dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Don Carlo Wiener Staatsoper 26.06.2012

Во время московского концерта José Cura, когда он на глазах у потрясенной публики простужался от кондишена все больше и больше, я размышлял о превратностях судьбы, которая вряд ли позволила бы мне еще раз с чувством / с толком / с расстановкой попрощаться с Zürich и его теперь уже некогда замечательной Оперой.., которая со следующего сезона будет привлекательна для публики только оригинально сделанными портретами оперных звезд, певших при Alexander Pereira на ее сцене постоянно.

работы аквалеристки Melitta Progsch


Так оно и вышло... 22-ого после возвращения с Раймонды на всякий случай заглянул на сайт Opernhaus Zürich на предмет Cast и точно - в партии Отелло значился Walter Fraccaro:-(.
За 20 минут до наступления часа Х, когда аэрофлотовские билеты уже нельзя было бы сдать, я таки успел провернуть махинацию и в результате в Цюрихе спели без меня. Это будет оч грустная история для таких одержимых, как я, если Аэрофлот действительно отменит почти беспроигрышную сдачу билетов. В итоге я вылетел 25-ого, но в Вену, в которую было задумано прибыть в этот же день, но из Цюриха.

Понятное дело, я не рвался на Elektra Richard Strauss, но если ты оказался за 10 минут до начала спектакля у касс Stehplatz, не сходить и не посмотреть картинку, а также не прислушаться к оркестру, ведомому живой легендой или как там ее называюта женщину-дирижера, было бы странно.

Изначально задумка была провести Электру под пивко на лавочке перед широким экраном, но спектакль не транслировали и пришлось влезть на верхотуру; встать сбоку и нАчать любование на сапог, который являлся доминантой сценического решения оперы и поджидать KS AGNES BALTSA, несомненно звезду мировой оперы.
Надо сказать что в те времена, когда все мы были невыездные и мировую оперу слушали только в записи, я был ее горячим поклонником. А когда я стал выездным, Бальтса стала так редко петь, что отношения вживую наши с ней так и не оформились:-). А тут представился прекрасный случай почувствовать ауру тех еще времен, когда в Зальцбурге царил Herbert von Karajan и Бальтса, как одна из его любимиц, тоже.

Женжину-дирижера зал встретил исключительно ласково, из чего я понял — она в Вене котируется. Но когда зазвучала музыка, лично мне стало не очень понятно, а не все ли равно кто стоит за пультом... Потому что этот музыкальный онанизм настолько был сам с собой, что все входящие со стороны обстоятельства : в виде дирижера / оркестра и прочих разных атрибутов, обязательных для исполнения оперной музыки, никаким образом не могли повлиять на звуки, извергающиеся из ямы.
Я попытался сопоставить Электру с недавно прослушанным мною [частично] Яначеком, тоже нынче модным, и, сдается мне, что Яначек все же выигрывает — его какофония имеет хоть какую-то природную окраску : где-то ручей журчит, где-то птичка поет не в лад противным голосом, где-то дама рожать собирается и тд..:-) А у Штрауса в Электре чистейшей воды химия и в задачу его видимо входило нахимичить везде, где только можно. Иногда проскальзывала какая-то тема, т е композиторское начало робко лезло наружу. Но он тут же сам себя одергивал нечеловеческими усилиями, поэтому и музыка получилась какая-то не человеческая.

Как мне удалось расслышать — увидеть я ничего не мог, я видел только сапог и какие-то веревки, на которых висела баба, ужасным голосом воющая дисгармоничный по своей протяженности монолог, — Baltsa появилась где то на 25-й минуте и мне личика не показала — занималась творчеством с той самой стороны, где я стоял. Слышно ее было отменно, дела у нее не так плохи, как, например, у Edita Gruberova. Остался специфический тембр редьки в мёде, сила звука и .., собственно, все. Больше ничего сказать не могу. Что с интонацией или с вокальной интерпретацией не представляю...:-) Музыкальный материал Электры известен только чрезвычайно высоколобым деятелям культуры, а я себя к таковым не отношу. Да и ушел я минут через дцать, резонно предполагая, что все что мог, я для этой оперы сделал, теперь пусть другие отдуваются. И хотя все белобантовые протестанты считают, что на нас накатывает 37-й год, я пока что ничего такого не ощущаю, особенно находясь в Вене, поэтому и решил посидеть в кафешке недалеко от Оперы, обдумывая планы на завтра, а отдохнувши и проветрив голову, [надо сказать ветер в Вене был оч сильный] пойти в подсырную и заняться обрядом любования на живых.



Обряд любования удивил. Особенно, если кто помнит, когда я рассказывал как это было в последний мой приезд в Вену, когда пела KS Gruberova.
Agnes Baltsa хоть и тоже Kammersängerin, но такого количества народа не собрала. Зато выглядела вполне презентабельно. Оказалась маленького роста, что меня очень удивило; вполне элегантная и теперь блондинка. Была мила, с удовольствием фотографировалась и раздавала автографы. Атмосфера подсыра ровно такая же, как у всех современных вокалистов, — народу не много и с сумками с изображением своего кумира никто не околачивался:-). Выходили еще какие-то люди, но я их к сожалению не знал и даже не пытался подходить.

Поставил себе галочку — с живой Agnes Baltsa поручкался !

Не знаю по каким таким причинам она не зафрахтована петь Адальджизу в Норме с Груберовой в 2015 г. в Staatsoper, но уверен в следующем сезоне в L'italiana in Algeri Agnes Baltsa борозды не испоотит, но и до молитвенного экстаза не доведет [и слава богу].:-)



Мой журнал для меня сильно полезная штука не только в оперных вопросах, но и в разных других аспектах. Например, в аспекте мороженого:-). Поэтому я хочу сказать отдельное спасибо Тони Макарову, который настоятельно и неоднократно рекомендовал посетить знаменитое кафе на Schewedenplatz.



Оказывается раньше я мимо него ходил постоянно, но что бы зайти туда, это надо было приложить некоторые мозговые усилия и потратить время, а я в Вене умею тратить время только на беготню вокруг театра и в последнее время особенно полюбил подсыривать местный балет:-).
С утра в очередной раз отправился в Hundertwasser Haus на предмет обновить впечатления в летний сезон.




Обновить не удалось, п ч в Вене выпустили всех детей на летние каникулы. Их оказалось слишком много для меня одного, поэтому я предпочел экзотическому зданию посиделки на скамеечке у близлежащей кирхи и любование на брачные игры голубей. После чего поплелся на Schwedenplatz, благо близко. Мороженого там конечно ... на любой вкус и цвет.
Я взял.
Сфотографировал.
Съел.
И завтра пойду опять и всем советую.



- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

В конце сезона в Wiener Staatsoper укомплектовались два названия, практически обязательные к посещению—были заявлены первоклассные составы на премьеру итальянского Don Carlo и Лючию ди Ламмермур.
Дон Карлос поколебал мое отношение к Вене, как к городу, в котором всегда можно купить билет на самый распрозвездный спектакль : в онлайне в неравном бою все же удалось схватить неудобку, а все попытки обзавестись более удобоваримым местом оказались тщетными—в EMI мой друг сказал мне самому надо ! и это был самый удивительный ответ для этого заведения; ни один человек не тряс хоть каким-нибудь билетом при входе; на Stehplatz идти было неохота, хотя в половине 7-ого проход на Галерею был еще возможен.

Очередная премьера в очередной раз показала бессмысленность замены старых спектаклей на новые постановки, если у режиссера нет ни одной хоть сколько-нибудь пристойной мысли по поводу интерпретации предлагаемого произведения


Production Daniele Abbado пополнила череду бессмысленных серых невыразительных скучных спектаклей в Штаатсопер.
В эту сценографию можно было бы спокойно воткнуть и серого Отелло / и серого Фауста / и серую Травиату ...
Такие постановки можно было бы назвать uni-oper-sex — подойдет любому, но никому не надо, п ч без признаков отношения режиссера к произведению.

Музыкальная Вена считает, что этот спектакль явился самым настоящим событием в особенности по составу солистов.
Да, в нем действительно были собраны многие из тех, кто сейчас представляет сливки оперного жанра. Но 5 или 6 лет назад итальянский Дон Карлос шел в составе, на мой взгляд, более сильном, если не считать не самую удачную Елизавету, и спектакль Pier Luigi Pizzi производил грандиозное впечатление и нынешнюю премьеру я оценивал с тех, очень высоких позиций.

По оркестру.
Маэстро Franz Welser-Möst конечно грамотный дирижер с ярко выраженым личностным отношением к тому, что он делает. Особенно выгодно он смотрится по сравнению с недавно прослушанным Доном Карлосом п/у Зубина Меты — вот где было «ничего личного», а просто чистое отыгрывание материала. В общем и целом венские филармоники играли на самом высоком уровне, но временами мне казалось, что у оркестра и дирижера сложноватые отношения...
То там / то сям появлялся мелкий мусор : то чуть-чуть потеряли слаженность; то дирижер пытается замедлить темп во время Del Velo и музыканты не все сразу бросаются выполнять его указания; ну и конечно сила звука иногда превышала допустимые децибелы и это целиком и полностью на дирижере, потому что он знал с какими певцами работает, знал особенности их голосов, в этом составе, не всегда предназначенных для исполняемых партий, и должен был их досконально изучить.

KS Ramón Vargas - Franz Welser-Möst - KS Krassimira Stoyanova - Simon Keenlyside



↑KS Ramón Vargas - René Pape - KS Krassimira Stoyanova - Luciana D`Intino

Похоже, что Dominique Meyer считает нынешнюю премьеру одной из главных удач года, но для того, чтобы сохранить к ней интерес публики и в дальнейшем, состав солистов придется каждый раз держать в кадровом тонусе. Т е, без сильных исполнителей слушать сам спектакль будет скучно. И даже с этими прекрасными певцами первое отделение далось тяжеловато. Конечно достаточно забавно было смотреть на мужчин в костюмах, которые более подошли бы к постановке Силы судьбы; про женщин вообще говорить не приходится, п ч что Эболи / что Елизавета спокойно могли бы и сегодня появиться на любой вечеринке в платьях, предложенных костюмным художником.

За последнее время я достаточно много читал и был наслышан о плохом вокальном состоянии SIMON KEENLYSIDE. В этом Don Carlo он был № 1. Просто удивительное попадание в роль и сочетание вокальной и драматической составляющих [при том, что играть ему особо нечего было]. С голосом у него все в порядке и трудно себе представить, что Кинлисайд полностью повалил Макбета, звучит естественно, без напряжения, зал охватывает легко и сам баритон - крепкий спинто - очень приятен на слух, и получается, что роль ди Позы одна из его коронных.

RENÉ PAPE как Филиппа II я слушаю не первый раз и, как его не наряди, эта партия одна из тех, про которую говорят, разбуди ночью и он споет ее с любым оркестром, с любым дирижером, на любой сцене и, если потребуется, стоя на голове. Если искать блох, есть у Папе своеобразная манера в поисках интонации — в начале фразы он как бы нащупывает ее мычанием, но мне показалось, что это даже оригинально:-). Арию спел чрезвычайно выразительно, окрасив ее множеством своих [опять предполагаю] давно наработанных нюансов.

Дебютировавшая в роли Елизаветы KRASSIMIRA STOYANOVA окончательно утвердила меня в мысли, что партии голубых героинь ее интересуют все меньше и меньше. Она не первая среди лиричек, которая в разгаре своей карьеры начинает искать себя в крепком репертуаре.
У кого-то это получается и у кого-то не очень...
У Стояновой получилось.
Хотя, поначалу ей слегка не хватало драматизма и ее нежное необычайно красивое сопрано некоторое время балансировало между формальным и неестественно-форсированном звучанием : дуэт из 1 д. - один из серьезных кульминационных моментов партии, - требующий достаточно крепкого вокала прозвучал напряженно. Зато потом после Романса, который, понятное дело, Стоянова спела безупречно - тут всё её, она окончательно вошла в контакт с ролью и в дальнейшем ни одной придираки выставить ей невозможно. Я немножечко волновался за Tu che la vanità, п ч ее спеть надо сильно, поставив такую жирную точку, что бы партия раз и навсегда стала твоей. И, на мой вкус, Krassimira Stoyanova превзошла самое себя — это было исключительное по красоте, драматическому накалу исполнение. Хватило всего и силы голоса, и тембральных красок, и главное желания спеть на должном уровне интересный для певицы материал. Зал ей удалось задрать - стон стоял конкретный. Еще бы, не так часто услышишь в опере исповедь горячего сердца.
Получается, что исполнение Стояновой Елизаветы, может быть и не на все 100 % её партии, но проработанной ею на 200 %, является ярким примером для многих вокалистов в наше непростое оперное время, когда все хотят петь всё, а делают это чаще всего через пень колоду.

К сожалению об исполнителе центральной партии такого сказать нельзя ...:-(
RAMÓN VARGAS я сильно уважаю и он мне доставил много радостей в свое время, но к сожалению итальянский Дон Карлос это совсем не его — я, правда, не знаю чем отличается французский Don Carlo, которого Варгас поет давно и вроде бы успешно, от итальянского — роль не выгодная для тенора его типа, здесь нет возможности блеснуть лимонадным звучанием мелодичной арии, все больше натруженная голосовой экспрессией работа. Да и сам голос Варгаса к сожалению подустал и исполнение Карлоса никак не делает его персонажа центральной фигурой спектакля. Захотел спеть — спел, имеет право, но лучше не увлекаться, п ч мы знаем сколько лирических теноров поплатились голосами за эту партию.

LUCIANA D`INTINO на сегодняшний день продолжает оставаться одной из лучших Эболи, хотя после ее Сантуццы в Милане и Барселоне я мало чего ждал. Будучи большой певицей, она конечно понимает как можно схитрить, обойти какие-то сложные места и спеть, допустим, пассажи в Nel giardin del bello в темпе удобном для нее и тд.. Но ни одна нота не была провалена. Верха уже конечно жидковаты, но они есть и мало сейчас найдется певиц, которые могли бы посоревноваться с D`Intino в одной из труднейших партий для меццо [разве, что только Надя, но она будет петь во французском Карлосе]. Это тот самый случай, когда артистка не очень хорошо выглядит в сравнении с самой собой, но никак не в сравнении со всеми остальными.



Для такого сложного для восприятия произведения (1 д. = 2 часа) успех был весьма значительный.
Г-ну интенданту, Dominique Meyer, пришлось протискиваться сквозь толпу фанов, желающих получить автографы у звезд-участников спектакля. Мейер похоже делает то самое, что у российских умников называется заигрыванием с публикой — пробираясь сквозь толпу он здоровался буквально со всеми, досталось даже мне и был готов к общению, но к нему никак не были готовы все те, кто пришел навестить подсыр в этот вечер.
Явление Мейера мне напомнило неожиданное появление Доминго по окончании спектакля Манон Леско - здоровенная толпа ничуть не заинтересовалась его персоной, п ч ждала свой кусочек и только я поддержал коммерцию, явно обрадовавшись при виде суперзвезды. :-)

К слову сказать про Мейера.
В Опере в эти дни шли мастер-классы и какие-то семинары по Верди и туда можно было пройти совершенно бесплатно, но — ! внимание — предваряли эти мастер-классы ⇒выступление Доминика Мейера о творчестве великого композитора. И представить себе невозможно подобную картину в исполнении товарища Иксанова, также, как невозможно себе представить такой семинар в Большом театре... И сразу становится очевидным почему в Венской Опере оперу можно услышать, правда, теперь не всегда, а в Большом театре н и к о г д а.
Tags: don carlo, krassimira stoyanova, wiener staatsoper
Subscribe

Posts from This Journal “don carlo” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments

Posts from This Journal “don carlo” Tag