dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Otello Deutsche Oper Berlin 09.11.2013

Никак не могу собрать себе достаточное количество миль, чтобы получить от Airberlin бесплатный билет, даже хотя бы на такое расстояние, как Вена-Берлин. Хотя платить иногда приходится примерно столько, сколько и без миль, п ч аэропортовые сборы и другая всякая хрень милями не оплачивается.:-)
Сам по себе полет был неординарным — над Европой не утихают погодные катализмы, поэтому примерно 1.15 пришлось стучать коленками и зубами, и попытки попить кофе из стаканчика далеко не всегда проходили удачно. Ну да это все ерунда, было дело летали и похлеще.:-)

А Берлин, который на сегодняшний день представляет из себя самый дешевый город на всем пространстве Евросоюза (3 пончика за € 1 и неплохие ботинки за € 35), всякий раз подогревает интерес к поездке туда. Но т к не хлебом единым живут московские оперные блогеры, то здание Deutsche Oper Berlin, которое все еще в осаде нарытых вокруг него траншей, самый настоящий магнит, особенно когда там идет Otello в весьма своеобразной постановке, воспетой не только мною не единожды, но и многочисленными критическими статьями, фотками и тд и тп.



Вот уж не думал, что такая постановка будет жить... Так она не только живет, она приобретает все большее число поклонников и через нее уже прошло достаточное количество разных исполнителей. А уж как на премьере BU-кали постановщикам... Задумаешься.., каким образом DO удается воспитывать свою публику ? Хотя мне ответ совершенно понятен — сделайте такой состав и публика вас поймет.

José Cura - Barbara Frittoli - Marco Vratogna


У меня появилась замечательная возможность с небольшим перерывом послушать Отелло в двух несомненно выдающихся оперных домах : Wiener Staatsoper, в которой этот спектакль явился незаурядным событием начала сезона и в городской опере Берлина, которая подобрала супер-cast в связи с празднованием года Верди. В итоге прослушиваний и просмотров остается только констатировать — Deutsche Oper Berlin порвала Венскую оперу как тузик грелку. И это без всяких смайлов.
Жаль, что не записываются такие вот спектакли, я их послушал бы, да и многие другие могли бы сравнить.
Все началось с Бури, которую Венская опера практически завалила — там разъехались все и собрать всю компанию смог только José Cura своим мощнейшим и противовесным всему этому базару Esultate.
Немецкая Буря была эталонной :
- понятно, немецкий Оркестр — абсолютно организованный;
- понятно, немецкий Хор, который поет как один человек всегда;
- дирижер, главный Дирижер Дойче Опер Donald Runnicles, - это уже знак качества, но все же не такое прославленное имя в богемных тусовках, как Daniel Barenboim или Gustavo Adolfo Dudamel Ramírez, или какой-нибудь Alain Altinoglu, от которого просто зашлась вся нью-йоркская газетная шелупонь..:-)
Но на деле что выходит, — догнать-то некому. Этот Оркестр с этим Дирижером в этой постановке можно сравнить только с записью Abbado из Турина, когда случился дебют 34-х летнего José Cura в партии Отелло. Т е, по ходу всего спектакля весь ансамбль творил чудеса. Предполагаю, что для немцев это обычные вещи, но для меня конечно это было что-то вроде культурного шока.:-)



José Cura - Barbara Frittoli - Donald Runnicles - Katarina Bradić

Постановки вполне себе спорные, что в Вене / что в Берлине. Главное преимущество Берлина перед Веной — там артистов светят, там видно каждого хориста, который выполняет какую-то свою сверхзадачу и что, самое главное, видно как разыгрывают историю главные герои (а они того стоят, чтобы их было видно). И что можно отнести к удачам режиссера Andreas Kriegenburg, это разделение спектакля на два плана : для тех, кто смотрит оперу глазами, есть на что посмотреть на заднем плане, но при этом конечно надо взять себя в руки при мысли о том, что Отелло есть генерал какой-то одной из армий, участвующих в балканском конфликте / а для тех, кто оперу воспринимает не только глазами, но и ушами и выдающиеся исполнители для них представляют особый интерес, есть передний план, где, собственно, и происходит настоящая Опера. Тут надо отдать должное артистам, они достаточно быстро заставили забыть о том, что на них шинели и армейские ботинки, вместо положенных по пьеске тяжелых средневековых костюмов; сделали спектакль не просто приближенным к Шекспиру, а погрузили в его атмосферу. Причем, исполнителям совершенно не понадобилось рвать страсти и утрированно играть.

В этом году я послушал двух совершенно для себя новых исполнителей роли Яго — Дмитрия Хворостовского и Marco Vratogna.
Хворостовский прыгнул выше головы — каким-то образом попал в ритм партии, ну и конечно интерпретацией сексанул во вполне себе вялой и унылой венской постановке (реж. Christine Mielitz). И тогда все сказали — да. Но я не представляю себе как бы он смотрелся здесь, где идет схлестка оч серьезных характеров, образы выписаны режиссером цельно и скрупулезно проработаны исполнителями — и Željko Lučić на премьере, и Lucio Gallo прекрасно смотрелись здесь. А Вратонья еще к тому же и как пел ! Т е, как-то хворостовский угар стал тихо таить в тумане:-). Не суметь ему сделать партию певчески настолько разнообразной, как исполнял ее Marco Vratogna. Иногда он даже нарочито терял в качестве вокала, когда это требовалось по роли, зато в Застольной просто блеснул именно итальянской манерой и отбил все "молоточки", которые все Яги чаще всего пробалтывают или провывают + Кассио был хороший, в отличие от Вены. Некоторая дефектность голоса ввиде легкой качки здесь совершенно не мешала и не раздражала.
Яго особая партия, как не посмотришь, ее в основном поют хорошо, ну кроме разумеется совсем старенького человека, который пел вместе Зайфертом (к Тномas Hampson можно тоже придраться, но зато как он играет — забудешь все то, что не допевает)





Одна из венских критикесс после Otello написала, что между Anja Harteros и José Cura не было химии...
С этим странным и модным словечком хотелось бы немножко разобраться.
По мне, так и слава богу, что не было химии, п ч химия это по-любому заменитель чего-нибудь настоящего и истиного. Примерно, как химическая завивка. Причем, иногда это определение употребляется достаточно точно в оценке вокала того или иного певца - на верхних нотах нахимичил, - читай, не взял, натурально говоря, а заменил чем-то типа фальцета.
И ни с того / ни с сего, вдруг это понятие сейчас рассматривается как необыкновенное достижение в описании отношений артистов на сцене как очень положительный момент. Частенько такую характеристику употребляют по отношению Хартерос и J.Kaufmann. Верю ! - истинными чувствами там, скорей всего, и не пахнет, п ч не пахнет возможностью их передать. Когда Тенор с завидной регулярностью лапает партнершу за грудь и лезет ей под юбку, это конечно химия ... наипростейших чувств:-).
У Хартерос с Курой ни в Берлине, ни в Вене никакой химии не было и в этом смысле за них можно только поравдоваться. Но у Ани Хартерос по жизни амплуа девочки высокого роста, и едва ли она когда нибудь прыгнет выше этого.

А Barbara Frittoli это конечно совершенно другой тип женщины, у нее все по-взрослому, ее образы наполнены истинным благородством, в ней нет ни грамма дешевизны и конечно в паре с José Cura с того самого первого их Отелло в том еще году у них необыкновенные партнерские отношения. Кто это видел, тот поймет о чем я говорю : незабываемый был спектакль в Opernhaus Zürich 2 г назад, когда еще Цюрих был Zürich и Берлин показал, что тут все по прежнему - высочайший профессионализм и оч чуткое отношение к друг другу.



Каждый из них мгновенно отзывается на любые актерские нюансы партнера, ну и конечно много классных наработок, п ч достаточно попели вместе. И при всем моем уважении к Хартерос именно в роли Дездемоны, - п ч уже появились вещи достойные сожаления в ее исполнении, - Barbara Frittoli ее оставила позади прежде всего тем, что она исключительная певица. Даже несмотря на то, что у нее тоже есть некоторые потери - верха уже не такие эластичные, как раньше, и иногда звучат диссонансом по отношению к ее центру, которые по-прежнему находится в оч благостном состоянии. Именно поэтому самая яркая ее кульминация — Ива, которую иногда так скучно слушать, но только не в этом случае. И быстро как-то проскочила она.:-) И совершенно по-дурацки сделанную Сцену смерти Фриттоли сумела так облагородить, что ничего остается как поверить. Да, могло такое быть : привязал к столбу разодранным платком и так стиснул, что и задохнулась; а потом взял подушку, да и застрелил себя через нее.
Там еще дуэтик был полный лиризма, оч вкусненько сделанный.

Barbara Frittoli - A terra... si! nel livido fango




Т к José Cura был и там, и там, а к преимуществам Берлинской постановки относим то, что вся его игра была пресвоходнейшим образом видна, то это существенно прибавило смаку к роли.
В остальном, если Кура не болен (что иногда бывает, типа спины или аллергии), то это абсолютное исполнение.







Отелло — опера-убийца нисколько не истачивает его голос, ему в ней удобно как в рыбке в воде — настолько мощно и при этом сочно он звучит во всех предлагаемых обстоятельствах, что в итоге оказывается, что я вот только-только разинул рот, услышав Esultate, и вот уже финально-затухающее Un bacio — un altro bacio, и вот мы всем кричим Браво, и ... снова охота это слушать.

Спектакль получился такой, какой запомнишь на всю жизнь и хоть я не немец, но все же поклонник разноцветных пиджаков Merkel, может быть именно поэтому просто возбухал от гордости за театр Deutsche Oper Berlin, который может представить на суд публики вот такой спектакль.
А для них это обычно. Не супер-событие, не Трубадур в Унтер ден Линден.
Но каков уровень !



Matthew Newlin - Barbara Frittoli - José Cura - Marco Vratogna - Katarina Bradić
Tags: José Cura, deutsche oper berlin, otello
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal