dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Tosca Hessisches Staatstheater Wiesbaden 23.05.2015

Я не уверен, что у нас знают о майском оперном фестивале в Wiesbaden ...
А я знаю. И давно знаю. В свое время, когда плотно сырил Тамару Андревну, в буклетике, посвященном ей, прочитал, что для фестиваля в Висбадене Милашкина самостоятельно подготовила партию Амелии ( «Бал-маскарад» в то время в Большом еще не шел), где кроме нее были заняты Владимир Атлантов, Юрий Мазурок и Ирина Архипова. И в те времена, даже не представляя где находится этот город, каков он из себя (тогда никто ничего толком не знал в области географии и картографии, п ч все смотрели на мир глазами Сенкевича, а он оперой не интересовался), я в своих фантазиях видел этот оперный рай, даже не мечтая хоть когда-нибудь там оказаться...

Церковь Маркткирхе ((Marktkirche))
Евангелическая церковь Маркткирхе была построена архитектором Карлом Боосом в 1852-1862 гг. в виде неоготической трёхнефной базилики. Западная башня церкви высотой в 92 м делает её самым высоким зданием в городе. Церковь Маркткирхе является первым кирпичным сооружением в герцогстве Нассау. Перед церковью стоит памятник Вильгельму Оранскому (1533-1584) по прозвищу Молчаливый.




Этой весной выяснилось, что Internationale Maifestspiele 2015 в курортном городке Висбаден, который находится всего в 40 мин езды от знаменитого фракфуртского Hub(а), исправно и каждый май, в отличие от Maggio Musicale Fiorentino, который в последнее время исправно пускает пузыри, цветёт и просто благоухает.



В очередной раз спасибо José Cura, который теперь полюбил всякого рода разные гала. Из имен в этом году там еще и Edita Gruberova с Нормой, Željko Lučić в Травиате; Waltraud Meier; Anja Harteros; под занавес московская Новая опера с тяжелой артиллерией в лице Peter Seiffert в роли концертного Дристана и со всеми своими накопленными за последнее время силами.

Вот такое курортное местечко затесалось на карте Германии, — хоть и достаточно знаменитое, благодаря нашему соотечественнику Достоевскому,



проигравшемуся в местном, втором по известности европейском казино в пух и прах и за долги написавшим после этого Игрока,

Курзал (Kurhaus)
Курзал Висбадена – внушительное нарядное здание с мощным ионическим портиком, является центром проведения национальных и международных конгрессов, конференций, выставок и культурных мероприятий. В бывшем Винном зале находится казино, интерьер которого оформлен в стиле неоклассицизма. Расположенная рядом колоннада (1827) длиной в 130 метров считается самым большим колонным залом в Европе. За курзалом расположен курортный парк в английском стиле.



которого потом, как мы все знаем, Прокофьев переложил на оперу, — но, как выяснилось, туристами со всех концов света не облагодетельствованное.

Оставив позади себя душный салон Трансаэро с его двумя микроскопическими пирожками на горячее, зверский допрос погранцев, которые желали видеть мои документы от а до я, вплоть до билета на спектакль и справившись с полусумасшедшим фракфуртским хабом и оч симпатичной электричкой, я очутился на вокзале в стиле необарокко грязно-красного цвета. Ни из какого места нельзя было понять, что Висбаден  город-курорт и, тем более, что в нем может протекать какая-то культурная жизнь. Отправившись, разумеется, по Bahnhofstrasse к своему отелю, сразу же заприметил парочку-троечку синяков, вполне таких же, как у нас; наглых до безобразия уток, купающихся в фонтане; выбитые тротуарные плитки, требующие острожного отношения к ним; огромное количество пронумерованной зелени (практически каждое дерево в городе имеет свой ) и дома … с балконами, которых раньше я никогда в жизни нигде не видел.
Это Wiesbaden-style ! И в этот стайл невозможно не влюбиться.:-)



Как-то, само собой, стало понятно, что город имеет изумительное автобусное сообщение — до отеля шел минут 5 и за это время проехало не менее 5-ти автобусов разных маршрутов, причем, совершенно пустых.

Как и надо делать в незнакомом городе всякому оперному манья=челу, первым делом выдвигаться в сторону Оперы. И она оказалось так удивительно скомпонована, что вот этот знаменитый фасад, который предлагают на всех картинках, это задняя часть.

Hessisches Staatstheater Wiesbaden


Буквой P к театру пристроены безобразного вида помещения, за которые наш архитектурный надзор стер бы в порошок этих умников, придумавших такую чудесную пристройку.



Тут приляпались и малая сцена, и подсыр, и какая-то школа, и даже парикмахерская. Рядом на травке валяются отдыхающие в перемешку с голенастыми утками, зайцами и голубями (которые почему то там сидят на ветках деревьев, чего у нас никогда не делают).





Вход в театр с совершенно другой стороны, украшен большим количеством светлых колонн и красной дорожкой, видимо по случаю фестиваля, как в Каннах.:-)




Здание, построенное примерно по тому же плану, что в Праге и Цюрихе, обошло своих товарищей на повороте чертовски интересной архитектурной эклетикой, когда главное - пристраивать и приляпывать все то, что нам надо.

С утречка обегав некоторое количество достопримечательностей, я пришел к выводу, что город полон своеобразного очарования, но в нем надо внимательно смотреть под ноги, п ч центр практически весь выложен каменюками, как они любят. Жители этого города представляют собой мощный сплав местных и приезжих, поэтому когда на одной из центральных площадей проходит рынок, как он всегда проходил на протяжении 500 лет, где они закупают сельдерюху с артишоками, картошечку по 2.20 за кг и обязательно тут же, в неудобном антисанитарном состоянии, лакомятся курицей-гриль и почему-то покупают цветы … (Я уж было подумал, что вечером в театре сцену похоронят в них, но это все было не для артистов.:-) / А буквально в 500 м, на другой площади дым коромыслом и турецкий караван сарай знаменитого курорта : тут тебе разного вида шашлык-машлык, лепешки, сдобренные перцем настолько, что у нормального человека, измученного нарзаном, глаза лезут на лоб, чай конечно и оркестр народных турецких инструментов, оч громких.
Вся эта гульба проходит рядом с многоэтажкой Karstadt и если кто будет, сообщаю по секрету, там на нижнем этаже есть единственный, найденный мною универсам, в котором есть все, что нужно благородному человеку, приехавшему на кислые воды или поиграть в казино.:-)

На заре моей туманной интернет-оперной юности, когда я был намного наглее, чем сейчас:-) и равнял с землей наше подрастающее певческое поколение, поющее по немецким деревням, — как я тогда их называл, кто-то, уже не помню кто, из людей понимающих сказал мне :

— вы совершенно напрасно так относитесь к оперным театрам в небольших немецких городах, п ч именно там и делается настоящая опера.

Ну вот я дожил до такого времени, когда отправляясь в эти самые города, говорю - «Да ! Именно там и делается настоящая опера» без всякого зальцбургского 2-х копеешного пафоса, с нормальными ценами на билеты, с понимающей и чуткой публикой. А и то спросить, почему бы ей не быть понимающей, когда у нее такой театр с великолепным оркестром, с не большим хором, но отточенным до полного совершенства и с Интендантом, который держит руку на пульсе и находит спонсоров для того, чтобы пригласить, например, оч модную нынче pani Edita:-). На Нетребко видимо не хватает... но кто знает, может она там уже Giuditta ногой продрыгала:-).

Зал Hessisches Staatstheater Wiesbaden оказался по-скромнее, чем в братских пражском и в цюрихском,



но какое там фойе … ничего подобного даже вообразить себе невозможно...





Мой билетик был на самый верх; пройти туда можно только с особого входа, но при этом в красоту вполне демократично пускают всех. Публика немецкая : и вполне себе наряженные и те, кто попроще, тоже имели место быть.

Никаких сомнений в том, что зал акустический, не было; но, как всегда в Германии, были сомнения относительно сценического решения и в общем и целом они воплотились, и оказались не напрасными:-). Фактически вся Tosca обошлась одной декорацией с легкими вариациями в виде перестановки реквизита, к тому же и коробка (но ее вполне можно оправдать, т к первые 2 действия (идущие без перерыва) проходят в закрытом пространстве).

Для оживления картины Cavaradossi было предложено писать картину на высоченной стремянке; туда же пыталась взобраться и Тоска, чтобы убедиться в схожести портрета с Аттаванти, но быстро оттдумала:-); а José Cura "Recondita armonia" - практически между небом и землей.:-)
К середине первого акта исполнители заставили забыть о постановке и в сочетании с выдающимся оркестром разыграли Tosca Giacomo Puccini, в которой музыка, а не мизансцены и типажи играют первую роль. В этой ситуации режиссура, как сатурн, стала почти не видна, что для оперы есть наилучший вариант, п ч когда на сцене настоящие артисты и их роли ими самими продуманы и впеты, они сами себе режиссеры.

Единственное, когда режиссер-постановщик напомнил о том, что он все же есть — в финале — Тоске некуда было прыгать и ее забили - то ли ногами / то ли ножами - за тем предметом, который выполнял на сцене роль когда алтаря / когда стола / а когда стены, прислонившись к которой Каварадосси пел свою знаменитую арию. Но публику все же пожалели и сделали это не на виду.:-)
Зал отнесся к такой жесткой кончине главной героини практически никак, хотя над этим излишним и бессмысленным натурализмом можно было бы вполне повеселиться, но до этого артисты сделали абсолютно все, чтобы спектакль был воспринят серьезно и без внимания ко всякого рода постановочной ерунде.



Adina Aaron, первая афроамериканская Тоска, которую мне удалось вживую увидеть и услышать на сцене и этот опыт оказался оч удачным. С хорошей спортивной фигурой и с несомненными драматическими способностями она явилась неординарной главной героиней, в том смысле, что ее кошачьи повадки, подвижность, манера вести себя на сцене и умение идти за партнером и отвечать ему во всем были специфически окрашены ее принадлежностью к темнокожей расе.

Adina Aaron - José Cura


И конечно голос. Который на первый момент сладкий, обволакивающий, но в ключевых фрагментах развивающийся на crescendo до необъятного. Не знаю, является ли это особенностью темнокожих певиц, но тем же славилась и Leontyne Price — бесконечными ферматами. Аарон вообще выдала вокальный фокус — знаменитое Do (C) начала на pianissimo, показалось даже, что она попросту химичит — но дальше с такой силой увеличила звук, что как будто поезд вырвался из тоннеля и держала ноту до бесконечности.
Не оч удалось начало Vissi d'arte... как-то в нос и уж чересчур про себя, но вторая часть более выразительно прозвучала и певица имела оч серьезный успех за арию, к этому времени уже вполне себе возбужденного зала.
Необычным было поведение Тоски во время убийства Скарпиа : она сама подходит к нему со спины, кладет руку ему на грудь, поворачивает к себе и закалывает.

Можно много говорить, но лучше слушать.:-) Пока это певица второго эшелона, п ч первый, разогнавшийся и обнаглевший до невыносимости — Анжела Георгиевна, которая поет все Тоски в Wiener staatsoper и вообще поет все, что хочет и делает оперу для определенной части публики.



Ожидаемо слабым звеном в этом спектакле оказался Скарпиа в исполнении Samuel Youn...
Он и в Яго был не оч силен, здесь, правда, тенорил меньше, но зато фальшивил больше, да с такими вывертами. По образу главный злодей Рима оказался неким самураем с довольно таки странными телодвижениями и совсем не страшный.:-)

José Cura был в ударе и в голосе, что важно.




Сколько бы я не слушал с ним Каварадосси с самыми разными Тосками, это всегда очень высокий исполнительский уровень и может быть благодаря ему мне всегда кажется что Тенору в Тоске делать нечего — поется легко, абсолютно без напряжения и основное внимание артиста связано именно с драматической составляющей образа, что к концу спектакля перерастает в настоящую драму.

Samuel Youn (Scarpia) - José Cura (Cavaradossi) - Albert Horne (Chordirektor)


Особенностью финала этой постановки было то, что Каварадосси застрели как-то изподтишка, но и с этой задачей маэстро справился с легкостью.:-)

Висбаденская публика оказалась щедра на овации и это даже трудно с чем бы то ни было сравнивать - просто резануло после скаловской чопорности. Вой стоял невообразимый и долгий. Артисты неоднократно выходили кланяться и кажется были вполне довольны.



Samuel Youn (Scarpia) - José Cura (Cavaradossi) - Adina Aaron (Tosca)


Т к спектакль был g a l a, то по окончании состоялся выпивон и я в поисках своих, бежа мимо перехватил фужер халявного шампанского и маленький бутербродик с рыбкой, но во второй раз в хлебное место уже прорваться не удалось, п ч там сложная система входов и выходов.:-)
Т ч подсырник в этот раз не удался.


Но главное, что спектакль удался !
И что люди в не большом курортном городе имеют возможность слушать певцов,
которых мы в своем очень большом городе, в столице самого большого в мире государства и в самом большом его театре не услышим никогда-никогда.
И делаем это по принципиальным мотивам, п ч всяк приезжий разрушит концэпцию, нарушит канву режиссерского спектакля.
А этого допустить никак нельзя...
Tags: Hessiches Staatstheater—Wiesbaden, José Cura, tosca
Subscribe

  • Recital Marina Rebeka, КЗЧ 10.01.2018

    Филармонический абонемент «Звезды мировой оперы» нуждается в переименовании [в каком, это надо подумать...], потому что мировая опера…

  • Recital Елена Стихина, БЗК 24.11.2017

    На вчерашнем вечере в БЗК Елена Стихина трогательно рассказала о том, что будучи студентой московской консерватории, даже и не мечтала, что…

  • Recital Jamie Barton КЗЧ 17 марта 2016 г

    2 вокальных концерта под громкими титлами « Золотые голоса России» (15 марта) и « Звезды мировой оперы» собрали практически…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments