dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Pagliacci Slovenské národné divadlo, Bratislava 18.09.2015

Сначала про Китай, в котором я не был.

Кто-нибудь когда-нибудь мог подумать, что Běijīng станет оперным городом и что я и Кролик начнем изучать репертуар пекинской оперы на сезон. :-) Но китайцы тем и отличаются от всех остальных, если за что берутся, то делают это основательно : сначала отгрохали Дворец искусств с замечательным оперным залом, навели там порядок и сейчас, подозреваю, во время действия уже не пожрёшь(как это было раньше) и особо не разгуляешься с селфи и с записями, п ч на входе тройной кордон, где отбирают всё, кроме телефонов, за использованием которых во время действия тоже внимательно следят. И так получилось, что в общеоперном масштабе они представили лучший вариант Samson et Dalila в этом сезоне.
В заглавных партиях Nadia Krasteva и José Cura, а приглашение в качестве режиссера-постановщика Hugo De Ana сразу же говорит о том, что руководство театра неплохо разбирается кто на самом деле может сделать по настоящему современный музыкальный спектакль. При его высочайшей компетенции, у любого театра сразу отпадает нужда в приглашении орды нахлебников, как то, консультантов по драматургии, архитекторов сцены, дизайнеров, сценографов и художников по костюмам. П ч это все Он. Наверное ему надо заплатить за всё за это.:-) Но овчинка стоит выделки, и уж если бы он ставил Кармен в БТ, что-то мне подсказывает, что главная героиня в штапельном розовом платье с карманами из цветочных аппликаций, на сцену не вышла бы. И вот такой скуки не было бы.
При таком подходе пекинской оперы к своему делу как-то становится неудивительно, что спектакль обсуждают, что местная критика знает, что драматический тенор это золотая труба оперы и что Самсон это три совершенно разных голоса (сначала helden, плавно переходящий в страстного лирика в сцене соблазнения, и в финале просто обязан вызвать чувства сострадания). А если учесть что большой любитель и мастер спецэффектов Де Ана устроил что-то невообразимое в финале, то есть чему позавидовать.


© photo www.bravocura.com

И я уже вполне готов к некой рокировке — пусть бы китайцы лет на 5 заселились на Театральную пл., а БТ во главе с уриными/черномуровыми, с красавицей катей крысановой и с вдовинской молодежной командой в Пекин, опыта набираться, как из Большого театра сделать европейский оперный дом или хотя бы прежний Большой.

Можно конечно гадко возразить—уж лучше вам туда ! Но я же не в Новосибе живу, в котором S7 или UTair окучили этот маршрут по полной.
Поэтому, облизнувшись на фотографии, почитав что там пишут, позавидовав тем, кто там был, отправился на следующее утро после Травиаты в Bratislava.
И, надо сказать, что поволноваться пришлось изрядно...
Ужасы о беженцах не давали покоя, как там Братислава отбивается...
Выяснилось, что пока никак. Живет, как всегда жила.
Правда, теперь без Česnečka в моей любимой кафешке:-(, зато с истекающей соком свиной ногой и непременно с пивом Šariš.
Туристов навалом. Представители Азии, Африки наблюдаются только ввиде тургрупп.
Мамочки с колясками все сплошь местные и беременные тоже все свои — это какая-то удивительная история для центра Европы.
И такое это было благолепие, такая лепота и только один вопрос волновал ... как долго они смогут продержаться и как долго наивкуснейший хотдог на Mlynské Nivy будет стоить € 0,7 :-)

Путешествие в Братиславу на сей раз было связано с выступлением José Cura в опере Pagliacci,
хотя для путешествия туда это совсем необязательное условие,
я и просто так люблю съездить туда пивка попить.
Но уж коль скоро так все совпало : и Трансаэро, с демпинговым билетом все же отвез куда надо;
и открытие сезона в словацком divadlo, только к сожалению не в отремонтированном красавчеге-старом театре (я туда мечтаю попасть), а в очень удобном новом, с хорошей акустикой (в нем я уже был),
то и почему, собственно, идти на Семирамиду, которая в Москве была объявлена гвоздем еще практически не начавшегося сезона, когда превосходнейшим образом можно еще в шортиках по набережной Дуная походить.:-)
Да и расстреляйте меня кислым молоком, Семирамида это тот самый песок, который плохая замена овсу.
Понты развести, это можно понять, но удовольствие получить при таких исполнителях … я его уже получил на Танкреде, спасибо. :-)
На Сандрин Пью завтра тоже не пойду, не ждите



Cavalleria rusticana была представлена исключительно местными силами, достаточно средними вокалистами и почему-то плохо собранным оркестром, и получилось, что исполняли ее, как бы, для разогрева перед основным действом. Но так получилось наверное только для меня, п ч прием публики по сравнению с полупротухшей венской Травиатой был просто оглушительным ! Вот где умеют орать Браво, ликовать в конце и вызывать вновь и вновь, да еще с цветами, практически каждому артисту. А всего-то 60 км между двумя этими европейскими столицами.

Дальше еще лучше. К Паяцам зал наэлектризовался (или нахлебался шампанского в перерыве:-)) и при первой реплике Канио взорвался аплодисментами, когда он уже вышел на сцену через боковой пандус бить в баран его снова встретили и еще теплее.

José Cura - Canio


Не привыкший к такой роскоши встречи зала с исполнителями в европейских театрах, я струхнул — не будут ли они так делать при каждом появлении звезды мировой оперы.. :-) Не стали. Но каждый фрагмент, вплоть до дуэта Недды и Сильвио, где, как известно, музыка не рвется, купался в шумовом оформлении.
Где бы Большому театру взять такую публику ?

Ансамбль солистов совершенно очевидно отозвался на парадный спектакль с участием заезжей знаменитости — разыгрался оркестр, распелся хор, cast в этой опере был ощутимо сильнее, чем в Сельской

Rastislav Štúr (Conductor) - Daniel Čapkovič (Tonio) - Katarína Juhásová-Štúrová (Nedda) - Aleš Jenis (Silvio) - Maxim Kutsenko (Peppe) - José Cura (Canio)


— хотя бы, если сравнивать баритонов Сергея Толстова (Альфио) и Даниэля Капковича (Пролог/Тонио); да и Недда-Katarína Juhásová-Štúrová оказалась вполне выразительной, правда резковато звучала в начале Баллады, но если опять вспомнить Wiener Staatsoper с незабываемо булькающей тогда еще Alexandrina Pendachanska (а ныне Alex Penda), то по части сопрано Братислава обошла на повороте топовый оперный дом.
Кроме того, не в укор будет сказано, но в Вене почему то считается, что Арлекина может петь кто попало, а здесь удалось послушать шуточную серенаду в оч приличном исполнении Максима Куценко.

Katarína Juhásová-Štúrová (Nedda) - Aleš Jenis (Silvio)


Daniel Čapkovič (Tonio) - Aleš Jenis (Silvio) - Maxim Kutsenko (Peppe)


Спектакль выстроен так, что Канио практически постоянно на виду и после Recitar со сцены не уходит, садится на боковой пандус рядом с публикой и гримируется. Это достаточно неудобный момент для тенора, п ч тут тебе и не водички попить, и не отдохнуть, и не голос поправить, если что, не покашлять / не покряхтеть... :-) Для José Cura это проблемы не составило и к финалу оперы он пришел, как и подобает в трагедии, на мощном crescendo.



Один исполнитель, если он настоящий Тенор, как сказали китайцы, золотая труба
и большой Артист, — делает Оперу !

На финальных поклонах весь ансамбль стоял счастливый и довольный, а уж братиславская публика показала, что торопиться ей совершенно некуда и долбила что есть мочи, не расходясь никуда.



В Братиславе все хорошо. Один минус — не знаю где подсыр. Подозреваю, что артисты после парадных спектаклей приходят в клуб, и он есть в Slovenské národné divadlo этот оперный клуб... Но открытие сезона особый случай и дождаться кого бы то ни было затруднительно. Поэтому без добычи, но с самыми теплыми впечатлениями от замечательного города Братислава.:-)
Tags: José Cura, Slovenské národné divadlo-Bratislava, pagliacci
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments