dolchev (dolchev) wrote,
dolchev
dolchev

Categories:

Roberto Devereux Wiener Staatsoper 26.05.2012

Из Люксембурга на родину пришлось выбираться в 2 этапа, с ночевкой в Вене и отправляться нужно было практически вечерней лошадью. Т е, вылет компанией Luxair Société Luxembourgeoise de Navigation Aérienne SA был назначен на 6 вечера и первая половина дня оказалась свободной для более плотного ознакомления с городом, так любимым нашими вокалистами.



Ни карты / ни путеводителя у меня не было, поэтому бродил интуитивно. Набродил много. Где-то каким-то боком до меня дошли сведения что обязательно надо осмотреть долину реки Péitruss, ну я и принялся ее искать, и забрел в такие дебри садово-паркового искусства, что чуть не заблудился, но реку Петрус так и не нашел. Как потом выяснилось, она или пересохла давным-давно или на грани высыхания; есть только овраг довольно-таки глубокий, весь покрытый зеленью абсолютно весь, через который переброшен Мост имени Адольфа, обязательный к просмотру в этом городе. Кто такой Адорльф, выяснить так и не удалось, но фотографии получились красивыми и само место впечатляет любого, даже самого не шибко развитого путешественника:-).

Le pont Adolphe




Вид с Le pont Adolphe на Notre-Dame Cathedral


Есть там и смотровая площадка, от которой бегает салатовый паровозик с вагончиками и заезжает на все достопримечательности.





Я проводил битком набитый немецкими дедушками и бабушками паровозик и присел покурить ... не успел сделать и пары затяжек, как паровозик радостно вернулся:-) Из чего вывод : достопримечательностей в Люксембурге не так уж и много. Это вам не Париж.:-)
Сходил в ихний Нотр-Дам и, как честный человек, делаю заявление — там витражи, пожалуй, пожирней-погуще будут, чем в парижском собрате.

Альтарь и витражи Notre-Dame Cathedral


В общем, вдоволь надышавшись кислородом, наслушавшись птиц, отправился я на автобусе от вокзала за € 1.50 в сторону аэропорта.

У одной девушки перед посадкой случился казус — большая денежка. У водителя не оказалось сдачи и он ее совершенно спокойно пропустил, и довез бесплатно. Вот такое у нас в России — это точно представить себе невозможно, п ч я отлично помню как у меня тоже не было размена в трамвае на Кожевнической и я решил перелезть через турникет, так вагоновожатая, заметив трюк, сделала строгое заявление — она будет стоять до утра и вагон не никуда не поедет пока либо я не оплачу проезд / либо не уйду.:-)

Перелет в Вену это была какая-то сказка из детства : крошечный, с иголочки аэропорт абсолютно без людей, прохладно, курилка есть, вытяжка замечательная. Правда, меня там обшмонали всего, вплоть до съема туфель, но это не страшно, п ч впереди меня ждал мой любимый самолет породы Embraer, причем, самый маленький из всех Embraer(ов), у которого с одной стороны одна сидюшка, а с другой две.



Стюардессы оказались какого-то удивительного для этой профессии возраста — лет 60 с гаком (вокалисток такого возраста я видел неоднократно, а вот стюр первый раз) : дамы невысокого роста, компактного телосложения, оч быстро обслуживали и наливали до краев. Т ч это был никакой не лоукост.

В общем, 1.20 в полном кайфе и я даже уже был готов забить на 2 д. Roberto Devereux в Wiener Staatsoper, которое входило в мое оперное кольцо нибелунга. Но все сложилось исключительно хорошо и буквально за 20 мин до окончания первого действия я уже вышел на Karajan Platz, на котором сидело определенное количество народа и вкушало трансляцию.



Roberto Devereux | Edita Gruberova - Nadia Krasteva | © photo Wiener Staatsoper 2012
 


Давно мечтал послушать оперу вот таким манером:-). Наконец-то случилось : кто-то орет, кто-пищит, машины ревут, собачки гуляют/ножки подымают.:-)
Записал чисто ознакомительно для того, чтобы понять в каком состоянии голос Edita Gruberova, но уже дома послушав запись, понял, что эта, с позволения сказать запись, не дает н и к а к о г о представления о том, в каком состоянии ее голос в данный момент.



Предупреждаю всех — в Oпере страшная духота и это даже хорошо, что я был только на 2-м отделении, хотя, с другой стороны, жалко, п ч основные фрагменты с участием Nadia Krasteva были мною пропущены. Не скажу, что во 2-м отделении я сильно увлекся самим произведением... Будто бы Роберто Деверо чистое бельканто, но похоже, что у Доницетти болела голова, когда он ее сочинял — не очень-то опера усложнена и украшена.
Постановочка напомнила нашего Воццека... Ну и конечно эклектика костюмная — центральные герои якобы по времени, все остальные в пальто и в котелках. Кринолины на дамах отшиты хорошо и сидят вполне по либретто. Разумеется, от Крастевой не отвести глаз, она сама по себе женщина очень красивая, и голос при ней, да и возраст певческий. Т ч с этим все было в порядке.

Edita Gruberova - José Bros - Nadia Krasteva


Вся остальная инвалид-бригада, та самая, которая постоянно бывает при Edita Gruberova для того, чтобы контраст не казался бы ужасающим : Evelino Pidò, José Bros, ну и сама королева бельканто.
Как пела говорить не буду, п ч эта женщина не пела и хамить ее не могу, у нее за плечами все таки багаж прожитых в опере лет и всё такое. Но весь спектр оперных дефектов у нее присутствовал сполна :
- непопадание в ноты
- подъезды
- завывания
- несмыкания
- качка по всему диапазону
что еще ... теперь еще не стало пронзительных верхних нот.



Относительно актерского мастерства. Ну, да, пожилая женщина играет пожилую женщину, т ч, попадание имеет место быть.. Но все же лучше было бы подгримировать, то-сё и кому-нибудь помоложе доверить эту возрастную роль, было бы поинтереснее. То, как дирижировал Пидо — постоянный сопровождающий Груберовой, оставляем за флагом, п ч особо бесподобного звучания венских филармоников услышать не удалось. А как пел José Bros ... ну, так же, как всегда поет, когда ему "Бу" орут.

Evelino Pidò - Edita Gruberova


Основное, ради чего все пришли, оказалось в самом конце.

Я никогда в жизни и нигде не слыхал такого сумасшедшего успеха, даже на балете у нас в лучшие его годы. Этот истерический вой трудно забыть. Когда включили свет, партер конечно поредел, но не так, как на Фаусте с Kaufmann, примерно половина его была занята ожесточенно долбящами дамами и мужчинами, у иных из которых просто текли слезы ручьем (бля буду—не вру). Истерические вопли сверху Brava, Edita ! и просто Edita ! производили, прямо скажем, впечатления некой дурки. Но надо отдать должное Груберовой, она могла бы просто встать и иметь полчаса беспрерывной овации, но после каждого своего соло-поклона тут же тащила за собой весь cast и они выстраивались вдоль рампы, не кланялись, а просто стояли.

Не знаю как на кого, но на меня это произвело гнетущее впечатление : сильно пожилая женщина, grandmother, которая очень нехорошо выглядит и совсем не может петь, которой зачастую просто трудно находится на сцене, преодолевает себя ... и это все получается для людей, которые пришли на подсыр с холщовыми сумками с ! ее изображением:-). Понимаю, все люди и каждый по своему с ума сходит, но этот случай конкретного умопомешательства — как говаривал граф Альмавива — вот вбили себе в голову и любят:-)
Сама Груберова видимо хорошая тетка, толпа к ней стояла, будь здрав, какая и она для каждого находила какие то теплые слова, жала руки, улыбалась; но села в вахтерскую будку, чтобы не фотографировали, я было хотел все равно, но посмотрел на нее и решил — не надо.



Nadia Krasteva первый раз пела Сару и для нее это конечно было событие, и то, что я услышал, она спела здОрово — осветлила голос и своему густому меццо придала большей инструментальности и привела его в соответсвиее со стилем той музыки, которую исполняла. Короче, Надя это было просто клубничное варенье:-). Её оч тепло встретила толпа поклонников и долго-долго не отпускала. У Нади впереди хорошие и интересные контракты и я за нее очень рад.



_____________________________________________________________________________

Десять лет назад меццо-сопрано Надя Крастева дебютировала на сцене Венской оперы и с тех пор стала полноправным членом этой труппы, с которой спела 300 спектаклей. Несмотря на свою занятость в театре, певица не забывает и о международной карьере. Она выступала на самых важных оперный сценах - в Мюнхене, Токио, Чикаго. Этим летом исполнит партию Кармен на сцене Арена де Верона, а затем дебютирует в партии Далилы в Сан-Диего. На следующий год также запланирован ее дебют в Метрополитан Опера в Нью-Йорке.

- Госпожа Крастева, давайте оглянемся на прошедшие десять лет вашей карьеры. Какие этапы были в ней самыми важными?

Надя Крастева: Для меня было важно все: от самых маленьких ролей до больших партий. Каждая из них меня по-своему обогатила и помогла в моем развитии как артистки, и как человека. Помимо этого, многие разные партии также постоянно дополняли друг друга и способствовали взаимному обогащению. Несмотря на то, что у меня активно начала развиваться международная карьера, Вена все равно остается моей самой большой любовью. Я люблю этот город! Это моя Родина, и я люблю венскую публику - тех людей, которые каждый вечер ходят в Оперу и слушают музыку «правильными» ушами. Именно эта публика отличает Вену от многих других городов. Она очень требовательная, но вместе с тем и очень сердечная. Артист это чувствует, когда выходит на сцену.

- Вы можете вспомнить свой первый спектакль здесь, в Вене?

Надя Крастева: Я пела Фенену в «Набукко» 4 октября 2002 года. Для меня это выступление было очень волнительным, и я ужасно нервничала. Не только потому, что партия Фенены очень не простая, но и потому, что я пела в этом спектакле вместе с большими артистами. Партию Абигайль исполняла Мария Гулегина, и мне нужно было быть на уровне, чтобы выглядеть рядом с ней достойно…

- В такой ситуации выступление с известным артистом на одной сцене осложняет Вашу задачу или наоборот?

Надя Крастева: В конечном итоге, это очень помогло мне. Я удивлялась тому, сколько сил Гулегина дала мне на сцене. Совместная работа с большими артистами всегда окрыляет и дает силы.

- Можете ли вы рассказать о том, чему научились за первые годы работы в театре?

Надя Крастева: Человек учится очень многому – как на хорошем, так и на плохом. Накапливается определенный опыт. Сначала ты не осознаешь, как много всего нужно принимать в расчет, работая в том или ином театре. Но со временем подобная безалаберность проходит.

- Означает ли это, что артист становится более нервным?

Надя Крастева: Нет, не столько нервным, сколько более сознательным. Прежде всего, учишься быстро реагировать на ансамбль, преодолевать все сложности. Быстро встраиваться. Поддерживать должный уровень. Общаться с представителями разных социальных групп. И всегда на сцене отдавать только самое лучшее.
Человек учится всю жизнь. Если ты считаешь, что всему научился - это признак глупости. И это относится не только к искусству, но и к обычной жизни.

- Приходится ли также учиться дисциплине?

Надя Крастева: Да, конечно! В некоторой степени. Как у любого другого артиста, у меня в характере есть и хаотические черты. Творчество и хаос часто идут рука об руку.

- Несмотря на то, что каждый выход на сцену для вас одинаково важен, есть ли какие-то особенно важные роли?

Надя Крастева: На самом деле, все те роли, которые я здесь спела: Кармен, Леонора в «Фаворитке», Эболи, Марина Мнишек, Ульрика, Мария Гесуальдо, Перециозилла, Адальджиза. И еще одна роль, которую я здесь никогда еще не пела – Амнерис.

- Вас интересуют это роли больше с музыкальной стороны или с актерской?

Надя Крастева: С обеих! Человек многолик, и, будучи артистом, ты имеешь возможность выразить все свои стороны. Многое, что в повседневной жизни трудно или невозможно выразить, на сцене дозволено. Пение – прекрасный способ психотерапии, и многие мои коллеги разделяют это мнение. Это уникальная профессия: человек получает все, что ему нужно, когда оказывается на сцене и может себя выразить. Благодаря этому, ты можешь сказать все!

- Важно ли при этом, в большом или в маленьком театре ты поешь?

Надя Крастева: По большому счету, это все равно! Когда я выхожу на сцену, то забываю обо всем. Важно лишь то, что ты выходишь к зрителю с чистым чувством. А сидит ли перед тобой десять человек или тысяча не имеет значения. Самое важное – это иметь возможность поделиться с ними своими эмоциями.
_____________________________________________________________________________

José Bros попытался обаять толпу и сел за подсырный стол как настоящий тенор для раздачи автографов, но толпа и такое впервые на моей памяти в Вене, ждала свою кумиршу... Он посидел посидел и пошел пробираться на выход, где я его и схватил:-).



Чудная была Вена в этот вечер : приветлива, ласкова, и такая вот ... глупенькая, какой она иной раз бывает:-).
Tags: nadia krasteva, roberto devereux, wiener staatsoper
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments