dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Don Carlos (fr) Wiener Staatsoper 17.04.2013

Н ачало большого вердиевского путешествия было положено в Вене.
Don Carlos - французский вариант.

 

Постановка Peter Konwitschny. Икона большого режоперного стиля со всеми вытекающими отсюда последствиями. Оперные постановки в стиле модерн отличаются одной особенностью - они устаревают в разы быстрее, чем классические и пыль с них стряхнуть невозможно. Этот Дон Карлос стабильно идет в Wiener Staatsoper почти каждый год и в данный момент выглядит как памятник Конвичного самому себе : ни одной находки, которая выглядела бы находкой со дня первого представления, а наоборот вся постановка лишена какой бы то ни было вдохновенности и производит удручающее впечатление на предмет возбуждения интереса к режиссуре. В ней все старо, как мир, и, единственное, что может в нее вдохнуть жизнь на данном этапе при нынешнем векторе интереса венской публике к опере - это, прошу прощения, участие в ней Анны Нетребко ...

... а уж если в сочетании с треской балтийской, то ночные бдения на Stehplatz, полный восторг и завывания в прессе будут обеспечены. Но это в перспективе. Я не сомневаюсь в том, что Елизавета один из будущих этапов творческого пути Нетребко, который все больше напоминает творческий путь Пласидо Доминго - она таки будет петь абсолютно все, не заморачиваясь качеством и общеизвестными требованиями к исполняемому материалу. А пока Нетребко восстанавливает интерес бестолковой венской публики к русской классике в виде Евгения Онегина в одной из самых идиотских постановок, шедевр Конвичного нервно курит в сторонке, ожидая счастливого мгновения, когда в 10.30 утра перед кассами на стоячие билеты уже будет гоношиться местная публика, понимающая толк в опере. И это не какие-нибудь туристы, п ч те бегают целый день по ховбургам и бельведрам, стаптывая ноги, это б-А-А-А-льшие знатоки вокала, они Гитлера видели, Элизабет Шварцкопф слышали и, наконец-то, дождались продолжения банкета в лице АЮ. А вот и иллюстрация априорного качества спектакля.


Don Carlos (fr) спектакль атмосферный, так, по крайней мере,он позициониуется. Главное, что создает атмосферу : 2 часа первого отделения / абсолютно провальное Auto de Fé, выделенное в представление, не имеющее отношения ко всему остальному / и полтора часа последнего действия. После чего у публики особого желания благодарить артистов не остается. Все знают каким образом сделано Аутодафе у Конвичного и вполне понятно его желание вовлечь зал в происходящий процесс, но не понятно почему это желание не находит отклика у зрителей и весь базар-вокзал, устроенный в театре, только тушит интерес к монументальному фрагменту великой оперы.





Jinxu Xiahou - Kwangchul Youn - Juliette Mars - Iano Tamar - George Petean - Nadia Krasteva - Yonghoon Lee


Никому не интересно сценическое действие, заодно совсем не интересно все то, что оказывается на экране в антракте и из-за этого общего раздолбайства  сцена Аутодафе превратилась и по музыке в один из худших фрагментов всей оперы. Хотя, во всем остальном по музыкальному сопровождению это был один из самых достойных спектаклей, которые я слушал в Венской опере. Безупречный оркестр выдавал незабываемые нюансы и проявлял чудеса коллективного совершенства; каждое соло исполнялось на уровне, достойном сольного концерта, например, невозможно забыть знаменитую Ella giammai m'amo, сопровождаемую шоколадным звуком виолончели.

Jinxu Xiahou - Kwangchul Youn - Iano Tamar - George Petean - Nadia Krasteva - Yonghoon Lee


Вокалисты далеко не все соответствовали этому уровню. Но дирижер Bernard de Billy всех  сумел организовать таким образом, что ансамбль практически ни разу не вызвал чувства неудовольствия. В этом спектакле меня интересовала, разумеется, Nadia Krasteva; она немножечко напугала, заменившись в предыдущем - заболела и этот Карлос пела, будучи не совсем здоровой ( как сама потом сказала ), но никаких свидетельств ее недомогания я не усышал. Сама по себе партия в постановке Конвичного оч тяжела для исполнения - Эболи практически не уходит со сцены и если не поет, то участвует в пантомиме. Особенно удачной эта пантомима выглядела во время Арии Филиппа, где он обещал уснуть один, а Эболи в этот момент его наглаживала и не давала его мыслям материализоваться:-). Надя Крастева одна из немногих сейчас mezzo, которая родилась, чтобы петь Эболи : какая она обертонистая, густая; с естественными низами и, главное, с безупречным верхом и даже с piano на этом верхе раз так теперь все хотят:-). И совершенно справедливо, что у нее был самый большой успех.



У меня еще были большие надежды на George Petean и он не подвел. Артист фактически без имени, зато с каким голосом ! Понятно, что ди Поза коронка для спинто-баритона тут и, что называется, Ария поет, и партия сама работает... и любой более-менее приличный вокалист по любому в ней прозвучит на радость публике (если уж Смерть Родриго не споет, но первое ариозо вытянет). А оказалось не так-то все и просто и в этом я имел удовольствие убедиться буквально через несколько дней. У Петеана красивый по тембру голос, бесконечное legato и вокальная выразительность, более свойственная крепким баритонам (хотя теперь драмбаритоны, как выяснилось еще через несколько дней, чаще всего просто воют).

George Petean - Nadia Krasteva




Все остальное это как я люблю:-)
Корейсий тенор Lee. Ощущал себя звездой в полной мере. Я не совсем понял, почему он так про себя думает, п ч совсем не понял каким местом он поет : человеческий голос, а, тем более, тенор, не в состоянии издавать такой плоский, плохоокрашенный, временами куда-то исчезающий, но при этом пронзительный звук.

Сопрано Iano Tamar. Пыталась петь всю партию, опять же, так, как все сейчас любят петь, а, главное, слушать так любят - на mezzo-voce. Но по результатам прослушивания я догадался почему она подвержена этой моде - как только певица шла на полный звук, голос тут же отказывался ее слушаться и ходил где-то рядом с написанными Верди нотами. При этом и особой силой Tamar блеснуть тоже не удалось. В оправдание можно сказать, что природа есть, но в Елизавете ее услышать было трудновато.





Любимец фанатов Доминго Kwangchul Youn сразил неординарной спецификой своего голоса : обычно у выходящих в тираж басов качка бывает наверху или в середине, а тут я услышал такой густапсовый кач на низах, что это придало некий шарм исполняемой музыке. Не подумайте, я конечно европейского склада человек и широко раскрытыми глазами смотрю на этот мир, но количество корейцев в этом спектакле зашкаливало; у них прекрасные голоса были, есть и будут, но по образу такое исполнение мало чем радует. Маленький дядечка с дефектным голосом, чего-то пытается играть и, более того, его сын в исполнении тенора Ли вполне может быть его сыном:-), но это все не про Испанию даже во французском варианте.

Еще достаточно грустный для меня момент - Вокализ в исполнении Тонки:-( ...
Очень надеюсь, что она была больна также, как и все там, п ч иначе ей нет оправдания:-)
Я ее продолжаю, уважаю и надеюсь на все хорошее.

Теперь успех и подсыр. Публика не сумела выдать обычный успех Wiener Staatsoper, но 2 вызова после регламентированных поклонов - как отдать. И Bravo было; и тенор Yonghoon Lee - нынешний head-liner Covent Garden и La Scala - руки кверху вздымал, при этом не имея никакого успеха, но куда деваться - выход-то последний; и настоящий венский теплый прием Нади Крастевой и Петеана.
Подсыр не большой. А вы, отсидев с 17.30 до 22.30, пошли бы ? - небось только в том случае, если б Анна Юрьевна была или, того хуже, Gruberova.:-) Народа было немного, зато была возможность поболтать. При том, что я помнил - завтра у меня мороженое и перелет в Милан.
Tags: don carlos(fr), nadia krasteva, wiener staatsoper
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments