dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Otello Deutsche Oper Berlin 28.11.2013

Когда я собрался в буквально за 2 дня организованный вояж, добрые люди говорили не надейся, еще раз такого впечатления от Otello уже не будет. Это будет другой спектакль. Хотя бы потому, что везухи в виде замены Thomas Johannes Mayer на Marco Vratogna не случится. Но мне оч хотелось еще раз погрузиться в необыкновенные взаимоотношения на сцене José Cura - Barbara Frittoli.



Будучи стреляным воробьем, я и насчет José Cura сомневался, п ч случилась же история с какой-то нежной критикессой с немецкого форума, которую, якобы, забросали подмётными письмами и угрозами какие-то ! клакеры Куры...
Мне конечно понравилось слово клакеры в этом контЭксте и захотелось разобраться в темной истории, но т к я по-немецки кроме как шлюс, чус (недавно выучил) и грускот больше не фига, а читать критические статьи вообще не приспособлен в этой жизни, п ч у меня есть свое собственное мнение и я никогда не ориентировался ни на чье другое, то, как говорится алес капут:-).
В чем там суть проблемы пунктирно понял, - некая критикесса с хорошей фамилией для русского слуха - Ваня, заявила, что Верди не поется в веристской манере, следовательно Кура недостоин петь Отелло. Зато, по мнению Вани, оч достойна петь Эболи Урмана, а еще более достойна до стона петь Елизавету Аня Хартерос. Вот такая Ваня... И кто-то там ее напугал, указавши, что она несет охуительную ахинею.:-)

Вот нам бы их заботы... Почитали бы, что у нас пишут в той же самой газете Известия, в комментариях, например; и, вообще, о том, что происходит в Большом театре.
José Cura конечно в своем FB расстроился и именно это послужило мне поводом для сомнений в его выходе на сцену. Ан нет ! Он-то вышел, а Фриттоли в лучших своих традициях и теперь уже в традиции Deutsche Oper Berlin - ни дня без замены (хотя, Simon Keenlyside, засранец, в La traviata вчера пел, только никому не рассказывайте, что я его так обзываю):-), пошла в отказ и вся та гармония, которая случилась 9 ноября и спектакль из серии запоминающихся на всю оставшуюся жизнь, повториться никак не мог.:-(

Зато случилась интересная ситуация, о которой важно рассказывал Урин, а именно, девушка из эскорта Доминго, китайского происхождения, буквально с одной репетиции вошла в спектакль Deutsche Oper и в никакой-нибудь, а в Отелло, и увидала своего Отелло в день представления. Конечно ее поводили, показали куда- что делать, и я даже не удивлюсь, если спевку провели, но все это без режиссера, своими силами и 3 месяца она не готовилась к выходу. И всё нормально. Певица оч хорошего качества, и если она выходит в ансамбле с великолепными оркестром, дирижером и хором, да еще с таким Отелло, у которого она чуть ли не 35 удушенная Дездемона:-), то будь спок за качество.
Нашему менеджменту поучиться бы у таких театров, а не смешить людей рассказами о некачественных вводах заезжих гастролеров.

Guanqun Yu - José Cura - Thomas Johannes Mayer


Чувствовалось, что Кура взял на себя ответственность за этот спектакль.:-) и временами был похож на собаку-маму, которая внимательно следит за поведением своего потомства, как бы оно чего не нашкодило:-). Обращался с сопрано оч аккуратно, если не считать парочки жестов, которые оставляем на его совести и которые он не позволяет себе по отношению к большим певицам:-). Но это все было в контексте спектакля и, что самое главное, дуэт-то опять получился и по музыке всё в полной гармонии.

Guanqun Yu - José Cura




Певица Горцевская в свое время меня учила никогда не сравнивать различных исполнителей, т е, говоря об одном певце/певице в данной конкретной ситуации, не надо вспоминать другого. Ну, а как не вспоминать и не сравнивать, если я за один месяц послушал 2-х Дездемон, 2-х Яго и одного Отелло. А если еще вспомнить Вену, так и вовсе ... палитра-то какая:-).


Китайское сопрано Guanqun Yu, как все китайцы, оч воспитанная, хорошо организованная, обученная и даже что-то в ней есть от фарфора китайского ... некая прозрачность, красота в центральном регистре, которую можно только сравнить с хорошим крепким китайским чаем, налитым в ту самую фарфоровую чашку:-).
Все хорошо и здорово, но партия Дездемоны - давайте на чистоту - написана скучновато. Этот персонаж вообще и по музыке, и по динамике чистый кисель, и чтобы обратить на себя внимание нужна исключительность личности певицы. Ну и конечно голос. Пение Guanqun Yu это было пение, чисто переписанное по прописям и хотя все темпы вроде были и правильные, но до Ave Maria я еле дожил:-).





Её конечно нельзя сравнивать с Barbara Frittoli - у Фриттоли настолько нутром прожитый образ и такие сценические взаимоотношения, которые трудно повторить. А может и не надо повторять, п ч это абсолютная уникальность. К тому же и Thomas Johannes Mayer не добавил драйва спектаклю (к сожалению). После средней тяжести Макбета, я подумал, что Яго он сделать сможет, уж актерски точно. Не-а. Человек явно старался быть на сцене значительным, однако, ни по голосу / ни по игре это всё не получилось. После того, как Хворостовский вполне адекватно выступил в Отелло, я пришел к выводу, что Яго могут спеть все баритоны... Получается, что не все.:-) Бледный голос и почему-то бледная внешность на сцене не добавили красок роли.

Donald Runnicles - José Cura - Thomas Johannes Mayer - Katarina Bradić


Столкновения характеров, которое было у Вратоньи с Курой, вообще не случилось. Brindisi скучно прозвучало (и мне почему-то показалось намного медленнее...). Т е, из-за перемены мест слагаемых сумма в итоге изменилась. И спектакль оказался больше про любовь, чем про войну, = как-то это все порешалось без интриг Яго.
Увлеченность José Cura затеей логического доведения спектакля до правильного конца привела к тому, что лучшим фрагментом вечера оказалась концовка.





И в очередной раз я реально подивился какой у этого певца естественный нижний регистр, то, что называется натурпродукт. Начинать любовный дуэт с таких пряничных и одновременно удобных и органичных низов это настоящая коронка драматического тенора; и, скажем так, бархатная басистость нисколько не вредит и не противоречит той лирической истоме, в которой написан Già nella notte densa. Мне надоело уже говорить одно и тоже, но я люблю когда нижний регистр не обрезан и когда певец(а) имеет возможности его показать не искусственно. Понятно, что не всем дано, также, как понятно, что Otello не веризм, но петь эту игровую партию монотонно, однообразным звуком, как грузинское одноголосие, нельзя по одной простой причине - Отелло не будет. Эта партия не песенная, не инструментальная; она для драматических интенсивных голосов - голосов тренированных, способных ее выдержать от начала до конца. Если нет необходимой выносливости, Отелло сразу получается суррогатным.





Как я понял, немецкая публика хороша тем, что приходит в театр чистенькой : не читает форумы и объявления о заменах, и ничего не знает про исполнительскую манеру и пр. вокальные премудрости. Ей либо нравится / либо не нравится. Этот спектакль понравился. Прошел он заметно на ура по сравнению с предыдущими из этой моей пачки. И дебют певицы приняли оч благосклонно.

Yosep Kang - Guanqun Yu - Donald Runnicles - José Cura - Thomas Johannes Mayer


Подсыр для Deutsche Oper был слишком многочисленным, поэтому ошиваться на нем было оч даже и приятно. Почти как в Вене.:-)



А, еще интересный момент... В антракте встретил Stephen Costello и был просто изумлен, п ч знаю, что певцы, если они сами не на сцене, в Оперу не ходят. Да и Гулегина рассказывала, что никогда этого не делает, т к на нее могут чихнуть:-). Костелло не испугался и за это ему респект. Он как-то сильно поправил мое мнение относительно интересов вокалистов:-).
Tags: José Cura, deutsche oper berlin, otello
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments