы» сидят на коленях у музыкантов, и те оглаживают их оказавшимися под рукой фруктами. Надышавшись флюид колыбельной из параллельного пространства, слепая женщина засыпает, прислонившись к стене, в незабываемой позе, которую мне частенько приходится наблюдать в исполнении бомжей на остановке трамвая у павелецкого вокзала.:-)
Через эту стену ее и осмотрел в и р т у а л ь н о доктор Эбн-ибн-Хакиа.:-)

Эльчин Азизов (Эбн-Хакиа) - Вячеслав Почапский (Король Рене)


В определенный момент захотелось поработать мозгами над концепцией костюмов ... и наличие крутой вязки трикотажа практически на всех представителях мужского пола местного королевства определенно говорило о том, что эти люди свои, теплые, для Иоланты. Почему такая мысль образовалась ... п ч когда пришли чужие, Водемон с Робертом, они пришли в инородных костюмах инопланетного вида.:-)
Но какое-то отношение все же к нашей бренной земле имели покроем брюк — карго и миловидными ботиками:-)

Нашим современникам, выдающимся драматическим режиссерам, в опере особенно удаются мужские образы — лирико-романтические. Женовач особо заморачиваться не стал и широко так набросал основные черты Водемона, благородного рыцаря бургундского. Находясь на светлой стороне, этот странный граф распевал свой Романс (и закончил его то-о-о-оненьким, едва слышным фальцетом) с 2-мя свечами в руках, намекая на то, что дело происходит конечно же ночью, но в том месте, где все зрячие.

Игорь Головатенко (Роберт) - Олег Долгов (Водемон)




К моему глубочайшему сожалению — хоть еще раз иди — я не увидел в какой именно момент у него в руках оказалась бутылка.
Есть предположение Иоланта угостила «вот, рыцари, вино, его отец мой любит...»;
но почему бутылку, а не бокал ?
И почему Водемон постоянно прятал эту бутылку от нее у себя за спиной, еще не зная, что она слепая, и потихонечку поставил ее в уголок, как мы все делаем, когда устраиваем захоронку, чтобы приступить к рассказу про «чудный дар природы вечной».

Екатерина Морозова (Иоланта) - Олег Долгов (Водемон)


Бутылку, понятное дело, надо было прятать, п ч на светлой стороне народ как выстроился в две шеренги, когда Бертран-Науменко откровенно паршиво оповестил «призывный рог, то прибыл сам Король !», так и стоял навытяжку; отошел только на антракт, но во втором действии вернулся ровно на свое же место.:-)
Единственный, кто не участвовал в этой немой стоячей забастовке, был Герцог Бургундии — спел заунывно, не оч чисто, со, ставшей уже традицией, хрипотцой наверху, про «сверкающую искрами черных очей» Матильду и удалился.



Что случилось после дуэта, не знаю, п ч ушел, ⚠️ но ответственно заявляю, что во время вокального диалога Иоланта Водемона осязала (рукой), преодолев разделяющую их стену. Т е дело сдвинулось с места и те, кто дожил до конца, предполагаю, испытали полный апофигей. Я не сдюжил, хотя старался.
Мечталось понять про что это / зачем это / кому это, но пришел к выводу — туда это :-)

Кто-то ходит в Оперу один раз в жизни, кто-то там бывает чаще, а есть такие, кто уважает этот вид искусства и, кого из них не спроси, всех в детстве родители водили на Иоланту.
И меня тоже.
И это были самые позитивные впечатления от самой мелодичной оперы Чайковского,
впечатления, которые хотелось повторить. Я их повторял неоднократно и вот настал тот момент, когда больше не хочу ... повторять идиотские впечатления;
меня не волнует музыка в дежурном исполнении и среднеарифметический вокал не требует серьезного отношения (ну спели как-то) и, разумеется, изыскания самого большого театра России на тему - как быть, если никто не знает что делать - света в конце тоннеля не обещают.

Чума на этот ваш желтый дом...

- - - - - - - ✄ - - - - - - -

Октябрь получился - месячник культурных потрясений :
Сначала недосмотренная премьера;
вчера передача «Царская ложа» : Юрий Марусин, исполняющий Recitar! и Анна Нетребко в маленьком черном платье на большом белом теле, на котором не удалось застегнуть молнию до конца;
вечером балет всех вылупившихся птенцов, вплоть до Roberto Bolle, которого давно пора ощипать и отправить в суп и ползающего пожилого чемодана Вано, который теперь со сцены вместо танцев строит всем глазки всяко-разные, в сопровождении оркестра Teatro alla Scala ... и теперь я понимаю, почему Лифановский и К° обижаются, когда ругают оркестр Большого театра — что вытворяли эти … не поддается ни какому разумному объяснению (еще мне только не хватало дергаться по поводу того, что Скала сдохла окончательно и бесповоротно и этот затонувший дредноут уже не вытащить на поверхность никакими усилиями);
к этому винегрету добавились новости культуры и пухлая Нино Ананиашвили в образе Раечки 50-ти летнего возраста в роли Маргариты Готье и совершенно изнеможенный Харизматик, доведенный до ручки тортами и майками поклонниц его безграничного таланта...

Сегодня с утра (31.10) пришлось встать рано, потому что блокбастер под названием Иоланта продолжается (и мне надо было узнать чем там дело кончилось:-) ) и утренник видимо был рассчитан под то, что народ потащит несчастных детей. Он и потащил и теперь можно с уверенностью сказать, что эти дети в следующий раз не скоро соберутся в театр слушать Чайковского в исполнении Женовача.
По ходу пришлось досмотреть до конца, который ни ума ни сердца опере не прибавил и вот этот вот бордель с шампанским - самый, что ни на есть, игривый момент спектакля.

Ирина Долженко (Марта)




Дальше, всё — после этого фантазия режиссера "с маленького театра у метро Марксисткая" иссякла полностью.





Нажмиддин Мавлянов (Водемон) - Константин Шушаков (Роберт)


И у меня полностью иссякло всякое желание говорить о качестве вокала, хотя эта тема была задумана поначалу.
«Виноваты» в этом иные певцы...

Особенностью оперы Большого театра, очень такой интересной, являются бесконечные кастинги-прослушивания на исполнение всяко-разных ролей, вплоть до вот этих вот... И чем именно увлек кастингёров баритон Валерий Алексеев, по сравнению с которым Эльчин Азизов, попросту говоря, Titta Ruffo; и почему, допустим, без всякого кастинга нельзя было взять на Эбн-Хакиа того же Редькина и почему, собственно, я без всякого кастинга знаю, что уровень был был бы не хуже точно, вот это в о п р о с и щ е
Значит свои солисты, сидящие без работы, это нормально - Большой театр на самые скромные роли тянет безработных со всей территории бывшего СССР, причем, безработных, которые петь не могут.
Может быть г-н Женовачу потребовался определенный типаж на партию Лауры, без которого этот шедевр оперной режиссуры никаким образом обойтись не мог и кроме солистки Новой оперы Юлии Минни-ебаевой её никто из своих не осилил...



Или Екатерина Морозова, умница-красавица, лауреат разновсяческих конкурсов, начиная от смотра в Воронеже, всероссийского омского и заканчивая румынским имени Хариклеи Даркле, артистка Молодежной программы, из раза в раз не способная никаким образом хотя бы на секундочку "встать" на верхнее Си...

Екатерина Морозова (Иоланта) - Нажмиддин Мавлянов (Водемон)




Почему театр взял на себя миссию строить вокальный отстойник и называет это формированием труппы, результат которого можно будет увидеть лет через 5, а то и 10, - когда взятки уже будут гладки с нынешнего интенданта по причине возраста и, надеюсь, к тому времени пенсионного состояния. Но каждый год, проведенный им под колоннами, будет засчитываться за три. В том смысле, то, что он наворотил за год расхлебывать придется за 3 года. За два — шесть и тд..

Ужас положения заключается в том, что наконец-то взялись за Маску и за такое очевидное барахло получить ее будет довольно таки трудно. И, похоже на то, что карта Кулябина с сифилисом Доницетти тоже будет бита.
Для спасения остается только Богомолов с Дарьей Мороз в главной партии, тут что-нибудь можно будет проколотить.
А без Маски театр не театр, же - это Аксиома - и, тем более, такой большой. :-)
Tags: Большой театр, Иоланта
Subscribe

Posts from This Journal “Иоланта” Tag

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

Posts from This Journal “Иоланта” Tag