dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

La Bohème Wiener Staatsoper 29.10.2014

Бал Елены Образцовой в живом плане прекраснейшим образом обошелся без Дольча по причинам полне уважительным... Для начала порадовали обворожительные цены на билеты; потом выяснилось, что практически никто эти билеты не покупал, а топал как всегда по пригласительным (белым) билетам или оказался там по воле случая (тоже, разумеется, бесплатно) — меня такие случаи всегда обходят стороной и, как выяснилось, слава Богу, что они так делают.
Большой друг меломана, телевизионная панель, показала практически всё и, что самое главное, ненужность пребывания внутри Большого театра во время действия.
...Там слишком много пели...
Честно признаюсь, вовнутрь я хотел исключительно из-за Юсифа Эйвазова, п ч как поют все другие слышал неоднократно и теперь точно знаю, что больше на него никогда и никуда не захочу:-). Знаменитую фермату José Cura и без этого вечера слушал неоднократно и в полных спектаклях, что намного интересней применительно именно к этому артисту.
И что характерно, одна из основных приманок вечера платье с тюрнюром а-ля Анна Каренина с серебряными олэнями (или конем чуть ли не в шляпе) по ТВ намного лучше было видно, чем в зале:-).
°По Анне Нетребко наблюдения следующие — как только эта черноглазая казачка снимает зеленые трусы или красные колготки и начинает строить из себя дорогую оперную Донну, — а именно так она себя почему-то вела на данном конкретном мероприятии — пиши пропало. Исполнение La luce langue в основном зверскими гримасами и разговорной речью врядли кого может вдохновить. И как бы украсило концовочку вечера ее кувырок вперед или выход на мостик … но ничего такого не было, ничего не отчудила:-).

Теперь весь народ хочет иметь ее в Большом театре, а господин генеральный директор, который во время подготовки и, собственно, самого события ощущал себя в невероятной эйфории, когда вокруг него такая куча звезд, уж и не знаю чего теперь будет делать... Театр-то работает для публики и эйфории директора ей не хватает — публика сама хочет, чтобы звезды шли хороводом не вокруг г-на Урина, а на сцене Большого театра. Но тут желание зрителей вступает в исключительно мощное противоречие с принципами, которыми не может поступиться администрация. :-) Только свои ! И только те, которые участвовали в премьере, т е Гулегину в Эболи мы будем слушать до второго пришествия и даже не стоит просить, чтобы ее выпустили в Турандот (что более подходит к ее голосу). И, надеюсь, все понимают, что фермату Куры мы не услышим в спектакле, т к в БТ есть человек, который пел премьеру. Да и то сказать, ну что может вдохнуть в спектакль, созданный командой, иностранный гастролер ..? Т ч вот этот замечательный случай, специально для Елены Образцовой, он единичный, не повторяется такое никогда.

Зато поездки в Wiener Staatsoper(ту самую, которую Владимир Георгиевич, мягко выражаясь на сырском сленге, охамил:-), можно повторять с приятной регулярностью, что теперь, лавинообразно усиливаясь, делают желающие послушать оперу.

KS Krassimira Stoyanova | Mimì / Dmytro Popov | Rodolfo


На следующий день после бала там давали La bohème с для меня, как крайне индвидуального индивидуума, очень подходящим составом. Поэтому уже в полдень я торчал около любимого здания и, убедившись, что с ним все в порядке всем нам на радость, бросился до вечера обстряпывать все свои обычные венские делишки : выпить/закусить/ пошопиться на 20 коп. и тд..

Спектакль обещал быть обычным хотя бы по той простой причине, что тенор был малоизвестный и, скорей всего, мало кому интересный, но это был его дебют в Венской опере, в традициях которой всегда обязательным являлось предъявление всех мало-мальски засветившихся вокалистов. А дальше уж как Вагнерша напишет :-) (но если артист не в Deutsche Grammophon GmbH, то особо ловить нечего и путь будет тернистый). Дмитро Попов /Dmytro Popov/, по совместительству являющийся мужем Ребеки — более раскрученной певицы, не сказать, что проявил себя незаурядно... Распелся ровно тогда, когда петь уже практически ничего не оставалось, но оч искренне плакал. А начал с какой-то невероятной низкой посадки и сильно напомнил Галузина в партии Отелло; для этой роли такое исполнение малость ни о чем и в самом ударном фрагменте Che gelida manina прозвучал оч блекло. Остается только констатировать, что Staatsoper не сошла с ума при виде очередного претендента на теноровую корону. Но это совершенно не показатель, п ч все мы помним как абсолютно без всякого успеха пел впервые на этой сцене J.Kaufmann и что случилось потом... к его трону Decca пока что никого не подпускает:-)



Dmytro Popov | Rodolfo / Alessio Arduini | Marcello


Будь моя воля:-), на баритональный трон я бы давно посадил Alessio Arduini, он мой очередной кумир и по мере возможностей я за ним слежу.:-)



Пока этот трон занят пожилым тенором, Ардуини приходится болтаться в ансамбле Оперы, ну и исполнять всякого рода партии:-). Но с этого сезона у него, что называется, попёрло : Salzburg, Don Giovanni-ангажемент в Teatro La Fenice (с получением гонорара через год:-)), The Met, правда, Шонара, и в Вене -Il Barbiere и доктор Малатеста + по мелочам мазетты там всякие. :-) В общем, все то, что не моё. Но репертуар правильный для его голоса, который сейчас пока не стоит еще перегружать.
Мужское трио приятелей Рудольфа  уж очень игровой и оч веристский коллектив; есть где проявить свои драматические таланты, есть возможность вызвать оживление, но совершенно нет никакой возможности показаться на полную катушку вокально:-). Толкутся они 4 акта, настолько естественно и органично взаимодействуя, и всегда впопад, что 50-ти летняя с гаком постановка Franco Zeffirelli смотрится, как живая.

Alessio Arduini - Marcello / Jongmin Park - Colline / Adam Plachetka - Schaunard /
Dmytro Popov - Rodolfo / KS Krassimira Stoyanova | Mimì





Артисты купаются в своих ролях : хорош бас Jongmin Park(Colline), на удивление совершенно не преувеличенный собственной значимостью Плахетка (Шонар), ну, и такой талант, как Алессио:-), конечно не теряется в этой компании (тем более, что роль Марселя побогаче, чем у остальных).

Valentina Naforniţa | Musetta / Alessio Arduini | Marcello


Еще одна любимица венской публики Валентина Нафонита спела так, что я в очередной раз не понял за что ее так любит венская публика.

KS Alfred Šramek | Alcindor - Valentina Naforniţa | Musetta


Зато отлично знаю за что любит венская публика Krassimira Stoyanova, за то, что со 100 % результатом она получит практически идеальное исполнение, наиболее приближенное к задачам, поставленным композитором.



KS Krassimira Stoyanova | Mimì


Исполнительская культура этой певицы находится на недосягаемой высоте для многочисленных современных певиц, претендущих на выступления в этой партии, и попросту выступающих в ней. Да и в консервах мало кто может перепеть Стоянову. При том, что у нее свой путь, т е никакими многочисленными лейблами ее имя не украшено.



На спектаклях Стояновой понимаешь (ну, или я понимаю), что существует необходимость в наш, прямо скажем, непростой певческий век в таких певицах — сейчас ведь на плаву подмена понятий, приблизительность исполнения и зачастую просто оперное хулиганство, когда в основном считается, что любой человек с именем имеет право петь все подряд с этими беспрерывными переходами от сопрано к меццо и наоборот, от барокко к веризму и тд кто во что горазд;, чистотой исполнения уже никто не заморачивается давным-давно.



Красимира Стоянова в этот странный век надежда и опора для всех тех, кто ценит эстетические впечатления от вокала, красоту голоса, его окраску, умение передать настроение именно вокально, женственность и полное проникновение в глубину исполняемого произведения; и, что самое интересное, для всякой партии находить присущие только ей вокальные краски.



Если есть желание отдохнуть от всей вокальной шелухи, от всего того ила, который нанес бурный поток оперы, развивающейся в непонятно какую сторону, прямой наводкой в Вену на Богему с Krassimira Stoyanova. Именно, что отдохнуть, как я это сделал после того самого бала, громкого, помпезного, с привкусом дешевизны и тд.. В Вене все было для души. И даже некоторая усталость постановки, ее мрачность в конце все таки наводила на мысль, что «печаль моя светла».

Если вспомнить про ботву, то меня просто поразила публика Венской оперы в этот вечер — ни с того ни с сего оказалось невероятное количество пышных юбок из тафты, галстуков-бабочек, платьев в пол — вот там был бал. Хотя, черт его знает, может у нас в партере еще лучше было, я ж там не был.:-)
Tags: La bohème, krassimira stoyanova, wiener staatsoper
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments