dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Евгений Онегин 09.02.2013 / Lucia di Lammermoor 08.02.2013 Latvijas Nacionālā Opera

Следуя совету нашего самого культурного канала, который предложил сравнить два эпатажных Онегина - наш и латышский, сегодня я оказался в зале реконструированного здания Большого театра.
Сравнил, так сказать...

Динара Алиева - Jānis Apeinis


Пришел к выводу, что эпатажность обеих постановок связана только с бездарностью и пошлостью постановщиков, а более ни с чем. П ч невозможно себе представить, чтобы человек, имеющий хоть самый мизерный талант в области режиссуры, а, тем более, оперной режиссуры, мог бы поставить что-нибудь подобное. А бездари от режиссуры теперь ставят так - эпатируют словом эпатаж. Ну что может может быть эпатажного в 2013 г. в голом мужике ? - когда их уже везде показали : и задом. и передом, и вверх ногами подвешивали, и бутером трясли и тд.. Кроме смеха над глупостью постановщика никакой другой реакции ожидать не приходится и она была, разумеется, получена.
У нас стол, в Риге кровать; пиджаки и там, и там, ну и всякая дребедень на женщинах. И там, и там отчетливая ненависть к теткам, поющим на сцене - но это тоже уже никого эпатировать не может - знаем на что идем. И как во всех оперных постановках, претендующих на это сладкое слово эпатаж - скука зеленая. Одним махом отбрасывается все то, что касается игры актеров, их передвижений, того, как они разведены и всякие поиски хоть какой-нибудь смысловой нагрузки присутствия артистов на сцене не занимают умы публики. Остается музыка, которую к достижениям Латвийской оперы никак не отнесешь.

Динара Алиева - Modestas Pitrenas -Jānis Apeinis - Malgorzata Panko


Интерпретация оркестра и дирижера каким-то образом сделала музыку Чайковского свинцовой, тусклой и не выразительной. Практически ни один музыкальный фрагмент никакого отклика в душе не вызвал. Эмоционально исполнение было до такой степени однообразным и лишенным хоть какого-то национального колорита, что общее впечатление от этого великого произведения было безрадостное. Артисты, поставленные в рамки бездарной режоперы, в которой даже и посмеяться-то было не над чем, никаким образом не могли себя проявить в драматическом плане. Да и вокально этот спектакль прозвучал как для галочки, хотя певцы были вполне себе, но совершенно не чувствовалось заряженности и желания исполнить свои партии таким образом, чтобы хоть ненадолго остаться в памяти публики, пришедшей в зал. А она(публика) пришла в основном по белым билетам - почти весь партер был заполнен приглашенками и иные хорошо понимали, что пришли не глазами хлопать, а отработать свою замечательную карточку - орали браво, стучали и без всякой клаки старались делать успех.

Вместо Хедлайнера и поклонницы музыки с яйцами Кристины Ополайс выступила, как было объявлено ведущая солистка Большого театра, к сожалению никак не могу вспомнить где и чего она ведёт Динара Алиева. И надо сказать, дебют получился неудачным. При том, что голос ее вполне соответствовал монотонной постановке своей собственной монотонностью - все, что можно сказать про спектакль, это же самое можно сказать и про голос Алиевой : скучный и невыразительный, лишенный необходимых красок и по тембру совершенно не увлекательный, а главное плохо подходящий для этой партии, хотя я не знаю к какой партии он может подходить. Слышно ее было не очень, но это могло зависеть от моего местоположения, БТ славен сейчас тем, что у него сплошные звуковые карманы даже при том, что он вооружил микрофонами сцену до зубов.

Pavel Černoch действительно иногда повляется в хороших европейских театрах в те времена, когда у этих театров денег на звезд не хватает:-), для Ленского вариант, но желательно в другом спектакле, где можно было бы поиграть и понимать что ты делаешь. Здесь же все старания артистов вполне успешно прятались за бездарную режиссуру, но их в этом обвинять нельзя. Вроде бы, по рассказам, на первом спектакле Чернох облажался, на сей раз ничего такого не было - все спел, партия вполне по голосу. Единственное, передержал слишком ноту в конце Арии и съехал с нее не совсем удачно, но это с кем не бывает, особенно на сцене.





Pavel Černoch


Jānis Apeinis в роли Евгения Онегина ярко продемонстрировал основную особенность своей манеры пения - речитативное исполнение вполне певучей партии. Буквально все оперу проговорил, хотя все даные для того, чтобы сделать это нараспев у него есть - по всему диапазону ровный сочный голос (чем-то напоминает тембр В.Мальченко); про такие голоса говорят беспроблемный, но вот с такой интересной манерой исполнения. По образу рассказать нечего, п ч образ главного героя в этом спектакле никак не задан и не прописан - что за человек, какие причины его поступков и тд..

Совершенно удивительная история приключилась с исполнительницами моржовых партий - они были интересней, выразительней и ярче главных героинь. Настоящие оперные голоса оказались у Кристине Задовской (Ларина) и Илоны Багеле(Няня). Ну и то хлеб.

Modestas Pitrenas - Jānis Apeinis - Malgorzata Panko- Ilona Bagele


Kristīne Zadovska - Гарри Агаджанян - Pavel Černoch - Динара Алиева


Гастроли можно считать полне удачными. Театры худо-бедно заполнились, не знаю как насчет критики, а публика была благосклонна, а т к мы теперь в договоре с Латвийской оперой и Рига в оперное СНГ вошла, то, думаю, следующие гастроли не заставят себя ждать.

Гарри Агаджанян - Pavel Černoch - Динара Алиева




После мажорного выступления г-на Швыдкого, где Большой театр был поставлен вровень с Ла Скала и Гранд Опера, состоялось мое посещение прибывшей на гастроли (уже в 3 раз) знаменитого ныне европейского театра Latvijas Nacionālā Opera.

Александр Вилюманис - Andrejs Žagars


Внимательно прослушав Lucia di Lammermoor в исполнении оперной труппы этого колектива, с удовольствием докладываю - оперная труппа Большого (балет пока оставим в сторонке) стоит вровень с рижской труппой. Правда, не всегда,  п ч у нас не поет Кристина Ополайс, позиционирующаяся не знаю кем как Хедлайнер мировой оперы, имеющая контракт с МЕТ аж до 2019 г., такой длительный контракт, пожалуй, случился только с ней и, тем более, у нас и близко нет Антоненко, тенора, который конечно не супер, но все же звезда. Однако, последняя премьера - бешеная гордость дирекции - Травиата вполне по исполнительскому уровню и оркестру может занять окраину вокальной Европы напару с Латвийской оперой. И это на данный момент потолок оперы Большого театра и нет дураков, которым можно впаривать байки Швыдкого. Ходим. Слушаем. Ездим. Знаем. Ну вот и к нам приезжают. Спасибо, п ч интересно конечно и Лючия у нас не идет, - тем и отличается в лучшую сторону Латышская опера от БТ, что у них идет все и репертуар весьма основателен, правда, не подкрепленный должным исполнением, но и(еще раз) на том спасибо от оч большой и густонаселенной столицы самого большого государства в мире.



Valdis Jansons - Sonora Vaice - Murat Karahan - Krišjānis Norvelis - Dainis Skutelis


Лючия прошла на Новой сцене и т к никаких перлов от режиссуры никто не ждал в связи с тем, что театр стремится быть в струе и его постановки конечно похожи на кривляния маленького карлика, вовсю пытающегося скопировать своего патрона, в данном случае известные евпропейские оперные театры. Поэтому постановка - пиздолетная, комнатная (но с большим количеством дверей), тупо отделанная под мрамор, из-за чего создалось впечатление что дело происходит либо в крематории - там и столик подходящтй имелся и лавочки вокруг / либо в бункере неизвестного Duce - прямо таки списано с последнего пристанища товарища Гитлера ... и в галифе там все ходили ни к селу ни к городу - в общем, дело ясное - дурь.

За последнее время воспитавшись в том плане, что режиссура в опере не главное, а спектакль оперный всего лишь место, где любой дурак по блатняку может выдрочиться, чтоб все вокруг узнали насколько в голове у него темно, публика (и я) изготовилась слушать музыку. Оркестр как вступил, так и показал интерпретацию, по которой трудно было узнать горячо любимые и давно известные мелодии, - его тяжесть и непоровотливость не имела ничего общего с композитором Доницетти. Пришлось уговорить себя, что это такой прибалтийский Доницетти с квадратной челюстью, серыми, как сталь, глазами и беспредельно свободный, но сиящий одной из звезд на синем флаге Евросоюза. В какой-то момент мне даже показалось, что неоднократной обруганый мною оркестр БТ все же поизящнее синтерпретировал бы эту белькантовую музычку.

Таким образом, режиссура, картинка и оркестр фтопку пошли. И осталась единственная надежда на певцов. Но не тут-то было... Вполне в стиле оркестра оказалась центральная певица - некогда колоратурное сопрано(наверное), теперь представляющее собой нечто, даже к лирическому сопрано не близкое, но, однако, в арсенале которой имеется весьма странная нота и певица явно ею гордится, а лучше бы раз и навсегда забыть о том, что ее горло может издавать такие звуки. И что характерно, этот звук не имел никакого отношения ко всему остальному ее голосу и всякий раз, когда она брала высокую, ту самую, ноту, народ в зале начинал оглядываться друг на друга - типа, кто это сделал, п ч поверить в мысль, что это сделала та самая женщина в красивом белом или окровавленном платье было трудно. По слухам, которые в настоящее время невозможно опровергнуть, Доницетти писал Лючию для драмсопрано и только в наше время культура колоратурного исполнения главной партии спутала все карты и вот теперь Рижская опера показала пример использования в титульной роли и не драмсопрано и не колоратурного, просто не пойми какого сопрано - завибрированного, заглубленного, разношерстного, но с Нотой, аки бриллиЯнт сомнительной чистоты и там / и сям разбросанной по всему спектаклю.
У них там в Риге есть оч неплохая певица - тоненькая колоратурка - Инга Шлюбовская /Inga Šļubovska/, не понятно почему не взяли ее... может она плохо согласовывалась с оркестром и бункером... :-)



Sonora Vaice


Тенор. Мне понравился. Но меня с этим моим мнением просто зачморили, поэтому не буду тут ничего рассказывать как он пел, а буду любить его тихо:-). Правда, он плоховато дисциплинирован вокально, но возможности есть несомненно и внешность такая вполне теноровая.



Лучшим в этот вечер были пожалуй Баритон и Хор, но т к и тому и другому петь в этой опере не очень много, то и ни того и ни другого в хедлайнеры европейской оперы никак не запишешь.:-)

Valdis Jansons - Sonora Vaice - Murat Karahan - Krišjānis Norvelis


По части приема столица показалась просто замечательно : во-первых, никто не ушел, а на спектаклях Большого постоянно этим занимаются; во-вторых, обхлопывали все что можно, за Сцену сумасшествия устроили длительную долбежку, получилось это скорей всего по необразованности народа, который просто не знал, что это не конец и в данный момент не надо требовать выхода артистов на поклоны. Зато когда окончательно случился конец - тут 10 минут, как отдать. Это конечно не как у Гулегиной - 39 вызовов после Тоски в DO и не как у Pavarotti, которого 160 раз, по легендам, вызывали до утра, но тоже кое-чего, жирненько; я бы сказал даже, прямо картина маслом. И в гардеробе напевали запомнившиеся мелодии, и контрафишу фотографировали. Короче, были довольны все : и артисты / и публика / и я в курилке был доволен, п ч наконец-то пары Chardonnay стали из головы развеиваться:-).

Разумеется, второй раз нет на такой спектакль, разве, что только на звезду, но ознакомиться с творчеством - с удовольствием.
Tags: Latvijas Nacionālā Opera, lucia di lammermoor, Евгений Онегин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments