dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Category:

Faust Deutsche Oper Berlin 27.06.2015

Deutsche Oper Berlin закрывала сезон премьерой оперы Фауст с Marguerite Assoluta мировой оперыKrassimira Stoyanova.

Разумеется, проехать мимо такого события никак не получалось, поэтому да здравствует Air Berlin и аэропорт Linate, который почему-то заставил меня сдать чемодан-крошку, при этом пропустив спокойно в кабину толпы пассажиров с ручной кладью в 3 раза больше моей (чем-то я не понравился этому итальянскому красавчику-регистратору с тщательно проработанным файером на голове). Зная ихние европейские штучки и очень высокое о себе понимание любой шишки на ровном месте, я не стал бороться за справедливость, попрощался со своей сумочкой, которая была практически не видна на багажной ленте и налегке отправился в тот самый самолет, битком набитый огромными чемоданами.:-)
Но ведь без приключений в европейском союзе не бывает, поэтому полтора часа, как отдать, в Flughafen Berlin-Tegel в компании психоневрологических немцев, итальянцев и других прочих разных пострадавших я прождал свой «огромный» багаж. После нас кто только не прилетел … даже Хургада и все своё получили. Но рейс из Милана категорически не желал расставаться с пассажирским скарбом.
Очередной совет более-менее опытного путешественника
— по мере возможностей багаж свой не сдавайте !
Боритесь до последнего и региструйтесь лучше онлайн,
п ч как только подходишь к стойке и делаешь эту операцию, вполне можно попасть в лапы
какого-нибудь зловредного идиота и застраховаться от этого нет никакой возможности.
Особенно неприятно было, что время утекало и мои микроскопические планы : поесть солянки в русском кафе в Charlottenburg, обилетиться в театр, купить вина, в конце концов:-), разлить его … начинали испаряться просто на глазах. Я всё конечно успел и всё конечно сделал, но в форс-мажорном темпе.

Deutsche Oper холодным летом 2015 года была так же хороша, как и теплыми зимами всех предыдущих годов. Встретила ласково, сосисками накормила, винца, чтобы затушить душевный пожар, предложила и даже времечко осталось, чтобы поразмышлять на тему любите ли вы Charles Gounod, как люблю его я Как выяснилось в этом сезоне я его просто обожаю... Сначала «Roméo et Juliette» в Новой опере взяла в свои крепкие музыкальные объятия, а уж Фауст, забегая вперед, заставил переосмыслить мои оперные пристрастия:-).
Переосмысливание вылилось в сожаление о заезде только на один спектакль и возможности далее больше не было. П ч следующим ранним утром предстоял еще один , но уже не имеющий отношению к опере, а имеющий отношение к слиянию в экстазе со всем своим семейством на предмет отдыха от тяжелых трудов и шараханья по интернету:-).
В следующем сезоне, как водится, этого произведения в Дойче опер не обозначено (зато есть много чего другого вкусного)



История с отношением к Фаусту какая-то удивительная... Я эту оперу хорошо знаю, слушал неоднократно в Большом, считал ее скучноватой и банальной, и время в основном  проводил в курилке или вовсе приходил к Вальпургиевой ночи, если приглашали поработать :-); и однократно в Wiener Staatsoper и ни с кем-нибудь в качестве предмета оперного оргазма, а с самим Jonas, так сказать, Kaufmann. Ничего не помню про тот спектакль … Помню, что падал с кресла, засыпая от скуки, и до сих пор сожалею, что случайно стёр, записанную "Salut demeure chaste et pure", листая кадры ... не осталось доказательств «выдающегося исполнения» лирическим тенором одной из самых великих лирических арий:-).

Основные надежды берлинского Faust, разумеется, были связаны с Стояновой, п ч для нее роль Маргариты просто попадание в яблочко.
В чем еще не приходилось сомневаться — в оркестре Дойче опер. Этот оркестр не подводил ни разу, что бы не играл, от Енуфы - через Россини - до Отелло Верди.
Вот о таком оркестре мечтается … чтоб на подиуме стояли разные дирижеры, а не только один какой-нибудь бенефис-man и всякий раз музыка из ямы звучала бы эталонно. За пультом стоял Marco Armiliato, достаточно востребованный дирижер без DG за спиной, он из класса честных тружеников, но этот оркестр под его руководством показал исполнительские чудеса.

Но сначала надо коротенечко остановиться на режиссуре, этой … почему-то рука не подымается написать, режоперы.
Вроде бы постановочную группу забукали на первом представлении и такое в исполнение публики Дойче опер премьерный хит. Поначалу показалось, что постановка действительно мутная … Всё, как я не люблю : 2/3 пространство в центре сцены закрыто огромным предметом типа нефтеналивной цистерны, действие разворачивается на крутящейся дорожке (и вокруг нее), на которую по мере развития событий подставляется необходимый реквизит. Работа обслуживающего персонала в итоге выглядела весьма замысловатой - движение на сцене практически не прекращалось ни на минуту, только сольные фрагменты иногда притормаживали действие.

Довольно таки банальное начало — Маргарита в тюремной камере вспоминает всё, что с ней произошло.и видит себя до того, как случились все известные события (в программке даже прописали безмолвную роль kleine Marguerite).



Таким началом режиссер Philipp Stölzl сразу сделал заявку на спектакль про Маргариту, а не доктора Фауста.

Krassimira Stoyanova - Philipp Stölzl


И голоса были подобраны соответствующим образом, т е, к исполнительскому уровню Krassimira Stoyanova никто и не пытался приблизиться.
Белоснежкой была она.:-)



Хор, одетый, как принято в современной опере, кто во что горазд — вне времени, но на артистах все же были сценические костюмы, а не шмотки с барахолки, а иные из них (костюмы) и вовсе неплохо исполнены. И, вначале как-то оч удивившие маски, в которых хористы так и остаются до конца. Причем, маски вполне типажные, не уродливые, а скорее смешные.





Мишура, шарики и главная героиня в костюме официантки в 1 д. … фигня полная, - показалось как-то.
Доктора Фауста, практически рокфеллеровской дряхлости (понятно, что ему уже раз 6 сердце поменяли), в прологе вывезла автоматическая кресло-каталка. Но первый же неподдельный интерес вызвало превращение этих остатков человеческой плоти во вполне себе товарного вида добро-молодца-сексуалиста в розовом костюме с пиджаком на голый торс.
Мефистофель был одет ровно также. В этом момент хочется вспомнить, что за Мефистофеля отвечал Ildebrando D'Arcangelo,



а его внешние данные всем известны и эта парочка полубандитского-полугламурного вида приковывала к себе внимание при каждом появлении, их раскованность и раскрепощенность, подчас доходящая до полной развязности, была на удивление к месту.



Мефистофель в этом спектакле совсем не похож на вселенское зло ... так, по-современному чью-то судьбу сломал и пошел дальше и все свои примочки делал с каким-то невероятным отрицательным обаянием. Кстати, Фауст временами шел как Любовный напиток в хорошем исполнении — под хохот зала:-).





Благодаря такому Мефистофелю я, наконец-то, оценил вокальные возможности и драматические таланты D'Arcangelo.



В Золушке он тоже отжигал, но здесь просто превзошел сам себя, а главное, что вокально роль удалась : и слышно превосходно, и необходимой темноты в голосе было более, чем достаточно, и дьявольской энергетики, экспрессии — всего хватало и абсолютной никаких проблем с музыкальным текстом. Его партия.

Румынский тенор Teodor Ilincăi конечно самое слабое звено; певец с голосом не оч красивого тембра, а партия Фауста просто требует первоклассной лирики и красоты звука. Да и с техникой, зачастую, не всегда всё было благополучно — смазанную концовку Salut... пришлось допевать оркестру и он это сделал так красиво, что всё то, что было до того в исполнении тенора, сразу забылось.:-)

Зато исполнение Хора солдат с солирующей трубой не забудется никогда.



Обычно это воинский триумф, а тут на не сцену выползли несколько покалеченных особей, возглавляемые трубачом, вывезенного в авангард на коляске по причине загипсованной ноги и этот трубач затеял перекличку с медными в оркестре и с хором (который я так и не понял где находился). При этом отыграв свое сверкающее соло, моментально впадал в каматозное состояние, но совершенно вовремя всякий раз выходил из него, когда надо было вступать. Эту достаточно заболтанную музыку Дойче опер прямо омолодила — все было сыграно и исполнено с таким блеском, так четко и даже по музыке как-то оч радостно. В конце хора дирижер дал паузу, а публика так и не решилась поаплодировать, п ч задачу, поставленную режиссером трудно было воспринять как очередную хохму. Все это больше напоминало ужасы войны, прикрытые профессиональным треском и болтовней.

Валентин в исполнении Markus Brück, судя по комплекции из вояк высшего комсостава.:-)



И если в первом действии этот баритон из ансамбля с оч хорошей репутацией, оказавшись лицом к лицу с одной из самых кантиленистых арий /Dieu clement, o Dieu d'amour!/, малость стушевался и прозвучал хоть и веско, но уж чересчур зычно для обожающего свою сестру персонажа / то в великолепно разыгранной сцене смерти его голос пришел в полное соответствие с музыкой : был сочным и одновременно исполненным драматизма, исчезла натужность и начальная легкая качка преобразовалась в нормальный ровный звук.
Брюк любимец публики Deutsche Oper и имел оч большой успех.

Stephanie Lauricella - Markus Brück


Не совсем понятно роль Зибеля в данной постановке … который и летом и зимой ходил в костюме напоминающем зайца, и здесь конечно было бы неплохо получить пояснения от режиссера. Но спасибо хотя бы за то, что он не лишил это странное существо романса, «как два цветка мы вместе расцветали», который обычно безжалостно купируется; а такая милая музыка.:-)

Что это за радость, когда большая певица получает роль, срежиссированную под ее индивидуальность, показала Krassimira Stoyanova. О ее вокале в этой партии даже говорить особо не приходится — это пение, близкое к идеалу. Абсолютная свобода и раскованность, и полное соответствие красоты голоса красоте музыки; даже и не любя эту партию (как было всегда со мной, п ч я всегда считал Маргариту невыразительной голубятней и кроме Арии с безделушками ничего там хорошего быть не может) Стоянову  хочется слушать — только закончила — давай по новой.



А тут еще режиссер расстарался специально для ее драматических особенностей.
Стоянова оч пластичная и то, что называется, игручая; и конечно эту мистерию с элементами буфф донесла до зрителей, не пережав ни разу, показав бузупречный вкус и чувство стиля.



Есть еще один плюс у этого режиссера и у этой постановки — уважительное отношение к примадонне. Чего бы мы тут не говорили и как бы не обсуждали, но большие певицы явление особенное, их надо уважать. Поэтому, когда по воле режиссера та же самая Garanča должна валяться, раздвинув ноги на полу в Кармен, и весь спектакль ходить в этой позиции, изображая из себя что-то очень дешевое, при этом имея, вообще-то говоря, Имя, честно заработанное, или когда Нетребко в Зальцбурге заставляют выходить в образе тинейджера, а она уже простите .., мне такое не нравится. А нравится, когда режиссер ищет ходы, чтобы певица в это щекотливое положение не попадала. Поэтому и прозвучал фрагмент, когда Маргарита стоит, заломив руки за голову, вспоминая сцену соблазнения, но все эти пассы проделываются с ее дублершей, с kleine Marguerite. Зная Стоянову, и как ловко и без последствий она умеет исчезать из премьер кондовых режопер, были волнения не исчезнет ли ее имя из cast в самый не подходящий момент. Но судя по тому, с каким удовольствием она обыгрывала и отпевала эту партию на сцене Дойче опер, ей нравился спектакль.

Krassimira Stoyanova - Marco Armiliato


Ildebrando D'Arcangelo /Méphisto/ - Krassimira Stoyanova /Marguerite/ - Teodor Ilincai /Faust/ - Stephanie Lauricella /Siebel/ - Ronnita Miller /Marthe/ - Markus Brück /Valentin/

.
Когда опера уже очевидно стала приближаться к концу, мне почему-то показалось, что странная башня каким-то образом должна раскрыться и спасенная Маргарита наконец-то увидит небо в алмазах или что-нибудь этакое... Но все осталось на своих местах. Маргарита отказалась от услуг Фауста с Мефистофелем по препровождению ее в ад и спасение пришло ... в лице людей в белых халатах :-) и укола, от которого она подергалась-подергалась и затихла...
И все то, что так весело, здорово и оч жизненно кружилось, скакало и веселилось на протяжении всего спектакля, вдруг заставило вспомнить знаменитую фразу Аркадия Райкина «время было мерзопакостное» и как-то даже подумалось, а не про наше ли это время...

Первоисточник это фантасмагория, которую достаточно трудно воплотить на оперной сцене и как только в спектакле исчезает эта странность, а идет просто пересказ эпизодов, сразу на сцену прорывается скука, как это было в венском Фаусте. Но если за дело берется режиссер, понимающий какого результата хочет добиться, этот результат не замедлит быть. Похоже, что Deutsche Oper Berlin получила спектакль весьма оригинальный и отличающийся от всего того хлама, который постоянно накатывает на несчастную публику самых разных сцен оперных домов. Поэтому можно понять мою реакцию на Кармен в Большом театре - после такой яркой фантазии, да в такую бесцветную реальность...
Tags: deutsche oper berlin, faust, krassimira stoyanova
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments